Категория
Компании
Дата

«Нас не сломать». От войны пострадал каждый второй предприниматель Чернигова. Как оживает бизнес в городе на Десне

Мужчина рисует разрушенный черниговский дом, конец мая 2022 года /Фото Getty Images

Мужчина рисует разрушенный черниговский дом, конец мая 2022 года Фото Getty Images

Война забрала у основателей черниговских компаний Bierwelle, Collar и PET Technologies почти весь бизнес. Они не горюют, а восстанавливают производства из руин и ищут смелых клиентов, которые готовы купить их товары. Как черниговский бизнес справляется с последствиями войны

Чернигов обстреливали с 26 февраля. Больше всего пострадали жилые кварталы в восточной части города, всего в 15 минутах езды от центра. Вдоль дороги тянется вереница домов с почерневшими фасадами, выбитыми окнами, проломленными крышами. «Здесь был пивзавод Bierwelle», – кивает водитель такси на груду обожженного дерева и металла. В мирное время завод производил более 15 млн л напитков (Справка.  Варил 6,2 млн л пива в год, производил 4,2 млн л лимонада, 1,8 млн л кваса и разливал 3,6 млн л воды в год). На заводе часто проводили экскурсии, была площадка, где можно было дегустировать пиво, заказать еду. Теперь на этом месте сожженные скамейки и столы, проломленный деревянный пол, усыпанный осколками стекла. 

Предприятие оказалось на линии обороны. Первый снаряд прилетел 28 марта в 12:10. Пожарные не могли подъехать, так как россияне открыли минометный огонь. «Через два с половиной часа тушить было нечего», – рассказывает основатель завода, ресторатор Андрей Осиковский, 45. Он говорит, что по заводу попало 24 мины и четыре снаряда. Вытекло 450 000 л пива. 

Оккупация Чернигова

От Чернигова до российской границы всего 88 км. Впервые кафиры пытались войти в город 26 февраля, но вынуждены были отступить. В следующем месяце армия РФ безуспешно пыталась взять Чернигов еще трижды.

После этого россияне разместились недалеко от города и непрерывно его обстреливали. Местные говорят, что бомбардировки начинались в шесть утра и продолжались до двух-трех ночи. Больше всего пострадали окрестности: жилые дома, магазины, больницы, детские сады, заводы. По данным мэрии, за месяц погибли 700 жителей. Цифры не окончательные, потому что не все завалы еще расчищены и не все убытки учтены.

В начале апреля русская армия отступила от Чернигова в сторону белорусского Гомеля.

Новость застала Осиковского в ресторане, где он вместе с поварами сортировал еду для местных жителей и военных. «Мне позвонил знакомый с блокпоста и сказал: «Не хочу тебя расстраивать, но у вас прилет», – вспоминает Осиковский. – Я не успел ничего почувствовать. Это война. Я был морально готов к возможным потерям». 

Кроме разрушенного пивзавода у Осиковского мародеры вытащили со склада 28 т продукции, от обстрелов пострадали 15 магазинов из 40 и полностью разрушен один из пяти ресторанов «Утка бар».  

От обстрелов пострадало имущество более 60% черниговских предприятий, оценивает заместитель городского главы Александр Атрощенко. «По предварительным оценкам, ущерб предпринимателей – 12,1 млрд грн, но это на основе информации, которую подали менее 2% предприятий», – добавил чиновник.

Юрий Синица, 45, основатель завода по производству товаров для животных Collar. Из-за войны Collar потерял продукции примерно на 7 млн грн и два магазина из десяти. «Осколки от снарядов проломили крышу склада, и когда пошел дождь, продукция намокла и пропала», – рассказывает Синица. Район, где находятся четыре производства Collar, сильно бомбили. Большие воронки от снарядов были в 50 метрах от предприятия. «Я понимал, если попадет в здание, то все полыхнет, как спичка, – вспоминает он. – Поэтому мы вывозили то, что могли». Перевезти успели только 30% продукции. Предприятие экспортирует аксессуары и игрушки для животных, наполнители для кошачьих туалетов, аквариумы и аквариумное оборудование в 78 стран. Collar – единственная украинская компания, которая продает товары через сайт NASA. В 2021 году ее оборот составил 200 млн грн, половину обеспечил экспорт. 

Первые три дня с начала войны Синица вместе с семьей провели на предприятии. «У нас там толстые стены, генераторы, скважина с водой. Казалось, что это безопасное место по сравнению с квартирой», – рассказывает Синица. – Но когда на территорию предприятия стали прилетать снаряды, семья переехала в бомбоубежище, где провела шестнадцать дней. Я понял, что если ничем не займусь, то сойду с ума», – говорит предприниматель. На пятый день осады он открыл все свои магазины и начал продавать товары для животных. «Что-то продавал, что-то выставлял у дверей, чтобы люди могли забрать, – вспоминает он. – В Чернигове началась гуманитарная катастрофа, и корма для животных было трудно найти». По его словам, популярностью пользовались три группы товаров: корма, лекарства и переноски для животных. Синица вспоминает, что он открыл очередной магазин, все распродал, а на следующий день его полностью разбомбили. «Тогда и пришло осознание, что война настоящая, – говорит он. – Разбомбить могло в тот день, когда мы работали». За три недели Collar распродал все, что было в магазинах. 

