Первый после Бога. Генетика Валерия Зукина коллеги считают одним из основоположников репродуктивной медицины в Украине. /Александр Чекменев
Категория
Компании
Дата

Валерий Зукин дважды создавал самые успешные роддома в Украине. На третий раз его подвел демографический кризис

Первый после Бога. Генетика Валерия Зукина коллеги считают одним из основоположников репродуктивной медицины в Украине. Фото Александр Чекменев

За время независимости в Украине родилось более 83 000 детей в результате искусственного оплодотворения. Генетик Валерий Зукин, 63, может считать себя крестным отцом по крайней мере половины из них. С 1991 года он основал две клиники репродуктивной медицины, которые задают тон на рынке, – ISIDA IVF и «Надія». Шесть лет назад Зукин начал новый бизнес, вложив $17 млн в частный роддом «Лелека», но эти инвестиции пока не окупились. В чем причина сбоя?

Інвестувати? Почекати? Продавати? Війна змінює все, крім обов’язку лідера приймати виважені рішення. Вже 30 травня 40+ спікерів поділяться досвідом на Першій щорічній конференції про фінанси, інвестиції та економічне зростання. Купуйте квиток за посиланням.

Уроженец Донецка, Зукин с детства мечтал стать генетиком. «Был под впечатлением от книги Николая Лучника «Почему я похож на папу?», – рассказывает врач. Это была первая в СССР научно-популярная книга про запрещенную недавно науку. Еще студентом начал публиковаться в научных журналах, первая работа по специальности – в генетической лаборатории Первой городской больницы Донецка. В 1991-м друзья познакомили его с местным предпринимателем Виктором Козиным. Вместе с ним Зукин открыл одну из первых в Украине клиник репродуктивной медицины, которую назвали именем египетской богини плодородия Исиды. 

Бесплодием, по данным Всемирной организации здравоохранения, страдают около 15% пар репродуктивного возраста. «В 1992 году в Украине было проведено 300 циклов искусственного оплодотворения», – вспоминает Зукин. Эффективность была невысокой. «Родов было намного меньше», – признает он. Неудачи его только раззадоривали. «Когда мне говорят: «Это невозможно» – я обязательно докажу, что это не так», – говорит Зукин. 

Из Донецка ISIDA IVF переехала в Киев. Клиенты все чаще предлагали Козину и Зукину открыть и родильное отделение. «Все считали, что если они у нас забеременеют, то мы должны их и дальше сопровождать», – вспоминает Зукин. 

ISIDA IVF стала первым частным роддомом в Украине. Сначала партнеры арендовали отделение на территории «Охматдета», а в 2004 году переехали в собственное здание на Борщаговке. 

Спрос на экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО) устойчиво рос. Если в 1999 году в Украине было рождено 157 искусственно зачатых младенцев, то через 10 лет – в 24 раза больше, 3702. Конкурентов становилось больше, но ISIDA они не очень мешали. «На этом рынке клиенты доверяют тем, кто может показать эффективность, – говорит Алексей Шершнев, долгое время управлявший клиникой репродуктивной медицины Ilaya. – А эффективность – у того, кто дольше этим занимается. Зукин был одним из первых». 

Зукин и Козин – два сильных лидера, говорят их знакомые. Найти общий язык им удавалось не всегда. «Характер у меня не сахар», – говорит Зукин. Миноритарный акционер клиники, он настаивал на увеличении своего пакета, Козин на это идти не хотел. 

В 2005-м партнеры расстались, но Зукин не остался без дела. Через год он открыл клинику «Надія», которая тоже специализировалась на ЭКО. Его партнерами с долями по 33% стали Виктор Веселовский, возглавлявший в ISIDA отделение репродуктивных технологий, и Ирина Судома, которая была в ISIDA научным директором. Со временем туда перешло несколько десятков специалистов из ISIDA. Как Зукин их убедил? «Сказал: «Идите!», – отвечает он. – Есть категория людей, которая со мной работает 25 лет». 

Репутация – важное преимущество Зукина не только на рынке труда. Сарафанное радио приводит к нему новых клиенток. «Первого ребенка из пробирки в Украине удалось произвести на свет в харьковской клинике профессора Дахно еще в 1984 году, однако Валерий Зукин считается одним из столпов этой отрасли в Украине», – говорит заведующий отделением женской консультации в киевском роддоме №3 Сергей Бакшеев. В конкурентной борьбе помогало и то, что Зукин не скупился на оборудование и подготовку специалистов. «Клиники, которые сталкивались с тем, что клиентам нужно сделать PGD (предимплантационную генетическую диагностику. – Forbes), вынуждены были отправлять людей в «Надію», где есть оборудование для таких исследований», – говорит Шершнев. Открывшись на 14 лет позже ISIDA, «Надія» стала головной болью для первопроходцев. По мнению Шершнева, ISIDA потеряла лидерство после ухода Зукина. 

