«В основном спрос на печенье, шоколад не покупают». Как пострадала от войны крупнейшая кондитерская компания Украины Roshen /Фото Александр Медведев/НВ
Категория
Компании
Дата

«В основном спрос на печенье, шоколад не покупают». Как пострадала от войны крупнейшая кондитерская компания Украины Roshen

Вячеслав Москалевский Фото Александр Медведев/НВ

Бывший президент Украины Петр Порошенко до войны имел $1,6 млрд состояния. Сейчас, по предварительным подсчетам Forbes, он «стоит» $0,7 млрд.

Главная причина стремительного обесценивания – война в Украине. Из-за нее производитель сладостей остановил две фабрики – в Киеве и Борисполе. Другие – в Виннице и Кременчуге – работают частично. Фабрики в Венгрии и Литве не прекратили работу.

Forbes поговорил с генеральным директором и совладельцем Roshen Вячеславом Москалевским, 54, о том, как в условиях войны функционирует крупнейшая кондитерская компания страны. По данным отраслевого рейтинга Candy Industry, ее выручка в 2021 году составила $800 млн.

Как работает Roshen в условиях войны?

Что сейчас говорить… Мы пытаемся воспроизвести себя.

Две фабрики – в Киеве и Борисполе – не работают, еще две – в Виннице и Кременчуге – не на полных мощностях. Реально мы только на этой неделе начали отгружать товар. И стараемся выполнить план производства на апрель.

Почему закрыли фабрики?

В Борисполе фабрика находится на окраине города. В Киеве завод в основном производил торты, но сейчас фирменные магазины работают нестабильно, потому что спрос упал. Мы стараемся сократить ассортимент и прежде всего понять, каким он должен быть во время войны. Он нужен другой. Еще на киевской фабрике производили мармелад, а также конфеты, например, «Киев вечерний». Они есть на складе, но их продано за месяц 100 кг.

У нас два склада – в Виннице и Яготине. Последний стараемся максимально опустошить.

Сырья достаточно, возможно, нет нескольких позиций. Все остановилось. Мы обычно продавали 16 000–17 000 тонн продукции в месяц, а сейчас – около 3000 тонн. Наша задача сейчас – разобраться со спросом. Когда люди в шоковом состоянии, он меняется кардинально.

Мы возобновили поставки в АТБ на тех же условиях (накануне войны Roshen и АТБ прекратили сотрудничество из-за разногласий. – Forbes). Единственное, что отсрочка платежа стала меньше. Понятно, что АТБ страдает из-за отсутствия поставщиков. Мы снова им поставляем, но сейчас проблема найти водителей, чтобы отправлять продукцию.

Почему в Виннице предприятие работает частично?

Отчасти, поскольку ничего никому не нужно. На этой неделе мы возобновили экспорт на Запад. В страны СНГ и Израиль ничего не идет. У нас остался только один канал продажи товара – в европейские страны.

Магазин Roshen /Фото УНИАН

Магазин Roshen Фото УНИАН

Что именно Roshen выпускает сейчас?

Пока мы не можем продать все, что есть на складах. Когда началась война, на рынке образовалась подобная тенденция – ритейлеры продавали товар, но не заказывали новый.

Сейчас производим печенье, поскольку спрос преимущественно на него. В Кременчуге больше производим сырье. Это карамель. Но сейчас большие остатки, и фабрика станет полноценно работать в апреле. В Виннице также производим шоколад, но его во время войны не покупают. Немного продаем печенье с карамелью и вафли.

То есть, вы сосредоточитесь на производстве печенья и вафель?

Да. Печенье тоже можем производить в Борисполе, но пока линии не запускаем.

Вы сказали, что некоторые магазины не работают. Где?

В Харькове не работают и в Киеве некоторые, поскольку люди уехали из городов. Нет ни продавцов, ни покупателей. Но мы отыщем себя. Часть сотрудников помогают армии – лучше они будут полезны в терробороне, чем будут производить конфеты, которые сейчас никому не нужны.

Мы считаем деньги, чтобы понять, как долго сможем выплачивать зарплаты своим сотрудникам. За февраль они получили зарплаты, а что будет с выплатами в марте, еще непонятно.

Вы отправляли кого-нибудь в отпуск?

Нет столько отпусков. Людям нужны деньги, и потому мы сейчас считаем, сколько можем заплатить, учитывая, что предприятия простаивают. Мы точно не будем сокращать людей, им некуда уходить (в компании работает 8500 человек. – Forbes). Зарплаты сократим, но не так, чтоб сотрудники не смогли на них прожить.

Вы говорили о проблеме с водителями. Как ее решаете?

Мы поменяли систему оплаты. Раньше их зарплата зависела от количества проехавших километров. Теперь скорость упала из-за блокпостов и других причин. Их зарплата осталась такой же – 30 000–35 000 грн. Но они будут меньше ездить.

С продавцами несложно, сложно с покупателями. В мирное время фирменная сеть существует, а в военное время нам нужны такие магазины, как АТБ, «Сильпо» и другие. Тем не менее мы должны сохранить свою сеть магазинов, а также запустить фабрики и изменить ассортимент. Пока ущерб еще не оценивали – это еще не конец.

Материалы по теме