Александру Суворову, 50, основателю компании Pet-Technologies повезло. Завод, где разрабатывают и производят пресс-формы, станки для выдува ПЭТ-бутылок и маски, крепящиеся на лице без резинок, не пострадал. «Я боюсь об этом говорить, потому что неизвестно, надолго ли это», – вздыхает Суворов. Компания поставляет оборудование в 53 страны мира, экспорт приносит около 65% дохода. Выручка в 2020 году – €12 млн.

«Нас не сломать». От войны пострадал каждый второй предприниматель Чернигова. Как оживает бизнес в городе на Десне /Фото 1

Разрушенный черниговский стадион

К Суворову ничего не прилетело, но война вредит бизнесу не только оружием. Во-первых, в середине марта предприятие пытались ограбить мародеры, но на заводе дежурили охранники и не допустили этого.

«Поживиться» пытались разные местные криминальные элементы», – рассказывает генеральный директор Pet-Technologies Максим Полянский.   

 Во время боевых действий на предприятии оставались четверо охранников. Чем горячее становилось на Черниговском фронте, тем меньше было охранников. В итоге остался один – Игорь Никоненко. Его дом был разрушен, и он «переехал» на предприятие. Охрана предприятия не защитит от прилета снаряда, но защитила от мародерства. 

Во-вторых, предприниматель потерял рынок России, доля которого до войны составляла 30%. «Мы с первого дня перестали с ними работать, – рассказывает он. – Россияне пытались спрашивать, будем ли мы с ними работать. В ответ наши менеджеры присылали фотографии разрушенных домов». 

В-третьих, на второй день предприятие остановилось, потому что уехали инженеры, а затем в городе пропало электричество. Суворов вспоминает, что вместе с дочерью провел в подвале около 10 дней. Он путается в датах, потому что все они смешались в один бесконечный день. Помнит, что выехал из города в начале марта. «Как раз перед тем, как подорвали мост и Чернигов отрезало от цивилизации», – говорит Суворов. 

Разрушенная пивоварня Bierwelle Андрея Осыковского

Разрушенная пивоварня Bierwelle Андрея Осыковского

Фото: архив Андрея Осыковского

Фото: архив Андрея Осыковского

Фото: архив Андрея Осыковского

Фото: архив Андрея Осыковского

Фото: архив Андрея Осыковского

Фото: архив Андрея Осыковского

Вид на разрушенный пивоваренный завод из дрона

Вид на разрушенный пивоваренный завод из дрона

Проект будущего завода Bierwelle вместо разрушенного. Фото: архив Андрея Осыковского

Проект будущего завода Bierwelle вместо разрушенного. Фото: архив Андрея Осыковского

Фото: архив Андрея Осыковского

Фото: архив Андрея Осыковского

Фото: архив Андрея Осыковского

Фото: архив Андрея Осыковского

Предыдущий слайд
Следующий слайд

Отрезанный город

Ночью 23 марта российские оккупанты сбросили авиабомбы на автомобильный мост через Десну – главную артерию города, которая соединяла Чернигов с Киевом. Через этот мост проходила вся логистика. Остался только пешеходный мост. Он и стал единственной связью между берегами Десны. Грузы подвозили к пешеходному мосту, на руках переносили на другую сторону, а там уже загружали в новые машины и развозили по магазинам и ресторанам, рассказывает Осиковский. «Отсутствие моста сильно удлинило логистику», – говорит он.

В середине весны начала разливаться Десна, и подъезжать к мосту стало сложнее. Автобусы и машины застревали в огромной луже, образовавшейся от разлива реки. Она с каждым днем становилась шире и глубже. К 17 мая вода уже достигала уровня двери внедорожника. Люди переходили этот участок реки пешком по колено в воде. «Если не восстановят мост, то мы не сможем возить людей на работу, и тогда придется останавливать предприятие», – говорил в мае Валентин Шкитюка, руководитель Черниговского кластера агрокомпании Agricom Group. По его словам, чтобы добраться до предприятия, придется делать крюк в 150 км по объездной дороге, а с учетом подорожавшего бензина – плохой вариант. «Вместо 20 мостов в Черниговской области работает 10 временных переправ, и как только наводнение на Десне закончится, то начнут восстанавливать автомобильный мост», – рассказал начальник Черниговской ОВА Вячеслав Чаус в эфире национального телемарафона. По словам Атрощенко, на восстановление инфраструктуры потребуется около 20 млрд грн, а на восстановление жилья – еще 17 млрд грн.

«Нас не сломать». От войны пострадал каждый второй предприниматель Чернигова. Как оживает бизнес в городе на Десне /Фото 2

Несломленные

Суворов вернулся в Чернигов 10 апреля. В городе еще не было электричества. Через четыре дня его дали, и Pet-Technologies заработала. «Мы начали работать одними из первых в городе, – вспоминает он. – Сначала вышли два, потом три, потом 15 человек». Сейчас (интервью записано в середине мая. – Ред.) из штатных 237 человек работает примерно половина. Предприятие стояло два месяца. «Если компания не работает три-четыре месяца, то оно закрывается, но мы, слава богу, работаем», – говорит Полянский. Сейчас Pet-Technologies работает на 5–10% от оборота. «Наша задача – выплатить людям задолженность по зарплате, восстановить логистику и поставки», – считает Суворов.

