Сделано в Одессе. Одесские разработчики научились создавать мировые продуктовые компании. Получится ли у них закрепить этот успех
Категория
Инновации
Дата

Сделано в Одессе. Одесские разработчики научились создавать мировые продуктовые компании. Получится ли у них закрепить этот успех

Слева направо: Вадим Роговский, Денис Жаданов, Артем Бородатюк и Игорь Жаданов. Фото Александр Чекменев, Максим Артемчук

Как в прошлом десятилетии Одесса неожиданно стала центром продуктового IT-бизнеса

Уроженец Свердловска, программист Виктор Шабуров в У 2004 году подыскивал место для начала собственного дела. Деньги для старта у него были – €40 000 премии, которые ему выплатил работодатель, германский SAP. Впервые оказавшись в Одессе, предприниматель понял, что «нашел Клондайк, где десятки тысяч можно превратить в сотни миллионов». Город у моря с умными людьми – что еще нужно для успеха интеллектуального бизнеса?

Украинский IT‑бизнес наращивает обороты. В 2020‑м его экспортная выручка, по оценке аутсорсера Beetroot, достигла $5 млрд. Услугами украинских программистов пользуются 100 компаний из списка Fortune 500. Львиную долю экспортных денег зарабатывают фирмы, которые пишут софт на заказ.

Одесса – особый случай. IT‑аутсорсинг здесь не очень прижился, зато одесситы научились создавать продуктовые компании. В их числе – разработчик приложений Readdle, AR‑стартап Looksery, сервис цифровой примерки 3DLOOK, маркетинговый холдинг Netpeak Group, VPN‑клиент KeepSolid, десятки стартапов помельче. В отличие от большинства украинских IT‑компаний, одесситы продают миру не человеко‑часы разработчиков, а готовый продукт.

Как объяснить этот феномен и есть ли у него будущее?

Материалы по теме

Первым проектом Шабурова в Одессе стал магазин приложений Handster, который он продал в 2011 году норвежскому браузерному гиганту Opera за $10 млн. Покупатель обязал Шабурова два года проработать вице‑президентом и построить отдел, способный продавать интернет‑трафик на миллионы долларов в месяц. «Мы запустили мясорубку: нанимали втрое больше положенного и каждый месяц увольняли тех, кто не дотягивал»,– вспоминает предприниматель.

Нанимать много, оставлять лучших, щедро премировать – вчерашняя учительница английского могла ежемесячно зарабатывать у Шабурова $7000 в виде бонусов. Но главным его уловом стали не гениальные продажники, а толковый программист. В поиске идей и талантов Шабуров финансировал университеты в Украине и России. «Проводили олимпиады и хакатоны, покупали мебель и компьютеры»,– рассказывает он. Средний чек – пара десятков тысяч долларов. Два конкурса выиграла команда Одесского университета, в которой выделялся Юрий Монастыршин.

Шабуров пригласил парня на работу. Вместе они сделали Looksery – приложение, которое позволяет накладывать на лицо виртуальные маски, используя дополненную реальность. Сегодня это обыденность, а в 2015‑м выглядело как прорыв.

Пока Монастыршин с командой писали код, Шабуров выстраивал продажи и маркетинг. Стартап заявил о себе «утечкой» в издание CNET и краудфандингом, который Шабуров оплатил из своего кармана. «Через полтора года после старта у нас было контрактов на $10 млн, – рассказывает он. – Выручка – $1 млн, а расходы– около $200 000 в месяц». На резвых парней из Одессы обратил внимание основатель Snapchat Эван Шпигель. Приобретение Looksery обошлось американской соцсети в $150 млн деньгами и акциями.

«В Одессе все получилось с первого раза и в нужное время, – говорит Шабуров, 44. – Это огромная удача». Он дает интервью Forbes по Zoom из своего дома на Гибралтаре. У него за спиной – полоска воды, отделяющая Европу от Африки. Предприниматель переехал в британскую колонию после второй сделки со Snap. В 2019‑м американцы купили у него AI Factory за $200 млн.

Настоящий одессит. Основатель стартапа 3DLOOK Вадим Роговский. /Фото Александр Чекменев

Настоящий одессит. Основатель стартапа 3DLOOK Вадим Роговский. Фото Александр Чекменев

«Я, наверное, подарил Украине больше долларовых миллионеров, чем все остальные,– человек 30, не меньше»,– говорит Шабуров. Он имеет в виду сотрудников, которые заработали на продаже своих миноритарных пакетов акций. Эффект выражается не только в деньгах, но и во влиянии украинцев на продукты Snap. Монастыршин переехал в Сан‑Франциско. В свои 29 он – старший директор Snap по разработке. Командой Lenses руководит в Snap другая одесситка – Лидия Богданович. «Почти к каждому AR‑эффекту, который используют юзеры Snapchat, приложили руку украинцы», – говорит глава украинского офиса компании Алексей Мухин.

