Категория
Богатейшие
Дата

Братья по крипторужию. Близнецы-мильярдеры Уинклвоссы когда-то проиграли Цукербергу Facebook. Теперь они возвращаются с новым оружием

Michael Prince for Forbes

Michael Prince for Forbes

Проиграв сражение с Марком Цукербергом за права на Facebook, близнецы Кэмерон и Тайлер Уинклвоссы готовят новую грандиозную битву. Цель – подорвать интернет-монополию Facebook, Google и Amazon. Оружие – блокчейн и другие криптотехнологии. Первое поле боя – цифровое искусство на токенах NFT.

Близнецы Кэмерон и Тайлер Уинклвоссы, 39, прогуливаются по своему пустому офису на 17-м этаже небоскреба в манхэттенском районе Флетайрон. На них высокие кроссовки, черные джинсы и свитшоты модного бренда Heron Preston. На красном свитшоте Кэмерона и на белом Тайлера красуются эмблемы NASA. Выбор логотипа не случаен, он обыгрывает космическую тематику в названии биржи Уинклвоссов – Gemini, которая уже семь лет работает на рынке криптовалют. Gemini – не только латинское название зодиакального знака Близнецы, так называлась вторая космическая программа NASA, предшественница миссии «Аполлон-11» по отправке людей на Луну. 

«Мы на самом деле называем своих сотрудников астронавтами, – говорит Кэмерон. – Все мы астронавты, открывающие новые рубежи в мире денег, искусства и финансов». Тайлер по обыкновению дополняет мысль брата: «Мы будто на космическом корабле, который исследует новые фронтиры».

В солнечный мартовский день, когда братья давали интервью Forbes, их звездолет набрал сверхсветовую скорость. Цена на биткоин вот-вот должна была взлететь до $58 000 за токен (в 2012-м, когда братья начали инвестировать в эту криптовалюту, за нее давали $8). Совокупное состояние близнецов достигло $6 млрд. Динамично растущий гигант биткоин-кредитования Block-Fi, в который недавно инвестировали Уинклвоссы, привлек $350 млн при оценке компании $3 млрд.

Самое известное предприятие братьев, аукцион цифрового искусства Nifty Gateway, греется в лучах славы: аукционный дом Christie’s впервые за свою 255-летнюю историю продал цифровое произведение с помощью NFT – уникального токена на основе технологии блокчейн, подтверждающего эксклюзивное право владения предметом цифрового искусства. В прошлом году Nifty Gateway прославила цифрового художника Майка Винкельмана, известного как Beeple, организовав серию «дропов» – лимитированных продаж его работ. Его цифровая картина «Ежедневно: первые 5000 дней» ушла с молотка на Christie’s за $69 млн. Работа Винкельмана стала третьей в списке самых дорогих произведений ныне живущих художников после картин Джеффа Кунса и Дэвида Хокни. Покупатель заплатил в криптовалюте через биржу Gemini, которая занимается безопасным хранением цифровых активов.

Двухметровые гребцы Уинклвоссы в глазах большинства остаются спортсменами-простаками, которых Арми Хаммер сыграл в биографической драме «Социальная сеть». Гарвардский однокашник Марк Цукерберг стащил их идею и построил империю с 2,8 млрд пользователей. Его личное состояние оценивают в $97 млрд. С момента, когда братья пошли с Цукербергом на мировую и получили $65 млн компенсации деньгами и акциями Facebook, прошло 12 лет. Теперь Уинклвоссы, или, как их часто называют, Уинклевии, – лидеры технологического движения, чья цель – оцифровать сведения обо всех глобальных активах, децентрализовать управление ими и устранить посредников, в том числе Facebook.

Блокчейн, технология, лежащая в основе биткоина и других криптовалют, уже революционизирует мир денег и банкинга. Гигантские финансовые компании, в том числе PayPal, Square, JPMorgan, Fidelity и Northern Trust, берут на вооружение биткоин и борются за место в будущем, наводненном цифровыми активами. Boeing, Samsung, Tesla и Novartis внедряют блокчейн для модернизации цепочек поставок, обмена данными о клиентах и ускорения бизнес-процессов. Иногда они даже отражают биткоин в финансовой отчетности. В 2020-м отдача от инвестиций в бинкоин достигла 300%. Индекс S&P 500 вырос на 18%.

Уинклевии говорят, что это только начало. Через холдинг Gemini Space Station, в который входят криптовалютная биржа Gemini и аукцион Nifty Gateway, а также через семейный инвестиционный фонд Winklevoss Capital братья вложились минимум в 25 блокчейн-стартапов. Эти компании закладывают фундамент нового виртуального мира, который Уинклвоссы и другие называют «метавселенной» – блокчейн-платформой для создания, продажи, покупки, а главное – управления цифровыми активами: картинами, музыкой, недвижимостью и целыми компаниями. Многие фирмы, профинансированные братьями, имеют шансы на процветание в этой трехмерной версии интернета, управляемой распределенными компьютерными сетями, выгоду в которой должны получить все участники, а не могущественные корпорации.

Гриффин (слева) и Дункан Кок Фостеры зарабатывают на передовой криптоэкономики – они создали NFT-аукцион для торговли искусством Nifty Gateway. /Фото Michael Prince for Forbes

Гриффин (слева) и Дункан Кок Фостеры зарабатывают на передовой криптоэкономики – они создали NFT-аукцион для торговли искусством Nifty Gateway. Фото Michael Prince for Forbes

«Через 5–10 лет идея централизованной социальной сети просто перестанет существовать, – предсказывает Тайлер, когда его спрашивают о Facebook. – Между старым миром и новой криптовселенной – пропасть. Мы мост, который поможет перейти из офлайнового мира онлайн».

Братья выросли в Гринвиче, закончили Гарвард, сражались в финале Олимпийских игр в Пекине. Сегодня они в центре контрэлитного движения по популяризации блокчейна, самым скандальным примером использования которой остается нелегальная платформа для онлайн-продажи наркотиков, и это много говорит о том, как далеко Уинклвоссы продвинулись после схватки с Цукербергом.

После Олимпиады братья поступили в Оксфордский университет на программу МВА, а затем основали фонд Winklevoss Capital. Они жаждали влиться в ряды венчурных капиталистов, инвестирующих в великие технологические компании. Но вскоре поняли, что в Кремниевой долине им, по сути, объявили бойкот. Стартапы один за другим отказывались от их денег – чтобы не попасть под репрессии Facebook и растущей сети его партнеров. 

Как пишет Бен Мецрих в книге «Биткоин-миллиардеры», братья впервые узнали о биткоине в отпуске на Ибице в июне 2012-го. О криптовалюте им рассказали ее ранние пользователи, которые, как и Уинклевии, оказались в аутсайдерах традиционной IT-индустрии. Мысль о том, что деньги – это универсальная социальная сеть, а биткоин неподконтролен центробанкам и подкреплен математической точностью, понравилась привыкшим к жесткой дисциплине спортсменам-гребцам.

Вернувшись в Нью-Йорк, братья начали вкладывать полученные от Facebook деньги в биткоин. «Это оказалось очень доброжелательное сообщество», – вспоминает Тайлер (из двоих братьев больше склонен к анализу, а Кэмерон креативнее).

В мае 2013-го Уинклевии инвестировали $1,5 млн в бруклинскую криптобиржу BitInstant, которая брала комиссию за почти мгновенный обмен доллара на биткоин. Бизнес быстро рос: по некоторым оценкам, на него приходилось 30% сделок с биткоином. К несчастью, некоторые из сделок оказались операциями по отмыванию наркоденег на площадке Silk Road в даркнете. К концу года биржу закрыли. Талантливого программиста и гендиректора BitInstant Чарли Шрема, которого поддерживали Уинклвоссы, арестовали и год держали в федеральной тюрьме за работу без лицензии.

Столкнувшись с перспективой нового скандала, братья решили взять дело в свои руки. И, что важнее, навести порядок в хаотичной нерегулируемой отрасли. В 2014-м они основали собственную криптовалютную биржу Gemini.