Его первоочередные цели – стребовать задолженности с клиентов и найти новые заказы. Международные клиенты задолжали черниговской компании около $0,5 млн и не спешат расплачиваться. Они аргументируют это тем, что банки не могут провести оплаты в Украину из-за военных действий. Некоторые клиенты отказываются платить за товар, пока его не получат. На Pet-Technologies ложатся затраты на логистику. 

Еще одна проблема – это поставщики, которые решили, что из-за войны компании не нужны будут комплектующие, и в одностороннем порядке разорвали договора либо просят 100% предоплаты. По словам Суворова, сейчас он пересматривает отношения с 300 поставщиками. Клиенты Pet-Technologies в начале войны звонили со словами поддержки, но сейчас не спешат помогать делом.

Несмотря на сложности, Pet-Technologies в мае заключили новый контракт на поставку оборудования. Украинский завод купил станок за €100 000. 

До войны Pet-Technologies в год делал больше 100 заказов по формам для бутылок. «Мы и не из такого кризиса вылазили, – говорит Суворов. – В 2009 году была примерно такая же ситуация. Главное – постоянно двигаться. Сейчас я, например, думаю, как добиться десятикратного роста выручки». 

Один из сценариев – расширить ассортимент услуг завода. По словам Суворова, уникальность производства в том, что на нем можно делать сложные наукоемкие конструкции. Например, узловые соединения для разных отраслей: космической, авиа и автомобильной, медицинской. «Я могу делать вещи разной сложности. Сейчас я хочу рассказать об этом как можно большему количеству людей и найти того, кто поверит в наши возможности», – говорит Суворов.

Collar «выгребать» помогают клиенты. «До войны они с опаской на нас смотрели и не хотели заказывать продукцию без предоплаты, но когда началась война, они повели себя неожиданно», – рассказывает Синица. Как только узнали, что Collar сохранил продукцию, то стали оформлять заказы, а когда узнали что сохранилось производство, то сказали «мы так сильно хотим вас поддержать, что готовы сделать 100%-ную предоплату».

Синица решил восстанавливать бизнес в Чернигове. Предприниматель думал о релокации и даже успел переместить небольшое производство наполнителей для кошачьих туалетов в Хмельницкий. «Остальное вывезти оказалось невозможно», – говорит он. По его словам, ключевое – это сотрудники, которые отказались уезжать из Чернигова. Предприниматель посчитал, что если он перевезет производство, то потратит три-четыре месяца на то, чтобы найти сотрудников и обучить их. В нынешних условиях это будет катастрофой для бизнеса. Запускать бизнес в Чернигове сложно, признается Синица. В городе не работает общественный транспорт, в первое время не было электричества и связи, но шаг за шагом восстанавливались. Сейчас на предприятии работает 328 человек (до войны штат был 600), и эта цифра с каждым днем растет.

Уже в июне пиво Bierwelle можно будет увидеть на полках, обещает Осиковский.  6 апреля у предпринимателя появилась идея, как восстановить предприятие, и уже 20 апреля начал варить пиво на мощностях завода Fanatic Brewery в Днепре. Андрей Фролов и Дмитрий Некрасов выдали черниговскому пивовару часть своих мощностей бесплатно. После войны сочтутся. «Горевать о потере завода некогда, – считает Осиковский. – Надо думать, что делать дальше». Днепр – не самый безопасный город. В 60 километрах от города идут боевые действия.. Предприниматель понимает эти риски. «А что делать? – говорит он. – Это лучше, чем ничего не делать».

Бизнесмен  успел разработать проект нового завода, который уже через год может появиться на месте сгоревшего. На новое предприятие можно будет трудоустроить 250 человек. «Мотив восстанавливать работу один – показать, что нас не сломать», – убежден предприниматель.

***

Это далеко не исчерпывающий перечень историй черниговского бизнеса. Некоторые компании отказались говорить с Forbes, потому что работают с ЗСУ и боятся, что публичность может сделать их целями для российских ракет.

Работу готовы возобновить 50–60% бизнесменов, говорил в середине мая Атрощенко. По его словам, у всех есть объективные проблемы – безопасность, финансы, кадры. 

Общая проблема местных  предпринимателей – дороги. Логисты отказываются приезжать в Чернигов, так как по дороге фуры теряют колеса 

В войну страшно было потерять перспективу будущего, говорит Суворов. «До 24 февраля мы комфортно жили и еще жаловались», – говорит он. Сейчас бизнесмен живет предвкушением. Он считает, что помимо ужасов война дарит возможности. «Рано или поздно война закончится с нашим перевесом, – говорит он. – Весь мир приедет посмотреть на нас. Я верю, что после войны мы «выстрелим» и станем лучше, сильнее».

Материалы по теме