•••

«Этот город в Европе – легенда и модель смешения разных культур и гражданственности», – пишет об Одессе французский философ Бернар‑Анри Леви. Если смотреть на вещи более приземленно, прирожденный космополитизм помогает одесситам налаживать трансграничные связи. «Одесские IT‑компании в большинстве своем нацелены на два рынка: США и Израиль», – говорит вице‑президент IT‑компании Intellias Роман Гапачило. Крупнейший аутсорсер, запущенный в Одессе,– компания Provectus, которую основал Геннадий Галантер. Житель легендарного Круглого дома на Греческой площади, в начале1990‑х он переехал в Кремниевую долину, откуда и построил глобально ориентированный бизнес со штатом около 500 человек. Другой пример – уроженец Одессы, миллиардер Влад Шмунис, который основал телекоммуникационную компанию RingCentral, чья капитализация в сентябре 2021 года превышала $20 млрд. Ключевой R&D‑центр RingCentral – одесская AB Soft.

Космополитизм мало бы помог одесскому IT‑сектору, если бы не десятки тысяч инженерных кадров, подготовленных одесскими университетом, политехом и академией связи. Одна из первых продуктовых IT‑компаний Украины, CS Odessa, запустилась в городе еще в 1993 году. Фирма, которая продает инструменты для создания ментальных карт и собственный офисный пакет, стала школой предпринимательства для основателей Readdle– Игоря Жаданова и Александра Тягульского.

Вместе с однокашниками по Одесскому университету Андрианом Буданцевым и Дмитрием Процеровым Жаданов и Тягульский запустили Readdle в 2007 году. Первым офисом стала квартира в хрущевке на Черемушках – ближе к аэропорту, чем к морю. Время для запуска оказалось более удачным, чем место. Одесситы занялись разработкой мобильных приложений в тот самый момент, когда Стив Джобс устроил iPhone‑революцию. Стартап выпустил популярную читалку для iPhone, чем обратил на себя внимание Apple, готовившейся запустить магазин приложений App Store.

Сегодня Readdle известна на весь мир своими приложениями для повышения продуктивности. В портфеле – редактор документов PDF Expert, файловый менеджер Documents, почтовик Spark. В любой презентации Apple вы рано или поздно увидите в углу слайда иконку одной из программ одесситов. Приложения, разработанные ими, скачали более 175 млн раз. В компании работает свыше 220 человек. Финансовых показателей основатели не раскрывают.

«Мы запустились в Одессе, но сегодня Readdle – глобальная компания, которая ищет людей по всему миру, – говорит младший брат одного из основателей Денис Жаданов, 32. – У нас есть берлинский хаб, на очереди Лондон». До 2020 года он был вице‑президентом по маркетингу Readdle. Сейчас занимается собственными проектами.

Как и Шабуров, Жадановы не коренные одесситы. Отец– военный связист, мать – математик по образованию. После службы в Беларуси семье дали жилье в поселке под Одессой, обещая через пару месяцев подыскать квартиру в городе. Два месяца превратились в 15 лет. Денег хронически не хватало, а на покупку компьютера в 1997 году ушли все родительские сбережения.

«Мы из семьи, где одна из самых больших ценностей – образование и интеллект», – говорит Игорь Жаданов, 37. В похожей атмосфере рос другой одесский стартапер – основатель 3DLOOK Вадим Роговский. Его отец, тоже Вадим Роговский, 61, – кандидат технических наук, специалист по автоматике и телемеханике. Но не просто технарь, а с предпринимательской жилкой. В конце 1980‑х Роговский‑старший провел два года в Венгрии. Самый веселый барак соцлагеря произвел на него неизгладимое впечатление. «Там капитализм – Pepsi Cola, шоколадки, а у нас – очереди за колбасой»,– рассказывал он в одном из интервью. Вернувшись домой, по социализму не горевал. Работал в Siemens директором по импорту, стал главным маркетологом «МТС Украина» по южному региону.

Энергия отца передалась сыну. «Он самый самоуверенный человек, которого я знаю,– говорит о Роговском‑младшем его бизнес‑партнер, основатель группы компаний Netpeak Артем Бородатюк, 36. – Вадима вообще ничего не пугает». 3DLOOK разработала инструмент для измерения параметров тела по фотографии. Компания привлекла $11,2 млн инвестиций, в числе партнеров – французский гигант LVMH, американские производители спецодежды и униформы. «Недавно закрыли пятилетний контракт на сумму более $1 млн»,– рассказывает Роговский. В середине 2022 года он рассчитывает привлечь еще $20 млн при оценке 3DLOOK более $100 млн.

