Человеческий капитал. Школа Mate academy бесплатно обучает IT-профессиям, но уже оценивается в $15 млн. Как ей это удается /Фото Александр Чекменев
Категория
Инновации
Дата

Человеческий капитал. Школа Mate academy бесплатно обучает IT-профессиям, но уже оценивается в $15 млн. Как ей это удается

Путь к знаниям. Основатели Mate academy (слева направо) Роман Апостол, Анна Апостол и Максим Лысак вернулись из США, чтобы учить программированию Фото Александр Чекменев

Как школа программирования Mate academy помогает преодолеть глобальный кризис талантов обучая бесплатно IT-профессий

Школа программирования Mate academy началась со звонков, которые потенциальные студенты получали с незнакомого американского номера. Звонила Анна Апостол – в 2013 году она переехала в Нью‑Йорк вслед за мужем, который устроился на работу в Google, и пробовала себя в новом амплуа.

«Для меня это было и есть хобби, – рассказывает Апостол, 33. – Я даже не искала работу в Штатах, чтобы не было соблазна бросить Mate academy».

Восемь лет спустя это «хобби» трудоустраивает почти 1000 человек в год и оценивается инвесторами минимум в $15 млн. В чем секрет стартапа, который не берет платы за обучение, но поставляет IT‑специалистов топ‑компаниям Украины и мира?

•••

Главная фишка Mate academy – модель монетизации. Четыре месяца студенты бесплатно учатся, а платить начинают после трудоустройства, отчисляя 17% зарплаты в первые два года работы. Модель называется Income Share Agreement (ISA). Впервые ее описал Милтон Фридман в 1955 году, но широкое распространение она получила только в последнее десятилетие. Апостол уверяет, что выбрала такую систему интуитивно, а не после прочтения эссе будущего нобелиата «Роль правительства в образовании».

Дочь программиста, после физико‑математического лицея в Ивано‑Франковске Апостол поступила на факультет прикладной математики КНУ имени Шевченко. За пять лет обучения программистом не стала, освоив лишь теорию и работу с базами данных. «Считала, что только боги могут быть программистами», – говорит она. Ролевых моделей перед глазами было немного. В начале 2010‑х системных данных о гендерном балансе в Украине еще не собирали. Но и более поздняя статистика намекает на запоздалый бум: по данным GlobalLogic, с 2015 по 2020 год количество женщин в IT‑секторе выросло на 79%.

Человеческий капитал. Школа Mate academy бесплатно обучает IT-профессиям, но уже оценивается в $15 млн. Как ей это удается /Фото 1

На факультете Анна познакомилась с будущим мужем. Выходец из семьи учителей, Роман Апостол окончил физмат‑лицей при КНУ, был способным олимпиадником. Недостаток практики в университете компенсировал рвением, проходя онлайн‑соревнования по программированию. В 18 лет устроился на первую работу в американскую компанию TopCoder. Днем учился, вечером становился разработчиком, дизайнером и проектным менеджером.

В 2012 году Апостол устроился в образовательный стартап Preply по приглашению сооснователя Дмитрия Волошина. Отвечал за продуктовую разработку, но продержался полтора года и ушел в Google. Это сегодня на счету Preply более $50 млн инвестиций и оценка под $250 млн, а тогда команда прожгла первые венчурные деньги и вернулась из Америки несолоно хлебавши.

Google взял украинца после долгих собеседований и поразил комфортом. «Это был детский сад, – шутит Роман Апостол, 33. – Они заботятся о еде, страховке, жилье и юридических вопросах, обеспечивают массажиста и спортзал». Жену удалось забрать с собой не сразу, она несколько месяцев ждала оформления документов и за это время прошла курсы тестировщика. На потоке была едва ли не единственной выпускницей «примата»: остальные легко осваивали ремесло, не имея профильного образования. Так родилась идея Mate academy.

Первого ученика – тестировщика – Апостол учила удаленно из Штатов, а потом помогала ему устроиться на работу. После 30 собеседований и 20 тестовых заданий он получил предложение на 5000 грн в месяц. Гипотеза сработала, как и модель монетизации: первое время школа брала 10% зарплаты выпускников в течение трех лет. Чтобы масштабироваться, в 2014 году Апостол вложила в проект $20 000 из семейных сбережений и наняла первых учителей.

Роман дорос до руководителя команды из 10 человек, которая работала над улучшением рекламного кабинета для крупных заказчиков вроде The New York Times и The Wall Street Journal. Но семейный бизнес манил все сильнее. В 2017 году Апостол помог закрыть первый внешний раунд: друзья, которые работали в FAANG (Facebook, Apple, Amazon, Netflix, Google), вложили в Mate $50 000.

В 2018 году Апостол уволился из Google, семья вернулась в Киев. Есть ли сожаления? «Я хотел реально менять жизнь людей», – отвечает Апостол. По возвращении у Mate появился третий сооснователь – львовянин Максим Лысак. Он тоже набил шишек в Америке, где строил финтех‑стартап IRAengine для управления пенсионными сбережениями.

Лысак, 32 окончил факультет международных отношений Львовского национального университета. «Я пять лет верил, что буду дипломатом,– рассказывает он.– И мне понравилось, что люди за четыре месяца получают работу вне зависимости от социального‑экономического статуса».

