Категория
Картина дня
Дата

НАТО назвал самой большой угрозой Россию. Что это меняет в международной безопасности

Президент США Джо Байден разговаривает с премьер-министром Великобритании Борисом Джонсоном, общее фото на саммите НАТО 29 июня 2022 года в Мадриде, Испания /Фото Getty Images

Президент США Джо Байден разговаривает с премьер-министром Великобритании Борисом Джонсоном, общее фото на саммите НАТО 29 июня 2022 года в Мадриде, Испания Фото Getty Images

НАТО с большим опозданием принял новую редакцию стратегической концепции – документа, который обновляется раз в 10–12 лет и отражает видение международной обстановки и приоритеты Альянса.

Концепция, где Россия называется главной угрозой, точно отражает настоящую ситуацию, но при этом документу сильно не хватает конкретики, считает ученый-конфликтолог Николай Капитоненко.

Предыдущая стратегическая концепция НАТО была принята в 2010 году в Лиссабоне. С того времени прошло не просто 12 лет. Сменилась эпоха. Сегодняшняя Европа с точки зрения безопасности совершенно не похожа на Европу-2010. 

Мир тоже очень изменился: например, в 2010 году доля Китая в мировой экономике была на уровне 14%, а сейчас – около 19%. Основы международной безопасности разрушены, международные организации неэффективны, позиции Запада существенно ослабели. 

Но Альянс решил не вносить кардинальных изменений в собственную риторику. В новом документе много формулировок и оценок, схожих с формулировками концепции 2010 года – например, в очередной раз подтверждена политика открытых дверей. