Математик-миллионер. Одесит Юрий Монастыршин продал свой стартап компании Snap за $150 млн, а теперь уходит в свободное плавание. Какой у него план /Фото из личного архива
Категория
Инновации
Дата

Математик-миллионер. Одесит Юрий Монастыршин продал свой стартап компании Snap за $150 млн, а теперь уходит в свободное плавание. Какой у него план

Юрий Монастыршин. Иллюстрация Анна Наконечная Фото из личного архива

В 2015 году американская корпорация Snap купила одесский стартап Looksery, который российский предприниматель Виктор Шабуров основал вместе со вчерашним студентом Юрием Монастыршиным. После соглашения Монастыршин переехал в Калифорнию. Интервью Forbes для номинации на премию 30 до 30 он давал в статусе старшего директора по разработке. Но с 2 января 2022 года Монастыршин, 29, уже экс-работник Snap. Почему и куда он уходит

Олимпиадник из Одессы

Монастыршин занялся программированием в седьмом классе, а до этого увлекался электроникой. «Оказалось, что все идеи можно реализовать на компьютере, без физических предметов, – вспоминает он. – Нужны только голова, руки и клавиатура». Учиться пошел на факультет прикладной математики в Одесский университет имени И. Мечникова с учетом олимпиадных перспектив и уважения к предмету, который он называет «основой человеческого мышления».

В Украине – сильная олимпиадная школа. С 1993 года украинские школьники привезли с международных соревнований более сотни золотых медалей. Половина из них – по математике. Монастыршин тоже ярый олимпиадник.Это очень заметно. Такие люди сильно умеют вовлекаться в решение задач», – говорит соучредитель белорусского стартапа Salo Бахрам Исмаилов, в свое время получивший от него ангельские инвестиции.

Монастыршин вспоминает, что в студенческие годы прошел около 25 командных и еще большее индивидуальных соревнований. Дважды выходил в финал Международной студенческой олимпиады по программированию. Пик – в 2015-м команда Мечникова университета с участием Монастыршина обошла сборные Принстона и Стэнфорда.

Но самая важная победа произошла за два года до того. В 2013 году Монастыршин с командой дважды выиграл олимпиаду по спортивному программированию, которую спонсировал серийный IT-предприниматель Виктор Шабуров. Тот не жалел денег на таланты, потому что строил так бизнес. Его первую компанию SPb Software за $38 млн выкупил Яндекс, вторую (Handster) за $10 млн – Opera. С одесскими студентами он основал Looksery. «Все три компании были созданы олимпиадниками, все три стали мировыми лидерами», – говорил Шабуров в интервью изданию Republic.

Looksery вместо Facebook

Looksery Шабуров и Монастыршин придумали во время одного из видеозвонков. Предприниматель предположил, что звонки не так популярны, потому что людям не нравится, как они выглядят в камере. Четвертокурсник Монастыршин уцепился за идею. На лето уже была запланирована интернатура в Facebook, но он променял корпорацию на стартап. Почему?

Шабуров дал хороший совет: «В Facebook, Google и другие компании всегда можно успеть сходить. Пока молодой человек и проекты не требуют привязанности к семье и месту – самое удобное время пробовать делать свое».

За три месяца и деньги Шабурова студенты создали прототип приложения для телефона, который в реальном времени менял лицо: помогал «похудеть», выровнять цвет кожи, устранить дефекты, изменить что угодно: от цвета глаз до формы черепа. «Специалисты говорили, что это сейчас пока невозможно. А ребята не знают, что это невозможно», – сказал Шабуров.

В 2014 году технологию успешно портировали на мобильные устройства и начали паковать в приложение. Благодаря максимализму оторвались от конкурентов примерно в год, оценивал Шабуров, пока искал стартап у клиентов. Монастыршин, «отец» Looksery, тем временем занимался развитием технологии и руководил командой из 15 разработчиков.

С обязанностями менеджера вчерашний студент справлялся хорошо. «Монастыршин всегда удивлял подготовкой, – рассказывал Шабуров. – Тщательно планировал каждую презентацию и умел показать, что его команда делала в последнее время».

В апреле 2014 года Looksery получил первый контракт на $800 000 с японской компанией Sony. Сын моряка и инженера-системотехника, Монастыршин в такие цифры поверить не мог. «Сознание отказывается воспринимать их как реальность, – вспоминает он. – Это были суммы, о которых я никогда не слышал до этого».

В скромном одесском офисе Looksery на стене висела табличка, где Монастыршин писал оценку компании. Когда с предложением пришла Skype, там была цифра около $30 млн. Стартап знал себе цену и не продался. В конце концов, $150 млн деньгами и акциями предложила американская компания Snap (материнская компания соцсети Snapchat) в 2015-м.