Вначале Gemini была площадкой по торговле биткоином, сегодня она ведет торги и предлагает услуги хранения 33 криптовалют. В их числе Ethereum – валюта с собственным языком программирования, который дает возможность создавать приложения без необходимости размещать их на центральном сервере; zcash – конфиденциальный токен на основе биткоина; mana – валюта виртуального мира Decentraland. Братья выпустили и собственный токен на основе Ethereum – Gemini Dollar. Он привязан к доллару и поэтому стабилен.

В октябре 2015-го Gemini одной из первых среди криптобирж, работающих с биткоином (сейчас их свыше 300), получила от Департамента финансовых услуг штата Нью-Йорк статус трастового банка. А значит, на Gemini распространяются те же регуляторные требования, что и на финучреждения вроде State Street и Northern Trust, и она может принимать депозиты во всех 50 штатах. 

Объем торгов Gemini ($29 млрд за последние 12 месяцев) куда ниже, чем у гигантов вроде Binance и Coinbase. Но она конкурирует с ними в отраслевых рейтингах доверия, которые имеют большой вес на рынке, где биржи сплошь и рядом становятся жертвами хакеров или публикуют ложные данные об объемах торгов. Учитывая, что сегодня криптобиржам дают сверхвысокую оценку (Coinbase, например, оценивают в $68 млрд), Gemini легко могли бы оценить в $5 млрд, нуждайся она во внешнем финансировании.

Корпоративная мантра раннего Facebook гласила: «Двигайся быстро и все ломай». Уинклевии, которые просили тогдашнего президента Гарварда Ларри Саммерса применить к Цукербергу университетский «Кодекс этики», всегда действовали по принципу «сначала спроси разрешения, чтобы потом не просить прощения». В их офисе висит плакат, который использовался в рекламе Gemini в нью-йоркской подземке. На нем изображены отцы-основатели США, а подпись гласит: «Революция нуждается в правилах».

Искусство новых веков. «Том Хэнкс избивает коронавирус» – работа цифрового художника Beeple, которая ушла с молотка за $107 000 в виде NFT. /Фото beeple-collect.com

Искусство новых веков. «Том Хэнкс избивает коронавирус» – работа цифрового художника Beeple, которая ушла с молотка за $107 000 в виде NFT. Фото beeple-collect.com

Агрессивно рекламируясь как «регулируемая» криптобиржа, Gemini надеется остаться в выигрыше, когда комиссия по ценным бумагам и биржам США разрешит создавать торгуемые инвестиционные фонды в криптовалюте (ETF), как это уже произошло в Канаде и некоторых других странах. С 2013-го Уинклевии несколько раз подавали заявки в комиссию на создание такого фонда в биткоине. И дважды получили отказ: последний раз, в 2018-м, комиссия сослалась на незрелость отрасли. 

Утверждения в комиссии ожидают заявки Wisdom Tree, Van Eck, Fidelity, First Trust и Skybridge Financial на создание шести криптовалютных ETF. Сейчас Gemini предлагает клиентам кредитные карты с бонусами в биткоине и накопительный счет с начислением 7% годовых на криптовалютный депозит. Она подала в комиссию заявку на создание альтернативной площадки для торговли акциями и другими ценными бумагами, эмитированными с помощью блокчейна.

«Gemini – это мост, по которому люди могут переходить с централизованной финансовой системы, от нынешних банков, в этот новый мир, – рассуждает Кэмерон. – Наша бизнес-модель основана не на информации и не на монетизации конфиденциальных данных. В ее основе – торговые площадки и комиссия за транзакции».

Ни один блокчейн-стартап в растущей коллекции братьев Уинклвоссов не наделал столько шума и не имеет такого потенциала, как аукционная платформа Nifty Gateway для торговли токенами NFT.