К моменту, когда у Mate academy окончательно сформировалась команда основателей, Апостол выучила 100 студентов по трем специальностям: QA (тестирование), фронтенд и Java‑разработка. Втроем масштабировать получилось успешнее. Роман, который стал CEO проекта, привнес туда практики Google – запустил систему просмотра зарплаты и позиции в компании, автоматизировал процессы. Вместо вечернего обучения ввели онлайн с 9:00 до 18:00. Добавили к программе курсы дизайна, рекрутинга, новых языков программирования.

Быстрый рост требовал денег, и в 2019‑м стартап поднял первый крупный раунд. Около $600 000 вложили фонды TA Ventures и Flyer One Ventures, а также основатель Intellias Михаил Пузраков. Получив первый большой чек, основатели запереживали: а вдруг не найдется достаточно желающих четыре месяца учиться, перебиваясь на собственных сбережениях. Сомнения оказались напрасными. С 2018 года Mate academy трудоустроила около 1600 студентов, большую половину из них – в 2021 году. По оценке компании, работу находят 93% выпускников.

«Школа отвечает за результат ученика собственным кошельком», – объясняет такие показатели Антон Черный. Он CEO конкурирующего проекта GoIT.

Объяснить успехи может и академический кризис. Украинские вузы выпускают около 17 000 IT‑специалистов в год, рынку нужно как минимум вдвое больше, подсчитало Министерство цифровой трансформации. «Мы знаем про этот разрыв, – говорит Черный. – Большие компании привыкли сотрудничать с университетами, но теперь у них нет выбора».

Роман Апостол отвечает в Mate academy за организацию учебного процесса. Forbes застал его в процессе работы с потоком из 350 учеников. Вот как выглядит их день: в 9:00 – разминка из задач на логику или собеседования, с 10:00 до 11:30 – лекции. После часового перерыва студенты садятся за домашнюю работу, решая практические задачи – индивидуально или в группах. На группу из 50 учеников приходится пять менторов. Это и есть основная статья расходов: обучая бесплатно, Mate academy платит специалистам рыночные зарплаты.

Выпускники Mate academy работают в 700 компаниях. Тестировщик Максим Донец с первой попытки устроился во львовский SoftServe. До этого десять лет работал актером. «В сравнении с театром зарплата выросла впятеро», – говорит он. Его однокашница по QA‑курсу Яна Янчевская нашла работу не так быстро: сотню раз разослала резюме, прошла четыре собеседования и устроилась в Ciklum.

«В Mate предупреждают, что будет тяжело, – говорит она. – Но дают ощущение, что будут бороться с тобой за заветный оффер из последних сил».

Трудоустройство – парафия Анны Апостол. Коммуникабельная и улыбчивая, она умеет мотивировать студентов и помогает им пробиться через рекрутинговые барьеры.

Студентов, которые бы отказались платить Mate academy деньги после трудоустройства, пока не было, говорит Роман Апостол. За просрочку предусмотрена пеня, сообщает публичная оферта компании. Но и 17% от зарплаты – немалое бремя на первых порах. «Ожидала, что будет проще», – говорит Янчевская. До выпуска она ориентировалась на статистику портала DOU.ua (начинающий тестировщик получает около $500), но реальная зарплата на старте оказалась ниже.

В 2021 году Mate academy рассчитывает на годовую выручку в размере $3,5 млн. Из чего складывается эта сумма? Если отталкиваться от темпов роста зарплат в украинском IT, каждый студент в течение двух лет приносит от $4000.

Один рынок – временное ограничение. Осенью 2021‑го Mate academy привлекла $1,9 млн инвестиций от группы эстонских ангелов и предыдущих инвесторов. Оценка компании составила $15 млн, рассказал Forbes один из участников сделки. «Раунд рассчитан на то, чтобы мы разработали стратегию для новых стран», – говорит Апостол. Каждая страна требует как минимум $1 млн инвестиций.

Первые шаги Mate academy делает в Польше и США. Там уже начали искать студентов, а первые группы запустят в начале 2022 года. Южной Африке, Индии и Великобритании – приготовиться. «Нужно понять, где наша бизнес‑модель работает лучше – на развитых или развивающихся рынках», – говорит Роман Апостол.

В США с 2016 года работает IT‑школа Lambda. У нее аналогичная с Mate academy бизнес‑модель, но деньги она берет, только когда годовой доход студента переваливает за $50 000. По оценке Pitchbook, Lambda привлекла $129,5 млн при оценке в $260 млн. Школа сообщает, что работу находят 74% ее выпускников. По оценке Business Insider, результаты скромнее – ближе к трети.

Но даже если бы 100% выпускников Lambda устраивались на работу, это бы не утолило кадровый голод. По оценке консалтинговой компании Korn Ferry, американский технологический сектор ежегодно недополучает $162 млрд (сумма, сопоставимая с ВВП Украины) из‑за нехватки квалифицированных сотрудников.

В Mate academy готовы к крупным вызовам. В 2022 году компания будет привлекать еще один раунд, чтобы покрыть 10–15 стран. Оценка может перевалить за $50 млн, но амбиции у троицы основателей серьезнее. «Чтобы стать единорогом,– подсчитал Роман Апостол, – нужно трудоустроить 5000 студентов на развитых рынках или 20 000 на развивающихся». На это у стартапа может уйти четыре‑пять лет. 

Материалы по теме