Как космические гонки миллиардеров открывают новое пространство для венчурного капитала /Фото Shutterstock
Категория
Инновации
Дата

Как космические гонки миллиардеров открывают новое пространство для венчурного капитала

Космический корабль SpaceX Dragon. Фото Shutterstock

Успешные космические полеты компаний Virgin Galactic Ричарда Брэнсона и Blue Origin Джеффа Безоса многим кажутся скорее показательными выступлениями на публику, чем демонстрацией научного прогресса. Но для венчурного капитала это означает нечто иное.

Для многих инвесторов и предпринимателей эти вехи в истории человечества стали знаком того, что коммерциализация космоса, которую начал SpaceX Илона Маска, не только возможна, но может быть шире и ближе, чем считалось. И они хотят воспользоваться такой возможностью.

Эти частные космические компании, каждая из которых была создана около 20 лет назад, имеют амбициозные цели: организовать регулярные туристические полеты в космос или создавать заводы в космосе. Но несмотря на эти амбиции – или успешность их реализации, – то, чего они уже достигли, коренным образом изменило роль частной компании в индустрии космоса.

«Я часто напоминаю людям о том, что эти ребята вкалывают как проклятые, но идея у них крутая, – говорит Билл Най, гендиректор The Planetary Society, Forbes. – Маск много лет назад сказал, что если запуски ракет сделать достаточно регулярными, запустив ракеты Falcon 9, и сделать все достаточно надежным, то космические полеты не будут отличаться от коммерческих авиаперелетов».

Все начинается с запуска

Опытные космические компании, такие как SpaceX и лос-анджелесская Rocket Lab, основанная в 2006 году, более всего усовершенствовали запуски ракет, которые являются криптонитом индустрии. Снизив цену на запуск, они дали возможность сделать процесс более частым и этим зажгли искру в предпринимателях. Эти компании вдохновили других попробовать решить различные проблемы космической отрасли.

Так, например, Relativity Space из Лонг-Бич рассматривает возможность печатать ракеты на 3D-принтере, а сиэтловская STOKE Space Technologies хочет строить ракеты многоразового использования из машин Маска, которые подвергаются частичной переработке.

Почти полностью убрав главный барьер для входа в индустрию, запусковые компании создали инфраструктуру, на которую могут опираться другие предприниматели. Так же как развитие компьютеров и широкомасштабное производство сетей из оптического волокна стали толчком для пузыря доткомов в 90-х, венчурные капиталисты предполагают, что то же ожидает и космическую экономику.

Данные из Space Capital показывают, что инвесторы вложили в индустрию почти $15 млрд в первой половине 2021-го через всего 230 сделок, а общая сумма инвестиций с 2013 года составляет $37 млрд. Рынок также увидел возможности для выхода – преимущественно через SPAC-компании, – что только добавило масла в огонь.

«Это ренессанс космической экосистемы, – говорит Энди Лапса, соучредитель STOKE. – Развитие космической индустрии стало коммерческим сектором. Никогда еще коммерческий сектор не был таким многообещающим, как сегодня».

Делиан Аспараугов, директор в Founders Fund, согласен с этим. Он также добавляет, что теперь, когда данная индустрия имеет фундамент, другие индустрии могут этим воспользоваться.

«В конце концов, ни одна индустрия не достигает успеха, если не зарабатывает деньги за своим пределами, верно? – говорит Аспараугов Forbes. – То же и с космосом. Космические компании не могут свои продукты продавать только другим космическим компаниям. Сейчас мы видим расцвет космоса 2.0. Какие есть альтернативные способы монетизировать космос?»

Новые возможности

До того как стать инвестором, Аспараугов сам был основателем, пытаясь оказаться у истоков будущей экономики. Он говорит, что его стартапа Varda в Сан-Франциско не было бы, если бы у него не было возможности стоять на «плечах гигантов» – это он о Blue Origin и SpaceX.

Компания Varda, которая в июле в раунде Серии А получила $42 млн, собирается заняться тем, что особенно интересует венчурных капиталистов, – космическим производством. Varda планирует предложить компаниям «микрогравитацию как услугу», чтобы усовершенствовать производственные результаты за счет контроля над одной из четырех сил природы.

При таких контролируемых условиях лучше производить сырье для полупроводников, оптических волокон и фармацевтических препаратов. Это, говорит Аспараугов, Международная космическая станция проверяла для блага космонавтов на борту.

«Индустрия космических запусков и индустрия космических систем выросли настолько, что мы можем надстроить уровень абстракции над этими товарными услугами, которые мы будем покупать во множестве, – рассказывает соучредитель и гендиректор Varda Уилл Бруи в комментарии Forbes. — Varda ставит на то, что производство станет следующей движущей силой доходов индустрии до того, как космический туризм станет реальностью».

