Из офиса – на фронт. Война глазами топа «Укргаздобычи», который с первого дня в терробороне /Фото из личного архива
Категория
Компании
Дата

Из офиса – на фронт. Война глазами топа «Укргаздобычи», который с первого дня в терробороне

Сергей Федоренко, коммерческий директор «Укргаздобычи». Фото из личного архива

Коммерческий директор крупнейшей газодобывающей компании страны «Укргаздобыча» Сергей Федоренко, 34, записался в добровольцы в первый день войны. Он рассказал Forbes, как попал в территориальную оборону и что сложнее всего для человека из бизнеса на войне 

24 февраля в 5 утра Федоренко проснулся от взрывов: началась война. «Когда первые часы шока прошли, мы собрались семьей и стали думать, что делать дальше», – говорит он. Решили, что родителям, двум его дочерям и жене нужно уезжать из Киева на Волынь, а дальше – в Европу.

Сам он остался в городе. Семье сказал, что будет сидеть дома и работать: координировать поставки топлива, релокацию сотрудников компании и оборудования. Но когда все уехали, он собрался и пошел в военкомат.

Много времени на сборы не ушло. «Тревожный чемоданчик» со всем необходимым был готов еще за неделю до нападения России. «Из новостей понимал, что война неизбежна, начал готовиться заранее», – говорит он.

До войны Федоренко ходил на стрельбища и проходил подготовку в «Украинском легионе». Этого опыта и рвения защищать родину военкомату оказалось недостаточно. «Сказали, что перезвонят, но не перезвонили до сих пор», – говорит он. Посоветовали пойти записаться в территориальную оборону, так он и сделал.

Желающих встать на защиту города в какой-то момент стало так много, что оружие начали раздавать, даже не спрашивая паспорт: кому РПГ, а кому автомат. «В этот момент испугался, что может начаться махновщина, но этого не произошло, – говорит он. – Единичных людей, которые получили оружие и не явились на позиции, быстро разоружили сотрудники СБУ и сами добровольцы».

Почти за месяц войны терроборона превратилась из бизнесменов, офисных сотрудников, барист, айтишников, студентов и пенсионеров с автоматами Калашникова в неотъемлемую часть ЗСУ. За это время выросла их выучка и улучшилось снабжение. «Мы выполняем роль второго эшелона обороны, – говорит Федоренко. – У нас есть все необходимое снаряжение: тепловизоры, NLAW, Jevelin». 

Общая численность сил территориальной обороны в стране – более 100 000 человек без учета добровольческих формирований территориальных общин, по данным Минобороны. В роте Федоренко до 100 человек, самому старшему из них – 82 года.

Из офиса – на фронт. Война глазами топа «Укргаздобычи», который с первого дня в терробороне /Фото 1

Сергей Федоренко, коммерческий директор «Укргаздобычи».

О решении Федоренко семья узнала только через неделю. «Больше всего переживал за маму, не хотел, чтобы она сильно нервничала, чтобы не навредить ей», – рассказывает Федоренко. Семья его решение приняла. Теперь он в определенные часы пишет родственникам, что с ним все нормально. «Так они могут быть спокойными», – говорит он. 

В «Укргаздобыче» его поступок вызвал уважение, но не удивление. «Мы знаем Сергея как патриотичного, смелого, креативного и инициативного человека», – говорит Максим Асауляк, начальник департамента коммуникаций «Укргаздобычи». Компания в целях безопасности не называет конкретную цифру, сколько всего ее сотрудников было призвано на войну. «Мы поддерживаем Сергея и всех наших работников, которые ушли воевать, – их достаточно много, – говорит Асауляк. – Надеемся, что они все как можно скорее вернутся на работу с победой».

Впрочем, Федоренко продолжает участвовать в жизни компании, ежедневно созванивается с коллегами. «Первые две недели, когда занимались перевозкой топлива и сотрудников, приостановкой заводов, такие совещания могли длиться целый час», – говорит он. 

Forbes разговаривает с Сергеем, пока одни его сослуживцы чистят оружие после стрельб, а другие проходят физическую подготовку. «Если мы не на задании, то изучаем тактику, тренируемся, пристреливаемся», – говорит он.

Почти ежедневно его отряд выполняет военные задачи, в том числе по спасению раненых и эвакуации мирных. «Несколько раз были прямые столкновения с врагом, когда можно было видеть вблизи, в кого стреляешь», – говорит он. 

Страх смерти или серьезных ранений на войне, по его словам, проходит в первые дни. «Под обстрелом больше думаешь о том, как выполнить задачу и чтобы при этом никто из своих не пострадал», – говорит он. По его словам, сложнее всего, когда твои позиции обстреливают из артиллерии или «Градов». «В такие моменты ты не можешь ни на что повлиять, это психологически сложно, но такое состояние быстро проходит, – говорит он. – Мы на своей земле, защищаем свой дом, и поэтому психологически нам легче восстанавливаться».

В конце февраля отряд Федоренко укреплялся на столичной Оболони, готовясь отбивать штурм Киева. Сейчас он со своими вооруженными до зубов сослуживцами, за плечами которых уже месяц войны, готовится к контратаке где-то в лесах Киевской области.

Материалы по теме