Компанию основали в ноябре 2018-го Данкан и Гриффин Кок Фостеры, 26, тоже близнецы, увлекающиеся греблей на байдарках. Они занялись этим спортом в школе, посмотрев фильм «Социальная сеть». В 2017-м Данкан закончил Вашингтонский университет в Сент-Луисе по специальности «информатика», а Гриффин – математический факультет Университета Эмори. На выпускном курсе Данкан поигрывал в CryptoKitties, децентрализованную онлайн-игру, в которой пользователи создают, коллекционируют и продают виртуальных кошек. Каждое животное регистрировали с помощью уникального токента NFT в блокчейн-реестре Ethereum.

«Все жаловались на одно и то же: процедура покупки NFT была очень запутанной, – рассказывал Данкан в одном из интервью. – Мы создали Nifty Gateway, чтобы решить проблемы с доступом. И не успокоимся, пока не наберем 1 млрд пользователей, коллекционирующих NFT».

Вначале Кок Фостеры задумывали Nifty Gateway не как NFT-аукцион, а просто как приложение, позволяющее без лишних сложностей заплатить за уникальные токены картами Mastercard и Visa. Уинклевии натолкнулись на Nifty Gateway в июле 2019-го на ярмарке современного и цифрового искусства в Нью-Йорке. Тайлеру бросилась в глаза работа под названием CryptoPunk 4530 – изображение курильщицы с прической «ирокез», выполненное крупными пикселями в стиле старых видеоигр. Его создали ветераны Google Мэтт Холл и Джон Уоткинс в числе 10 000 схожих и в то же время уникальных портретов, которые вначале раздавали бесплатно. Под картинкой стоял ценник $5000. Тайлер достал смартфон, создал аккаунт в Nifty Gateway и заплатил за CryptoPunk 4530 кредиткой.

Когда Уинклевии вернулись в офис, вице-президент Gemini по инженерным работам Эрик Вайнер рассказал, что приглядывается к Nifty Gateway, только что вышедшей из акселератора BoostVC Адама Дрейпера. Спустя месяц Gemini приобрела стартап, которому тогда было семь месяцев. Кок Фостеры переехали на съемную квартиру в Бруклин и вместе с инженерами Gemini начали строить то, что потом стало самой эксклюзивной платформой цифрового искусства. Бесчисленные цифровые аукционы работают по принципу eBay и открыты для любого творца. В отличие от них Nifty Gateway избирательно курирует художников и продает их работы «дропами» по примеру брендов одежды вроде Nike и Supreme.

Рынок NFT-арта взорвался. По подсчетам аналитиков CryptoArt.io, на Nifty Gateway приходится $75 млн из $91 млн, которые семь крупнейших платформ по торговле цифровым искусством выручили за продажу токенов NFT. Год назад, когда Кок Фостеры запустили Nifty Gateway, ее продажи не дотягивали до $100 000 в месяц.

Ни один артист не разбогател на NFT-помешательстве так, как Майк Винкельманн, 39, работающий под ником Beeple_Crap. Художник-самоучка, отец двоих детей из Чарльстона, Южная Калифорния, он окончил Университет Пердью по специальности «информатика». Beeple генерирует свои цифровые произведения, часто эпатажные и бунтарские, с помощью программы для создания 3D-графики. Вот пара примеров. Голый Дональд Трамп ест гамбургер, сидя на сошедшем с рельс поезде, пожираемом гигантским коронавирусом. На другом изображении Ким Чен Ын в костюме Базза Лайтера из мультфильма «История игрушек» демонстрирует искусственную грудь.

У Beeple было хобби: он создавал свои цифровые провокации каждый день на протяжении 10 лет и публиковал их в соцсетях. Серия «Ежедневно» отражала его антиутопические взгляды на поп-культуру и политику. Проект стал культовым, но не приносил денег: любой мог скопировать картины в один клик. 