Роговский беседует с Forbes в своем новом офисе на 11‑м этаже бизнес‑центра Gagarin Plaza. До пляжа – 500 метров. «Я хотел, чтобы из окон было видно море,– говорит он. – Чтобы люди стремились к большему и мечтали».

Человек-система. Артем Бородатюк научился управлять холдингом из дюжины компаний и не сходить с ума. Его оружие – системный подход. /Фото Максим Артемчук

Человек-система. Артем Бородатюк научился управлять холдингом из дюжины компаний и не сходить с ума. Его оружие – системный подход. Фото Максим Артемчук

В 2012 году вместе с Бородатюком и основателем компании по продаже рекламы в интернете VertaMedia Александром Борняковым Роговский создал небольшой акселератор (позже – венчурный фонд) WannaBiz. Фаундеры вложили в него $0,5 млн. На счету WannaBiz инвестиции в полтора десятка стартапов. В их числе – система точечного маркетинга Influ2, платформа для продаж Reply. «На носу первый экзит – в портфельную компанию Rallyware инвестировали $20 млн с выкупом акций предыдущих инвесторов»,– говорит Роговский.

Его отец, который был первым директором WannaBiz, характеризует троицу основателей не иначе как «лебедя, рака и щуку». «Мы разные в подходах, но нам небезразлично, что происходит в городе»,– говорит Бородатюк, который славится системным подходом и педантичностью. «У Артема для всего таблицы, графики, месяцы подготовки,– говорит Роговский. – Долго запрягает, но быстро едет». В группе Netpeak 12 компаний со штатом более 800 человек. В их числе продуктовые – аналитический сервис Serpstat, сервисные – агентство интернет‑продвижения Radaso, венчурные – студия мобильных приложений Tonti Laguna Mobile. Одних только рекламных бюджетов Netpeak распределяет на $120 млн. За каждым проектом закреплен партнер, все получают доли и право выкупать дополнительные пакеты акций.

С подачи Бородатюка запустилась краудфандинговая площадка «Мой город», которая собрала 2,8 млн грн для реализации в Одессе урбанистических проектов. Один из них – ресторан 4City на улице Канатной. Более 248 инвесторов скинулись на него по $1000. 70% прибыли заведения направлялось на социальные проекты. В карантин оно закрылось, но Бородатюк твердо намерен его перезапустить: городу нужны примеры успешного сообщества.

Борняков, 39, сейчас первый замминистра цифровой трансформации. Он отвечает за «Дія.City», легализацию оборота виртуальных активов, электронное резидентство. «Хочу улучшить конкретные вещи», – говорит он. В 2015 году VertaMedia (в 2018‑м переименована в AdIntelligent) оценивалась в $30 млн. Уйдя во власть, он передал активы в слепой траст и вышел из операционного управления бизнесами.

«Саша – самый осторожный из нас, – говорит про него Роговский. – Он очень тщательно готовится к любому контракту или сделке». «Не люблю понятийные договоренности»,– объясняет Борняков. Он родился не в Одессе, а в райцентре Одесской области – Болграде. С юности увлекался компьютерами, но поступить в Одесский политех не удалось – не хватило баллов на бюджет. Учился в ПТУ, доучивался в Национальном авиационном университете. Переехав в Одессу, в 2007 году создал аутсорсинговую фирму SoftTechnics, потом занялся интернет‑рекламой. «Разбираться нужно было самостоятельно, потому что бизнес‑тусовки в городе так и не сложилось»,– говорит Борняков.

Одесса – единственный крупный город Украины без собственного IT‑кластера, сообщества или ассоциации, признанной всеми игроками рынка. Последняя попытка объединиться завершилась крахом в начале 2016 года. «Кластер не состоялся, потому что был слишком неоднородным, а каждый участник смотрел на свою выгоду»,– говорит предприниматель Сергей Петренко. До 2014 года он возглавлял расположенную в Одессе украинскую штаб‑квартиру «Яндекса». Социальному капиталу этого уроженца Баку может позавидовать любой одессит – его имя всплывает практически в каждом разговоре с одесскими айтишниками.

Железнодорожник по образованию, Петренко дослужился до поста начальника станции Одесса‑Товарная, пока не увлекся поисковыми системами. В 2000‑м он запустил Searchengines – крупнейший в рунете сайт о SEO‑продвижении. В «Яндекс» его нанял легендарный основатель компании Аркадий Волож. На пике одесское подразделение насчитывало более 100 сотрудников.

