«Не кормите монстра». Как инвестфонд Freedom ETF зарабатывает на том, что игнорирует российские и китайские активы /Фото Jamel Toppin
Категория
Инновации
Дата

«Не кормите монстра». Как инвестфонд Freedom ETF зарабатывает на том, что игнорирует российские и китайские активы

Перта Толле. Фото Jamel Toppin

Российская агрессия обрушила инвестиции в развивающиеся рынки. Однако фонд Перт Толле не пострадал и даже удвоил активы. Ее секрет – никогда не вкладывать в диктатуру и формировать инвестиционный портфель на основе Индекса свободы человека

Главным вещам учат не в школе. В 2003-м жительница Хьюстона Перт Толле уехала к отцу в Гонконг с новеньким дипломом финансиста в кармане. Она решила попутешествовать по Китаю – стране, где когда-то жила ее семья. В Шанхае Толле подружилась с девушкой по имени Мэгги. Трагическая судьба новой подруги ее потрясла. Обеим тогда исполнилось по 23, но Толле провела детство в благополучном Техасе, а Мэгги жила так, будто вовсе не рождалась на свет. Ни свидетельства о рождении, ни документов об образовании, ни медицинской карты, ни страховки: для китайского правительства Мэгги не существовала. Как и десятки миллионов детей, она стала жертвой политики «одна семья – один ребенок», которую компартия Китая проводила с 1980 по 2015-й. У родителей уже был сын, и они скрывали существование Мэгги.

«Эта политика изменила культуру моего поколения. Последствия демографической катастрофы в Китае необратимы», – говорит Толле, 42, уроженка Пекина, которая приехал в США в 9-летнем возрасте. – Я поняла, что свобода изменила и мою жизнь, и рынки».

Большинство фондов, инвестирующих в развивающиеся рынки, делают серьезную ставку на китайские активы. На Китай приходится 30% индекса MSCI Emerging Markets. Но в инвестиционном портфеле фонда Freedom 100 Emerging Markets ETF нет ни одной китайской акции. Этим фондом Толле управляет вместе с эмитентом ETF Alpha Architect из Пенсильвании. 

Фонд пока не слишком велик, но с начала 2021-го вырос с $30 млн до $200 млн. Российских активов в его портфеле тоже нет. Если индекс развивающихся рынков MSCI упал за год на 17%, то фонд Толле сократился всего на 7,5%. По своим подходам Freedom ETF близок популярным ESG-фондам. Но если во главу угла те ставят экологическое, социальное и корпоративного управление, то Толле важно, чтобы инвестиции не достались режимам, ущемляющим личные и экономические свободы.

Риски стали очевидны в прошлом году, когда Китай без внятной причины наложил штрафы на свои крупнейшие технологические компании. Alibaba оштрафовали на $2,8 млрд. Tencent и Alibaba под давлением правительства отдали свыше $30 млрд на инициативы «всеобщего процветания» (такое задабривание Толле называет «грабежом акционеров»). Их акции рухнули. Затем Китай заставил процветающие платформы онлайн-обучения стать некоммерческими. Многомиллиардные состояния в одночасье испарились: один только основатель Gaotu Techedu Ларри Чен прошлой весной потерял $10 млрд. Из-за проблем в Китае индекс развивающихся рынков MSCI в 2021-м потерял 2,5%, а фонд Толле вырос на 6,9%.

Чем владеет Freedom ETF? 21% портфеля приходится на чилийские компании вроде крупнейшего производителя лития и йода Sociedad Química y Minera de Chile. Велика доля фирм из Тайваня, Южной Кореи и Польши.

«Свободные рынки растут более устойчиво. Они быстрее восстанавливаются после спадов, эффективнее используют капитал и труд, – говорит Толле. – Я всегда знала, что они начнут выигрывать, но не ожидала, что так быстро».

Вначале Толле собиралась поступать на юридический факультет. Но поработав год в Гонконге, устроилась финансовым консультантом в компании Fidelity, сначала в Лос-Анджелесе, а затем в Хьюстоне. Ее клиенты из России, Ирана и Саудовской Аравии говорили, что не хотят инвестировать в свои страны: они приравнивали такие вложения к финансированию терроризма. То же Толле думала об инвестициях в Китай.

В 2014-м после рождения дочери она уволилась из Fidelity, но продолжала посещать отраслевые конференции и думала о создании «фонда свободы». В 2016-м ее пригласили в лесной кемпинг Camp Kotok на закрытую встречу инвестиционных менеджеров, трейдеров и экономистов Cumberland Advisors. Она летела туда на гидросамолете с основателем и председателем совета директоров Research Affiliates Робом Арноттом, известным сторонником альтернативных фондовых индексов.

 «Из самолета никуда не денешься, поэтому он меня выслушал. Идея ему понравилась», – вспоминает Толле.

Проведя с Толле три дня за рыбалкой и вином, Арнотт решил ее поддержать. Затем стал инвестором ее компании Life & Liberty Indexes. Толле создала собственный индекс и предложила его компаниям BlackRock и State Street. Те отказались. В 2018-м она заключила сделку с Alpha Architect, а в мае следующего года запустила ETF под тикером FRDM. Фонд Freedom 100 Emerging Markets ETF берет комиссию в размере 0,49%, большая часть которой идет Толле.

Толле ежегодно корректирует свой индекс с учетом Индекса свободы человека, который рассчитывают для 165 стран Институт Катона и Институт Фрейзера. Индекс оценивает экономическую и личную свободу по шкале от 0 до 10 с учетом 82 параметров, от количества журналистов в тюрьмах до международной торговой политики.

Самыми свободными развивающимися странами с ликвидными рынками в 2021-м стали Тайвань (19 место), Чили (28) и Южная Корея (31). Толле берет десять или 11 лучших развивающихся рынков и ранжирует их по степени свободы. Затем рассматривает акции десяти крупнейших негосударственных компаний в каждой стране и взвешивает их по капитализации.

С 2019 по 2021-й Россия и Китай занимают в ее индексе 126-е и 150-е места. Индия опустилась с 94 на 119 место, когда отключила интернет для подавления фермерских протестов. Толле мало заботят экология и другие важные для ESG-фондов вещи. Она вложилась в акции бразильского горнодобывающего гиганта Vale и чилийского конгломерата Empresas Copec, который торгует лесом и топливом.

По сравнению с 2021-м активы в управлении Freedom ETF удвоились. Причина – рекордный приток инвесторов после вторжения России в Украину.

 «После того, что сделала Россия, у инвесторов открылись глаза на риски, связанные с Китаем, – говорит Толле. – Взвешенные по капитализации индексы плохо подходят для развивающихся рынков. Использующие их фонды превращаются в монстров, которые кормят диктатуру. Мы хотим решить эту проблему».

Материалы по теме