Категория
Компании
Дата

Избежать недостатка средств гигиены и подгузников. Как работает во время войны самая большая drogerie сеть EVA. Интервью с совладельцем Русланом Шостаком

Совладелец drogerie сети EVA и супермаркетов Varus Руслан Шостак о повышении цен, трансформации процесса поставок товаров в условиях войны и проблемах с логистикой

Руслан Шостак, совладелец drogerie сети EVA. /Фото из личного архива

Руслан Шостак, совладелец drogerie сети EVA. Фото из личного архива

На прошлой неделе жители Ровенщины массово жаловались на сеть EVA, у которой около 1100 магазинов по всей стране, пишет Главное управление Госпотребслужбы в Ровенской области. Одна из причин – резкое повышение цен. Такая же жалоба в Facebook звучала от жителей Житомира и Луцка, сообщают местные СМИ. Совладелец сети Руслан Шостак говорит Forbes, что это атака ботоферм, которую расследует киберполиция. Изменение цен он объясняет отключением акций, которые ранее финансировали поставщики. «Нам поставщики сказали отключать акции и мы их отключили, – говорит Шостак. – Поэтому могло быть ощущение, что мы подняли цены».

Репортер Forbes поговорила с Русланом Шостаком не только о повышении цен, но и о трансформации бизнес-процессов.

Как вы работаете в условиях войны?

Мы почти полностью выплатили всем зарплату за февраль и продолжаем работать. Но из 1100 магазинов EVA открыто около 814, остальные либо закрыты, либо работают частично в зависимости от военной ситуации. Если город бомбят и люди физически не могут добраться до рабочего места, мы не можем открыть магазин. Такая ситуация, например, в Харькове, частично в Киеве и других прифронтовых городах. В Мариуполе долгое время команда работала в полном объеме. В Мелитополе и Бердянске не работаем. Также три магазина по состоянию на 28 февраля, один из которых в Волновахе, разбомбили.

Как вы мотивуете людей выходить на работу?

Мы никого не сократили, сотрудники магазинов, которые не работают получают зарплату в полном объеме. Тем сотрудникам, кто пошел в тероборону или армию также полностью сохранили зарплату. Специальных мотиваций нет.

Ритейлеры и производители говорят, что у них сейчас очень большие проблемы с логистикой. Что у вас?

Машина за сутки не может проехать больше 200 км и поэтому полностью поменялись поставщики, логические цепочки разрушены. Команда практически по каждой машине, будь-то доставка продуктов или хлеба, принимает решение отдельно.

Например, в Киеве доставлять до магазинов продукцию нам помогает тероборона. На блокпостах договариваемся, чтобы нас пропускали быстрее. Также мы не исключаем, что машину изымут на блокпосту в военных целях. 

Война разрушает все прошлые стандарты. У транспортников и производителей изменились все условия.

Как вы перестроились?

Поставщики поменялись из-за разрыва логистических цепочек. Вышла смена, выработалась продукция, если не бомбили – они отгрузили товар. Если начались атаки, сирены, они не погрузились и мы ищем других поставщиков в другом регионе. У нас такой фронт, где логистика меняется каждый день. 

Например, мы не можем поставлять товар и продукты из Европы, или из Киева в Днепр из-за того, что машина может ехать несколько дней. Сложности также с поставками в Харьков и в Донецкую область. С юга, например, с Херсона и Николаева мы ничего доставить уже не можем. В этих регионах у нас были сельские контракты на продукцию фермеров. Теперь большую часть товаров и продуктов в днепропетровские магазины поставляют локальные поставщики.

То есть вы работаете исключительно с местными поставщиками?

У EVA ассортимент некритического импорта и он очень мало импортируется. Пока мы используем остатки со складов дистрибьюторов и ищем поставщиков в спокойных регионах, но в стране фактически заканчиваются остатки товара. Их осталось на один-три месяца в зависимости от категории и они будут вымываться с полок. Пока незачем паниковать. Мы работаем со всеми международными поставщиками критического импорта, например, подгузников, средств гигиены, чтобы избежать проблем с недостатком.

Как изменились условия сотрудничества с поставщиками?

Практически все поставщики с первого дня войны изменили цены и условия сотрудничества. Теперь мы работаем без отсрочки платежа, по предоплате и по факту. Естественно никто из поставщиков не проводит акций, не дает специальных цен или лучших условий. Все оказались в одном поле. Пока мы ведем переговоры с международными компаниями, чтобы они давали льготы поскольку в стране война.

В какие города сейчас сложнее всего доставлять товаров?

Практически во всю восточную и центральную Украину. Везде работает тероборона, мы понимаем эту необходимость в военное время, но это пробки, которые невозможно объехать. Стоимость логистики выросла где-то в полтора-два раза.

Все ли склады работают?

Под Киевом в Броварах и Гостомеле склады закрыты – там идут интенсивные бои и физически невозможно работать.

Читала, что EVA подняла цены в три-четыре раза. Правда ли это?

Это абсолютный фейк. Против нас работали боты, которые распространяли его. Но кто это сделал пока не знаем. Мы разбираем этот кейс с киберполицией.

Сейчас нет товаров, на которые цены бы выросли в три-четыре раза или даже в пять. Конкуренции уже нет, но мы держим минимальные цены. Мы выяснили откуда это пошло. У нас были очень большие акции, которые оплачивали поставщики. В первый день войны они сказали: «Мы не даем никаких акций, отключайте их, мы вам не сможем их оплачивать». И некоторые мы отключили. Были акции минус 20-30%, на некоторые позиции даже были минус 50%. Из-за это могло быть ощущение, что мы подняли цены. Розница ретранслятор того, что происходит на рынке. Мы просто имеем свою маленькую маржу на этой ретрансляции.

А в категориях, где возможно цены поднимали поставщики?

Если поставщики поднимали цены мы тоже их поднимали. Мы терпим колоссальные убытки, некоторые наши конкуренты просто закрылись. Не работать сегодня выгоднее, чем работать. Мы это понимали, но решили, что нам сейчас важнее быть с клиентом, чем получать дополнительную прибыль.

Какие еще есть проблемы, кроме того, что тяжело с логистикой?

Сейчас три ключевые проблемы: отсутствие товара и поиски его в стране, а также логистика. Также есть проблема с персоналом, который из-за страха не выходит на работу и нам приходится собирать команду каждый день. Но есть и те люди, которых не удается уговорить оставить свои рабочие места. Например, в EVA ни один региональный директор и молодые сотрудники не оставили свой регион.

Материалы по теме