Шестилетний спринт

После соглашения Монастыршин переехал в Лос-Анджелес Под его руководством остались 30 работников Looksery. Forbes обращался за комментариями к Лидии Богданович, которая руководит командой Lenses в Snap, и к руководителю украинского офиса компании Алексею Мухину, но они отказались общаться. Монастыршин с командой занялись разработкой AR-платформы, позволяющей пользователям Snapchat самостоятельно создавать линзы. «Мы хотели дать это каждому снэпчатовцу», — говорит Монастыршин.

Его виденье совпадало с идеями основателей компании Эвана Шпигеля и Бобби Мерфи. Разработка Looksery стала базой для платформы, которую запустили в 2016 году, а разрабатывают по сей день. За шесть лет команда Монастыршина увеличилась до 200 разработчиков.

Со Snap Монастыршин уходит со спокойной душой, говорит он Forbes. Десятки тысяч пользователей AR-платформой произвели более 1,5 млн линз, отчитывалась компания в 2020-м. Ими ежедневно пользуются 170 млн человек. Почему уходит на пике?

«Первые четыре года стояла задача сделать как можно лучше и быстрее, – признается он. – Последние год-полтора было видно, что все выходит и работает. Можно уходить». Как акционер Snap, за свои финансы он может не переживать – с момента выхода Snap на IPO в 2017 году оценка компании выросла с $33 до $74 млрд. Из стартапа студентов Стэнфордского университета Snap вырос в корпорацию, где работает около 5000 человек.

«Мы присоединились рано, и нам удалось увидеть стремительную эволюцию», – говорит Монастыршин. Скромный и простой, он не рассказывает о своем достатке. У Snap работает стандартная система компенсации: зарплата, акции и бонусы. В 2020-2021 годах сотрудники компании на разных должностях получали от $59 100 до $1,95 млн в год, по данным Business Insider.

За время работы в компании он прокачал и хард-, и софт-скилы: научился лучше сотрудничать с людьми и с пониманием относиться к их взглядам. Студенческий задор и нетерпимость превратились в эмпатию и уравновешенность. Корпоративная культура Snap стоит на трех столпах: разум, доброта и креативность. «Мы ожидаем, что все по-человечески относятся друг к другу. Как следствие, всем приятно работать в команде», – говорит Монастыршин.

Единственная проблема работы в корпорации – загруженность и постоянные рабочие звонки. «Ты знаешь, какой будет неделя, какие будут вопросы и как ты их будешь решать. Когда все идет по кругу, возникает чувство зацикленности», – признается он. Справляться помогает спорт: в свободное время Монастыршин занимается боксом.

Что со своими миллионами делал Монастыршин? Инвестировал. Гостиничный и ресторанный бизнесы, сервисы по аренде автомобилей, по его словам, «генерируют стабильный кэш». На перспективу – инвестиции в акции и фондовые индексы. Не обходится и без стартапов – личное портфолио Монастыршина насчитывает 12 проектов, в том числе украинские Fintech Band, Koto, Cargofy и белорусский Salo. Средний чек составляет $50 000–100 000. «Юра похож на человека, которого хочется слушать, заваливать вопросами, – говорит Исмаилов. – Абсолютный профессионал, полностью сохранивший одесскую доброжелательность».

Монастыршин не потерял контакт с украинскими предпринимателями. Близко общается с Вадимом Роговским из 3DLOOK, соучредителями Reface, Дарьей Шаповаловой и Натальей Моденовой из DressX. Для них он и друг, и носитель экспертизы. «Я был в хорошем смысле удивлен его скромностью. При всех его достижениях он мог бы вести себя совсем по-другому. Это подкупает», – говорит Роговский. На стадии разработки 3DLOOK он показывал демоверсии Монастыршина, тот – всегда давал откровенный и полезный фидбек.

Самостоятельное плавание

У Snap Монастыршин останется советником на неполный рабочий день. Он будет консультировать компанию и по возможности подыскивать для Snap новые стартапы. Но главный фокус – на личной жизни и новых бизнесах.

Первое желание – чаще путешествовать по Европе, в частности, посетить Испанию и Великобританию. Раньше такие путешествия были роскошью – слишком долго лететь. Сил хватало только на 16-часовой перелет в Украину, чтобы увидеться с родителями. В карантин они прилетали в США, где Монастыршин устроил им круиз по Аляске. Собственную семью он строит уже в Штатах. В 2019-м женился на Олесе Вороновой, которая работает в Snap.

Теперь Монастыршин будет в Украине чаще – планирует приезжать два-три раза в год. С местными партнерами, имена которых он не называет, будут запускаться несколько новых компаний. Первая уже на подходе, специализация – создание контента посредством машинного обучения (machine learning, или ML). О деталях других проектов Монастыршин пока не распространяется.

Финансовых целей нет. «Должен быть азарт и интерес, – говорит Монастыршин. – Когда они есть, приходят и деньги».

Материалы по теме
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый Forbes уже в продаже

Новый Forbes уже в продаже

Инвестгид на 2022-й год, Семёнов и его телеканалы, цифровая Украина | Рейтинг работодателей