Начав с репродуктивной медицины и продолжив открытием роддома, Зукин решил повторить успешный опыт и построить новый роддом. Проект назвали «Лелека». 60% в нем принадлежит Зукину, 28% – его сыну, 12% – Кириллу Алпатову. Начало строительных работ в Пуще-Водице Зукин запланировал на февраль 2014 года. На строительной площадке он застал рабочих, которые ждали команды все остановить. Испуганные кровавым разгоном Майдана, инвесторы не видели будущего в Украине. 

Валерий Зукин дважды создавал самые успешные роддома в Украине. На третий раз его подвел демографический кризис /Фото 1

Для Зукина руководством к действию стало интервью Кахи Бендукидзе. Тот рассказывал, как в разгар войны с Россией Михаил Саакашвили уговаривал бизнесменов не останавливать строительство больниц и роддомов, потому что у страны, где строятся роддома, есть будущее. «Я тоже хочу, чтобы люди видели будущее, – вспоминает Зукин. – Поэтому решил строиться дальше».

Первых рожениц «Лелека» приняла в декабре 2016 года. Всего на новый проект было потрачено $17 млн, часть – средства партнеров, часть – кредит Укргазбанка. К тому времени альтернативой была не только ISIDA, но и клиника «Адонис», комфортные роды предлагают за плату и государственные роддома. Чтобы выделиться на общем фоне, «Лелека» регулярно проводила дни открытых дверей, рассказывает маркетинг-директор Лина Билей. «Примерно 60% посетительниц принимали решение рожать у нас», – говорит она. «Мы щедро рассыпали скидки», – добавляет Зукин. Отдельный акцент был сделан на том, что сервис и оборудование отвечают международным стандартам. «В свое время ISIDA была первой в VIP-сегменте, «Лелеке» удалось ее потеснить, – говорит Бакшеев. – С точки зрения сервиса и качества оборудования они стоят на уровне с клиниками в США и Израиле, и это заслуга Зукина». В декабре 2019-го «Лелека» получила золотую медаль качества от американской неприбыльной организации Joint Commission International. JCI – это как стандарты качества ISO в промышленности. К примеру, по стандартам JCI доктор должен мыть руки перед контактом с больным и после, если прикоснулся к любому предмету в палате. 

С 2017-го по 2019 год выручка «Лелеки» выросла с 51 млн грн до 162 млн грн. Динамика хорошая, но Зукин рассчитывал на большее. По первоначальному бизнес-плану «Лелека» должна была занять около 5–7% рынка Киева и открыться в городах-миллионниках. Первая часть плана выполнена: по итогам 2020 года «Лелека» заняла 7,7% столичного рынка, говорит Билей. Но есть нюансы. Когда в 2012-м Зукин разрабатывал бизнес-план «Лелеки», он рассчитывал на рост, а не спад рождаемости. В том году в Украине родилось 520 700 детей – на 33% больше, чем в 2002-м. «При росте рождаемости даже с 5–6% рынка мы были бы уже в шоколаде, – говорит Зукин. – Но мы же не знали, что будет война». 

Дело не только в агрессии России. Среднестатистическая украинка рожает первого ребенка в 28 лет, а мужчины становятся отцами в 32 года. Из-за демографического провала 1987–2001 годов меньше и потенциальных родителей, и новорожденных. Помогает оставаться в строю и клиника «Надія» – ее выручка 2019-м увеличилась на 13%, до 147 млн грн. Компания не раскрывает своих финансовых показателей за 2020 год. 

Зукину пришлось отказаться от планов по открытию роддомов в других городах, ограничились новым отделением женской консультации в Киеве. Больше всего предпринимателя раздражает конкуренция с акушерами из государственных роддомов, которые берут деньги за роды мимо кассы. «Государственные роддома – это коммерческие организации, которыми владеет государство, – говорит Зукин. – В отличие от меня они не платят налогов, зарплат и кредитов». «Мы можем взять с клиента $1000, а в «Лелеке» он заплатит около $2000, – говорит акушер одного из государственных роддомов. – Конечно, люди выбирают нас». 

Вместо собственных клиник в других городах Зукин теперь делает ставку на франшизу. А в киевском роддоме больше не «рассыпают» скидок, а наоборот – думают, как повысить цены и не потерять клиентуру. «Роды – это важное событие, нужно повышать его ценность, – говорит Зукин. – На мероприятиях, которые мы раньше проводили, я всегда говорил: у вас в семье два iPhone, вы тратитесь на поездку в Турцию или Египет, но ведь безопасно родить ребенка – тоже важно». 

«Лелека» создавалась для страны, у которой есть будущее, переживает Зукин. Демографический кризис не входил в его планы.

Материалы по теме

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине