Категория
Компании
Дата

Спасти мир за миллиард. История вакцины против COVID-19 от Pfizer

Альберт Бурла, гендиректор Pfizer /Фото Getty Images

Альберт Бурла, гендиректор Pfizer Фото Getty Images

Вакцина против Covid–19 изменит ход истории уверен Альберт Бурла. Гендиректор Pfizer готов рискнуть миллиардом долларов, лишь бы изготовить препарат к осени. Секретная формула? Заставить неповоротливого гиганта действовать в темпе стартапа

В середине марта гендиректор Pfizer Альберт Бурла собрал на видеоконференцию руководителей подразделений по разработке и производству вакцин. До этого обе группы день и ночь трудились над подробным планом по созданию вакцины против Covid-19. Они отчитались, что думают вывести препарат на рынок очень быстро – предположительно, в 2021-м.

«Слишком долго», – ответил Бурла, 58. Исследователи поменялись в лице. Заметив это, Бурла поблагодарил всех за титанические усилия, но продолжал гнуть свою линию. Он спросил собеседников, вернется ли, по их мнению, вирус осенью. И что будет, если вакцина не появится к сезону гриппа, который придется на то же время. Несколько недель спустя этим вопросом задался Центр санитарно-эпидемиологического надзора США.

«Давайте мыслить иначе, – сказал Бурла. – Представьте, что у вас безразмерная чековая книжка и вам не нужно волноваться о деньгах. Что работать над задачами будем параллельно, а не последовательно. И что нужно построить производство вакцин еще до того, как станет понятно, какая из них оказалась действенной. Если не сработает ни одна, это моя забота. Все спишем и отправим в утиль».

«Он поставил команде заоблачную цель – до конца года выпустить миллионы доз вакцины для людей из групп риска», – вспоминает директор Pfizer по науке Микаэль Долстен.

В начале мая первую группу здоровых добровольцев из Балтимора вакцинировали экспериментальным препаратом против COVID-19, который Pfizer разработала совместно с немецкой BioNTech. Об этом тут же сообщили Бурле. «Едва ли кто-то ожидал от фармацевтического гиганта такой скорости, – отреагировал он. – Таким темпам позавидуют и биотехнологические стартапы».

Ветеринар по образованию, Бурла родом из Греции. Он поднимался по карьерной лестнице в Pfizer 25 лет, а в 2019-м стал гендиректором. Бурла признает, что предыдущий опыт никак не подготовил его к нынешним сложностям. Зато верит, что масштабные преобразования, которые он начал в Pfizer, подготовили к ним огромную корпорацию с выручкой $51,8 млрд. Компания стала отходить от производства дженериков и потребительских продуктов. Она глубже окунулась в рискованный и высокодоходный бизнес разработки новых патентованных лекарств.

Последние месяцы с чередой взлетов и падений стали для Бурлы настоящими качелями. В гонке за вакциной участвует не только Pfizer. На ее создание бросили все силы большинство крупнейших фармацевтических компаний мира, включая Johnson & Johnson, Sanofi, AstraZeneca и Roche.

Некоторые эксперты считают, что план Бурлы разработать вакцину за несколько месяцев просто нереален. Его это не останавливает. По поручению Бурлы сотни исследователей роются в огромной базе экспериментальных и коммерческих препаратов Pfizer в поисках потенциального терапевтического средства. Бурла разрешил сотрудникам общаться с конкурентами и делиться с ними служебной информацией. Для мира большой фармацевтики, где царит строжайшая секретность, это неслыханный шаг. Часть производственных мощностей Бурла отдал мелким биотехнологическим фирмам. Кроме того, он ведет переговоры о производстве крупных партий экспериментальных вакцин от COVID-19, над которыми работают другие компании.

Самую важную роль Pfizer отводит работе с компанией BioNTech из Майнца. Немецкая фирма с выручкой $120 млн в 2019-м известна инновационными препаратами для борьбы с раком. Партнеры разработали экспериментальную вакцину от COVID-19 на основе матричной РНК. Лечение этим генетическим материалом еще никогда не давало успешных результатов. Pfizer надеется получить от американского правительства разрешение на экстренное применение этой вакцины к октябрю. чены на лето 2020-го. Компания выясняет, можно ли использовать популярное лекарство от ревматоидного артрита Xeljanz для терапии пациентов на поздних стадиях коронавируса. «Быть гендиректором фармацевтической компании, которая, возможно, переломит ситуЗамысел – быстро сравнить четыре варианта препарата и выявить вероятного победителя.

Компания готовит четыре завода к производству 20 млн доз вакцины до конца года и еще сотен миллионов доз в 2021-м. Бурла утверждает, что в этом году Pfizer планирует потратить $1 млрд на разработку и производство препарата, даже не зная, сработает ли он. «Нет ничего важнее скорости», – говорит он.

Внимание общества приковано к работе над вакциной, но Pfizer также спешит начать клинические испытания противовирусного препарата для лечения COVID-19. Они намечены на лето 2020-го. Компания выясняет, можно ли использовать популярное лекарство от ревматоидного артрита Xeljanz для терапии пациентов на поздних стадиях коронавируса.

«Быть гендиректором фармацевтической компании, которая, возможно, переломит ситуацию с вирусом, тяжкое бремя, – сетует Бурла. – Дочь, сын и все мои знакомые постоянно спрашивают: так у вас уже есть вакцина или нет? Ты чувствуешь, что если все сделаешь правильно, то спасешь мир. Либо ошибешься и не сможешь».

В январе блестящий иммунолог и основатель BioNTech Угур Сахин прочел статью о COVID-19 в медицинском журнале The Lancet. BioNTech занимается клеточными исследованиями и работает над лекарствами от рака и других заболеваний. Сахин подумал, что эти исследования помогут и в борьбе с коронавирусом. Вскоре он поговорил об этом с Томасом Шпрюнгманном, немецким миллиардером-фармацевтом, который много лет финансировал проекты Сахина и его жены, иммунолога Озлем Тюреси. «Это большая беда. Закроются школы, начнется пандемия, – вспоминает Шпрюнгманн слова Сахина. – Он перенаправил большинство сотрудников на разработку вакцины».

В феврале Сахин, который из-за взлета акций BioNTech стал миллиардером, позвонил руководителю подразделения исследований и разработки вакцин Pfizer Кэтрин Янсен. Он рассказал, что у BioNTech есть несколько пер — спективных препаратов против COVID -19, и спросил, интересно ли Pfizer посотрудничать. «Ты спрашиваешь?! Еще как интересно!» – от — ветила Янсен.

Ученых в последние годы привлекает идея использовать матричную РНК для лечения рака, болезней сердца и вирусных инфекций. С помощью молекулы, переносящей информацию о первичной структуре белков в места их синтеза, исследователи хотят превратить клетки человека в «фармацевтические фабрики». SARS -CoV -2 – это РНК -содержащий вирус. Сахин и другие ученые пытаются задействовать мРНК в синтезе белков и производстве антител для борьбы с COVID -19.

У вакцины на основе мРНК есть огромное преимущество по сравнению с традиционными препаратами. Ее можно изготовить непосредственно из генетического кода вируса. А значит, разработка и передача на клинические испытания займет недели, а не месяцы или годы.

Над мРНК -вакциной работает не только BioNTech. В январе ее созданием занялась биотехнологическая компания Moderna Therapeutics из Кембриджа, США. Получив $483 млн от американского правительства, она запустила масштабные клинические испытания собственной вакцины. Как и Pfizer, Moderna планирует до конца года наладить выпуск миллионов доз в месяц.

Pfizer доводилось работать с BioNTech и раньше. Два года назад компании подписали сделку на $425 млн по созданию мРНК -вакцины против гриппа. Фармацевтический гигант был заинтригован тем, что мРНК поможет быстро создавать вакцины против новых штаммов вируса каждый год. Именно такой скорости и гибкости Бурла ждал от партнера в работе над потенциальным препаратом против COVID -19.

В середине марта Бурла собрал руководителей Pfizer и сообщил, что отдача от инвестиций не будет играть в работе над вакциной никакой роли. «Это не просто бизнес. Решения нельзя принимать, исходя из доходности», – заявил он.

На следующий день Pfizer и BioNTech подписали протокол о намерениях, а в апреле заключили контракт, в котором нет ни слова о коммерции. Pfizer вкладывает в проект огромные производственные, юридические и исследовательские ресурсы. BioNTech отвечает за фундаментальные научные разработки.

Одновременно Бурла принял решение потратить на проект $1 млрд, чтобы выпустить вакцину осенью. Если все пойдет по плану, Pfizer выплатит BioNTech дополнительные $563 млн. «Миллиард долларов для нас – не разорительная сумма. И, кстати, я не собираюсь ее терять. Я хочу убедиться, что вакцину можно использовать, – говорит Бурла. – Но этого не узнаешь, пока не увидишь данных. Так что да, если препарат не сработает, то мы потеряем миллиард».

Подход Pfizer уникален тем, что компания тестирует сразу четыре варианта вакцины на основе разных вариантов мРНК, которые должны вызывать безопасный иммунный ответ. В начале комплексных клинических испытаний дозировку проверят на 360 добровольцах из США и 200 из Германии. Всего в тестировании примут участие 8000 человек.

Кэтрин Янсен отвечает в Pfizer за исследования, а на планете – за то, чтобы нынешняя пандемия закончилась как можно скорее/ /Фото pfizer.com

Кэтрин Янсен отвечает в Pfizer за исследования, а на планете – за то, чтобы нынешняя пандемия закончилась как можно скорее/ Фото pfizer.com

Клинические испытания в США спланированы так, чтобы Pfizer могла быстро прекратить тестирование любой из четырех вакцин. Компания сделает это, если выяснится, что после вакцинирования организм вырабатывает слишком мало антител для борьбы с вирусом.

Ученые меняют процедуры на ходу. С реализацией плана не все гладко: например, недавно BioNTech выяснила, что из соображений безопасности дозировку одной из вакцин нужно уменьшить.

Один из скептиков – руководитель лаборатории Пенсильванского университета Дрю Вайсманн, который уже работал с BioNTech над мРНК -вакцинами против инфекционных заболеваний. По его словам, ученые просто не знают, способна ли вакцина на основе мРНК предотвратить инфекцию.

Янсен ожидает, что к началу июля Pfizer и BioNTech будут лучше понимать, какая из четырех вакцин оказалась самой перспективной и успевают ли они к сроку. Скорее всего, компания продолжит расширенные испытания одного -двух самых многообещающих вариантов препарата.

«Это непросто. Раньше никто ничего подобного не делал. Я не могу оценить шансы на успех. Беспрецедентные кризисы вроде нынешней пандемии требуют беспрецедентных мер, – говорит Янсен. – Альберт первым это понял. Он поддержал нас и создал условия, в которых мы можем мыслить и действовать смело».

Возглавив Pfizer в январе 2019-го, Альберт Бурла распорядился убрать из конференц-зала громоздкий коричневый стол. Стулья в комнате расставили по кругу, а на стенах повесили фото больных. Это должно было сделать обсуждения более открытыми и напоминать людям о настоящем предназначении фармацевтической фирмы. Вскоре сотрудники Pfizer начали ставить на рабочие столы фотографии пациентов из числа родных и знакомых.

Бурла начал свой необычный путь к вершине корпоративной иерархии Pfizer во втором по величине городе Греции Салониках. Отец и дядя Бурлы держали винный магазин. Семья была среднего достатка и входила в крохотную еврейскую общину, пережившую немецкую оккупацию и Холокост.

Из любви к животным и науке Бурла решил стать ветеринаром. У студентов Университета Аристотеля в Салониках он прослыл гитаристом и певцом, а летом подрабатывал гидом. В 1993-м Бурлу приняли в отдел ветеринарии греческого представительства Pfizer. Продвигаясь по службе, он с семьей сменил восемь городов и пять стран, включая Польшу и Бельгию.

В 2014-м Бурла работал в штаб-квартире Pfizer на Манхэттене и возглавлял подразделения вакцин и онкологических препаратов. Его средиземноморский шарм разбавил сухую атмосферу фармацевтического конгломерата. Совещания под его началом проходили бурно, шум обсуждений отдавался эхом в привычной тишине коридоров. Бурла заставлял подразделения отчитываться о работе не только в деньгах, но и в количестве пациентов, получивших помощь.

В то время Pfizer возглавлял шотландец Иэн Рид. Он улучшил позиции компании на Уолл-стрит, где ее бумаги торговались слишком дешево. Рид провел обратный выкуп крупных пакетов акций Pfizer и избавился от подразделений детского питания и ветеринарных препаратов. Когда закончился срок действия патентов Pfizer на некоторые лекарства для массового рынка, Рид вдохнул новую жизнь в бизнес вакцин и разработку препаратов для таргетной онкотерапии.

До того как стать гендиректором, Бурла возглавлял подразделение инноваций. Он подошел к делу так, будто руководил венчурным фондом, инвестирующим в медицинские стартапы. Бурла заставил все шесть подразделений, в том числе отделы онкопрепаратов, вакцин и лекарств от редких заболеваний, конкурировать за бюджеты. «Я всем им сказал, что действую как фонд прямых инвестиций. Деньги получит тот, чьи идеи окажутся лучше, чем у остальных, – вспоминает Бурла. – Я всегда мечтал сделать так, чтобы у крупной компании вроде Pfizer был такой же настрой, как у небольшого биотехнологического стартапа».

Материалы по теме

«Альберт понимает, что надо действовать без промедления. Поэтому он бросает все ресурсы компании на разработку вакцины и лекарства для лечения COVID-19, – поясняет Рид. – Он харизматик, который заряжает подчиненных энергией для выполнения этих задач».

В один из февральских выходных Бурла осознал, что COVID-19 затронет не только Китай. И тут же начал действовать. В понедельник он уже звонил всем топ-менеджерам Pfizer и давал распоряжения. Директору по науке было велено держать лаборатории открытыми. Бурла сказал, что компания должна внести свой вклад в борьбу с пандемией: «Кто, если не мы?»

Гендиректор поручил производственным подразделениям составить список препаратов, которые будут пользоваться повышенным спросом во время пандемии. В том числе лекарств для борьбы с сердечной недостаточностью и оппортунистическими инфекциями. Производственники должны были убедиться, что с выпуском этих препаратов не будет задержек. Затем Бурла официально сообщил совету директоров, что компания переориентируется на борьбу с COVID-19.

В разгар этих изменений член совета директоров Скотт Готтлиб, который раньше руководил управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов, понял, что его худшие опасения подтвердились. Из Калифорнии начали поступать новости о вспышке коронавируса. В тот вечер Готтлиб написал в Twitter, что предстоит долгая совместная борьба, но благодаря усилиям Бурлы Pfizer уже начала разработку вакцины.

«Альберт рано понял, почему так важно направить огромные ресурсы Pfizer на создание вакцины, не считаясь с финансовыми показателями, – говорит Готтлиб. – Она может изменить ход истории. В отличие от небольших фирм, у крупных компаний есть возможности наращивать производство и проводить масштабные клинические испытания».

В середине марта Бурла огласил планы Pfizer делиться данными об исследованиях с конкурентами. Он пообещал задействовать дополнительные производственные мощности и даже начать выпуск вакцин и препаратов против COVID-19, созданных другими компаниями, пусть даже в ущерб продуктам Pfizer.

«Остерегайся своих желаний», – говорит Бурла. Pfizer получила запросы от 340 других компаний. Одним она уже оказала техническую поддержку, с другими вот-вот подпишет крупные производственные контракты. Pfizer также ведет переговоры с фирмами, которым нужна финансовая помощь в разработке лекарств от COVID-19.

Сотрудник Pfizer тестирует препарат в научно- исследовательской лаборатории (Кембридж, Массачусетс). /Фото Getty Images

Сотрудник Pfizer тестирует препарат в научно- исследовательской лаборатории (Кембридж, Массачусетс). Фото Getty Images

«Пойдут ли мои дети в школу осенью? – задается вопросом Бурла. – Я тоже часть общества. Нельзя стоять в стороне».

На видеоконференции совета директоров Pfizer в конце апреля Бурлу спросили, что будет, если эффективными окажутся несколько вакцин. Он ответил, что это лучший из всех возможных сценариев, поскольку можно будет быстро начать производство огромного количества доз сразу.

Работа над вакциной стала для Pfizer сродни поиску святого Грааля, но компания пытается создавать и лекарства для лечения больных COVID-19. Ученые, которым поручили шерстить базу молекулярных данных Pfizer, были заинтригованы несколькими противовирусными средствами. Некоторые из них способны атаковать вирус, не давая ему размножаться.

Рfizer получила расшифровку последовательности ДНК коронавируса и начала поиск самых действенных лекарств еще в январе. Но проводить доклинические испытания выбранных соединений было сложно. Pfizer еле нашла лабораторию, которая могла выполнить необходимый анализ. Десять лет назад компания урезала бюджеты на противовирусные исследования и у нее не оказалось своей лаборатории для безопасной работы с живым вирусом. В какой-то момент Бурла начал тревожиться, что это затормозит клинические испытания. Но одно из государственных ведомств помогло Pfizer найти лабораторию в Нидерландах.

«Бывало, что вначале мы получали хорошие новости, а через три часа уже плохие», – говорит Бурла. Анализ в лабораториях Pfizer показал, что ингибиторы протеазы, разработанные для борьбы с атипичной пневмонией, обладают противовирусной активностью против SARS-CoV-2. В конце лета компания планирует начать клинические испытания этого внутривенного препарата.

Внимание ученых привлекло еще одно лекарство Pfizer – таблетки для борьбы с ревматоидным артритом Xeljanz. Ежегодно их продают на сумму $2,2 млрд. Xeljanz рассматривают как средство подавления избыточной иммунной реакции на COVID-19, которая встречается у некоторых пациентов. Pfizer поддерживает клинические испытания Xeljanz на итальянских пациентах. А в США компания тестирует для лечения больных COVID-19 еще один экспериментальный противоартритный препарат.

Тем временем Бурле приходится руководить и остальными подразделениями Pfizer. Все заводы компании работают, и недавно гендиректор запланировал символический визит на один из них. Перед самой поездкой Бурле сообщили, что его не пустят на предприятие, поскольку визит не вызван острой необходимостью.

«Не уверен, что оказался готов к такому повороту событий, – говорит Бурла. – Но пришлось смириться и быть выше этого, потому что так нужно». 

Опубликовано во втором номере журнала Forbes (июль-август 2020)

Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый Forbes уже в продаже

Новый Forbes уже в продаже

Рейтинг зарплат | 15 самых комфортных банков