История местного IT – не только успехи, но и по‑одесски колоритные провалы. Основатель стартапа Sixa Николай Минченко обещал сделать платформу для аренды компьютерных мощностей в облаке. С этой идеей он прошел Y Combinator, позже добавил в список разработок шлем для виртуальной реальности. Минченко привлек около $5 млн инвестиций, а потом перестал выходить на связь. «Это редчайший случай странного и, похоже, недобросовестного поведения менеджмента»,– удивлялся в интервью AIN. UA партнер фонда TMT Investments Артем Инютин.

В чем специфика одесской предпринимательской культуры?

«Львовяне лучше объединяются ради общей цели, харьковчане придумали себе идентичность и культурный код, – говорит Петренко.– Одесситы преследуют свои мечты». «Нам сложно договориться, но каждый хочет преуспеть и не готов останавливаться»,– объясняет Борняков. Отсутствие в Одессе IT‑кластера и изобилие продуктовых компаний – две стороны одной медали.

В биографиях местных IT‑предпринимателей прослеживаются и другие сходства: интеллигентные семьи (родители – учителя, ученые, военные), небогатое детство, хорошие школы. «Нас учили не просто считать и знать формулы, мы развивали чувство прекрасного, нравственную базу», – говорит Денис Жаданов, закончивший Ришельевский лицей, где упор сделан на физику и математику. В 2020 году лицей занял 37‑е место в Украине по результатам ВНО.

Основатели Readdle (слева направо): Александр Тягульский, Адриан Буданцевв, Дмитрий Процеров, Игорь Жаданов

Основатели Readdle (слева направо): Александр Тягульский, Адриан Буданцевв, Дмитрий Процеров, Игорь Жаданов

•••

Весной 2015 года Петренко создал крупнейший одесский коворкинг «Терминал42». Проект закрылся во время карантина, но Петренко не сдался. Новый «Терминал» площадью 1500 кв.м на 350 рабочих мест откроется в арендованном у «Укртелекома» здании бывшего телефонного узла. Партнер Петренко по этому проекту – одесский девелопер «Пространство», который также строит в городе техноквартал на 2,5 га ITOWN. «Чем‑то это напоминает UNIT.City, но концепция немного другая – меньше офисных площадей, другие цены»,– говорит Петренко.

Почему Одесса не может проглотить проект побольше? Три главных технических вуза выпускают не так много программистов. Из‑за нехватки кадров центром своего второго стартапа Шабуров сделал Запорожье. «Одесса слишком маленькая для двух компаний с узкоспециализированной экспертизой»,– объясняет он.

Одесса – Купертино. Игорь (слева) и Денис (справа) Жадановы из Readdle придумали, как при помощи приложений сделать продуктивнее десятки миллионов людей. /Фото Александр Чекменев

Одесса – Купертино. Игорь (слева) и Денис (справа) Жадановы из Readdle придумали, как при помощи приложений сделать продуктивнее десятки миллионов людей. Фото Александр Чекменев

Продуктовый IT‑бизнес создает больше добавленной стоимости, и ему нужно меньше разработчиков, чем аутсорсерам. Крупнейший городской работодатель в IT‑сфере – Luxoft, на который работает более 1000 одесситов. Лидеры аутсорсингового бизнеса EPAM и SoftServe только недавно открыли представительства с гибридной моделью работы и штатом в пару сотен человек.

Продуктовые стартапы из Одессы постепенно мигрируют в более оживленные места. Штаб‑квартира рекламного бизнеса Борнякова переехала в Нью‑Йорк. Там же находится центральный офис 3DLOOK. В США переехал и одессит Виталий Гончарук, чей стартап Augmented Pixels специализируется на работе с дополненной реальностью и сотрудничает с LG, Intel, Qualcomm. Бородатюк из Netpeak все чаще живет в Киеве. «Тут намного выше концентрация талантов, денег и специалистов, – с некоторой горечью говорит он. – В Одессе этого не хватает».

Роговский‑старший читает студентам Одесской политехники курс про IT‑стартапы. «Техническая подготовка – еще куда ни шло, но им же не объясняют, зачем это все нужно», – говорит он. Преподавательской ставки едва хватает «на бензин», но чтение лекций дает надежду, что IT‑предприниматели в Одессе не переведутся.

Материалы по теме
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый Forbes уже в продаже

Новый Forbes уже в продаже

Топ-100 частных компаний | Лучшие города для бизнеса