Бруи шутит, что хотя их клиенты не стоят к ним в очереди длиной в квартал, компания на пути к пробному запуску в 2023-м – всего через три года после основания компании в ноябре 2020-го.

От производства в космосе в восторге не только венчурные фирмы, которые интересуются сложными технологиями или наукой, хотя такие игроки, как Lux Capital, действительно инвестируют. Венчурные фирмы общей специализации, среди которых Khosla Ventures и General Catalyst, также понимают перспективы этой сферы.

Кроме того, венчурный капитал пристально наблюдает за индустрией спутников, занимающей второе место по количеству денег от венчурных капиталистов, свидетельствуют данные Space Capital. Так, только во втором квартале 2021-го в спутники вложили $1,9 млрд.

Ракета Falcon Heavy производства SpaceX на площадке 39A Космического центра имени Кеннеди во Флориде 6-го декабря 2020-му при запуске. Эта ракета, изобретение SpaceX, стремится стать самой мощной в мире и способной однажды доставить людей на Луну или Марс. /Фото Getty Images

Ракета Falcon Heavy производства SpaceX на площадке 39A Космического центра имени Кеннеди во Флориде 6-го декабря 2020-му при запуске. Эта ракета, изобретение SpaceX, стремится стать самой мощной в мире и способной однажды доставить людей на Луну или Марс. Фото Getty Images

Прогресс в создании меньших, более дешевых спутников, которые можно недорого запустить в космос, открыл поток новых возможностей в использовании их имеющимися компаниями или в том, какие услуги эти изобретения могут предоставлять. Аспараугов представляет целую будущую экономику вокруг одних лишь спутников, от заправочных станций и ремонта роботов до услуг спутниковых такси.

SpaceX также все лучше и быстрее производит спутники, а такие компании, как Rocket Lab и Loft Orbital (Сан-Франциско), предлагают стандартизированные платформы, которые могут стать примером бизнес-модели «спутник как услуга». Такое увеличение количества спутников дает Аспараугову возможность предусмотреть еще больше инноваций в этой индустрии в будущем.

«Лучший аналог – это личные автомобили. Когда они обрели большую популярность, инвестиции в автострады стали значительно более логичными», – говорит Аспараугов. Венчурные капиталисты часто говорят о том, что эта индустрия настолько молода, что потенциально может быть матрешкой возможностей – новая возможность возникает из предыдущей. А основу этих возможностей заложили миллиардеры.

Подготовить таланты

Космические гонки миллиардеров не только создали стартовую платформу для стартапов, они еще и подготовили таланты. Многие компании, о которых упоминалось в этой истории, в основателях имеют бывших инженеров Blue Origin или SpaceX.

Некоторые, как Лапса, бывший главный инженер в Blue Origin, говорят, что их работа в больших космических компаниях помогла им найти проблему, которая требовала решения и на которой можно заработать.

А вот Бруи, бывшему оператору космического судна в SpaceX, запуск Varda позволил совместить свой опыт в стартапах с его пристрастием к космосу – хотя последнее было результатом «промывки мозгов» в детстве.

Выпускники космических компаний миллиардеров ищут возможности взять то, чему они научились, и добавить что-то свое, чтобы создать бизнес-возможности. Они хотят того же, что получилось у выпускников, например, PayPal и Facebooк, создавших такие успешные компании, как Asana, которая предоставляет услуги программного обеспечения, или Palantir, работающая в сфере безопасности, – обе вышли на биржу после миллиардов долларов от венчурных капиталистов.

«Многие хотят основать собственные компании, – говорит Джош Вулф, соучредитель и управляющий партнер в Lux Capital, которая поддерживает космические стартапы. – Талантов будет хоть отбавляй – надо будет только успевать их замечать. Эти таланты, которые будут выходить из SpaceX, смогут нанимать таких же, как они, создавать команды. Все это реально возможно».

Инвесторы не забывают и об осторожности, ведь многие области космической индустрии – это больше разговоры, чем реальные планы, по крайней мере пока. Это касается добычи полезных ископаемых на астероидах или колоний Маска на Марсе.

Но через шестьдесят лет после оригинальной космической гонки последнее соревнование стало основой будущей волны инноваций, а миллиардеры, которые прокладывают этот путь, привлекают сюда венчурных капиталистов и предпринимателей.

«Вся экосистема развивается шаг за шагом. Если вы заснете сегодня и проснетесь через 10–12 лет, то вас поразят технологический прогресс и богатство мира», – говорит Вулф.

Материалы по теме
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый Forbes уже в продаже

Новый Forbes уже в продаже

Топ-100 частных компаний | Лучшие города для бизнеса