Братья по бунту. Основатели Nifty Gateway близнецы Дункан (второй слева) и Гриффин (первый справа) Кок Фостеры похожи на Уинклвоссов: также любят академическую греблю и блокчейн. Неудивительно, что они поладили. /Фото Michael Prince for Forbes

Братья по бунту. Основатели Nifty Gateway близнецы Дункан (второй слева) и Гриффин (первый справа) Кок Фостеры похожи на Уинклвоссов: также любят академическую греблю и блокчейн. Неудивительно, что они поладили. Фото Michael Prince for Forbes

Прошлой осенью Nifty Gateway связалась с художником в попытке популяризировать свою новую эксклюзивную платформу с помощью интересных и ценных цифровых работ. Выбор был очевиден: картины Beeple привлекли 1 млн фолловеров в Instagram. Рассказав Винкельманну об NFT, инженеры Nifty Gateway научили его, как сделать работы динамичными, меняющимися в зависимости от времени или хода событий. В цикле «Ежедневно» Beeple уже затрагивал политические темы, поэтому увидел возможность обыграть выборы 2020-го. 

Если бы Трампа переизбрали, то на картине «Перекресток» он был бы изображен потным мускулистым стронгменом, грозно бредущим сквозь пламя. В случае проигрыша NFT должна была превратиться в закольцованное видео Трампа, лежащего ничком под радугой, с надписью «неудачник» на голом теле и сидящей на нем птицей, напоминающей логотип Twitter. 31 октября «Перекресток» стал самым горячим лотом на Nifty Gateway и был продан за $66 666,66 торговцу цифровым искусством из Майами. Покупатель снова выставил ее на Nifty Gateway, и в феврале уникальный токен «Перекресток» ушел за $6,6 млн – с 90-кратной прибылью. Beeple заработал еще $660 000: по правилам платформы, за каждую перепродажу автор получает 10% роялти.

Ранние работы Beeple, которые продавались как дропы за $1, теперь переходят из рук в руки за сотни тысяч долларов, принося художнику минимум по $10 000 с каждой транзакции. За несколько недель до того, как продать картину Beeple за $69 млн, Nifty Gateway успела реализовать другие его работы на $10 млн. NFT-платформа Уинклвоссов, которая берет с художников комиссию 15%, изменила жизнь Винкельманна. И сделала из Nifty Gateway процветающий бизнес. 

«Теперь мы зарабатываем $4 млн каждые пять минут», – говорит Кэмерон о дропах, которые год назад приносили бы $50 000 в удачный день. «Весь мир искусства и развлечений ломится в наши двери», – добавляет Тайлер. 

Золотая лихорадка вокруг цифрового искусства и коллекционных предметов, которые продают Nifty Gateway и другие NFT-платформы вроде NBA Top Shot, не будет длиться вечно. Но некоторые компании переживут крах пузыря и в итоге будут процветать, как это случилось с Amazon после кризиса доткомов. Поэтому Винклевии строят Nifty Gateway и Gemini с прицелом на будущее, как маркетплейс и место для безопасного хранения цифровых активов – договоров на недвижимость, паспортов, биржевых товаров, предметов коллекционирования, персонажей видеоигр, фильмов, музыки и даже билетов. 

«Лучше сразу выбирать нишу, в которой есть спрос, – говорит Кэмерон. – Нельзя объять необъятное». 

В перспективе близнецы хотят объединить Gemini и Nifty Gateway, интегрировав их в единый центр управления. Токены NFT будут использоваться для обеспечения кредитов, благодаря чему владельцы смогут занимать деньги, не продавая цифровые активы. Тайлер и Кэмерон также планируют оформлять в уникальные токены результаты аудита, который проводят для идентификации пользователей. С помощью таких NFT пользователь сможет подтвердить, что прошел тщательную идентификационную проверку.

«Это фактически модель «комплайенс как услуга», интегрированная в токен NFT, выданный Gemini», – поясняет Тайлер.

Еще одно направление инвестиций Уинклвоссов – блокчейн-приложения с поддержкой децентрализации. Эта идея делает ненужными технологические компании вроде Google, Facebook и Microsoft, поскольку веб-сервисы и приложения будут создавать и администрировать сами пользователи.

В 2014-м Winklevoss Capital начала сотрудничать с компанией Protocol Labs из Сан-Франциско, которая разрабатывает софт на основе открытых кодов. Венчурный фонд Уинклвоссов участвовал в ее посевном раунде и финансировал несколько проектов по созданию новой интернет-инфраструктуры, которой не нужны централизованные серверы. Один из таких проектов, Filecoin, предполагает создание распределенной сети хранения данных: пользователи по всему миру сдают в аренду свободное место на своих жестких дисках и получают за это плату в Ethereum-токенах под названием filecoin. В это децентрализованное облачное хранилище уже объединились 250 000 компьютеров-«узлов». Токены filecoin идут нарасхват: в этом году они подорожали на 350%, а капитализация компании превысила $6 млрд.

В июне Protocol Labs проведет воркшоп по созданию децентрализованных версий Amazon, Google и Facebook. Такие платформы будут зарабатывать не на рекламе, а на таргетинге, и клиенты будут получать вознаграждение в токенах filecoin за использование своих персональных данных. Однажды распределенная сеть filecoin может бросить вызов облачным сервисам техногигантов. 

Beeple продал NFT на картину SPONGEBOB HILLARYPANTS за $55 000 в 2020 году. В 2021-м его ценник – миллионы и десятки миллионов долларов. /Фото beeple-collect.com

Beeple продал NFT на картину SPONGEBOB HILLARYPANTS за $55 000 в 2020 году. В 2021-м его ценник – миллионы и десятки миллионов долларов. Фото beeple-collect.com

Еще один принадлежащий Уинклвоссам перспективный стартап – Oasis Labs из Сан-Франциско. Его возглавляет профессор Калифорнийского университета в Беркли, специалист по кибербезопасности и искусственному интеллекту. Компания разрабатывает технологии хранения конфиденциальной информации, например данных о геноме человека. По замыслу Oasis Labs, пользователи будут сами контролировать свои данные и сдавать их в аренду корпорациям за плату.

Stacks, еще одна компания из портфеля Winklevoss Capital, ведет несколько проектов, бросающих вызов централизованному управлению со стороны крупных IT-компаний. Boom – проект распределенного электронного кошелька для создания и отправки токенов NFT; Pravica – децентрализованная платформа для обмена сообщениями, объединяющая электронную почту, мессенджер и видеоконференции; Sigle – распределенная версия конструктора сайтов на манер WordPress.

«В ближайшие 10 лет мы увидим взлет социальных протоколов социальных сетей, люди будут использовать их для создания децентрализованных версий этих сервисов», – предсказывает Тайлер. 

Стартап Artie, в который недавно инвестировали Уинклвоссы, создает компьютерные игры, которые не нужно загружать. Внутриигровые виртуальные предметы в таких играх можно экспортировать, продавать и даже загружать в конкурирующие игровые платформы. Игры Artie используют цифровые активы на токенах Ethereum и могут запускаться где угодно на манер видеороликов YouTube, которые можно встроить в любой сайт.

Среди инвесторов Artie – создатель и гендиректор Zynga миллиардер Марк Пинкус и один из основателей YouTube Чад Херли. «Мы видим, что потребители хотят прорваться сквозь преграды, – рассуждает основатель Artie Армандо Кирвин. – Им нужно больше выбора, они не желают монополий и хотят вернуть себе свободный и открытый интернет. Это наше последнее прибежище». 

По иронии судьбы, когда усилия по строительству децентрализованной цифровой метавселенной увенчаются успехом, ее главные архитекторы станут больше не нужны. Тайлера и Кэмерона Уинклвоссов это, похоже, не заботит: недавно один из аналитиков Citibank спрогнозировал, что через несколько лет курс биткоина перевалит за $300 000.

«Децентрализация многогранна. Мы не хотим играть роль охранников у ее дверей», – говорит Кэмерон, глядя в окно на небоскреб Крайслер-билдинг. 

Блокчейн-революция только начинается. Марк Цукерберг, обрати внимание.

Материалы по теме
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый Forbes уже в продаже

Новый Forbes уже в продаже

Рейтинг зарплат | 15 самых комфортных банков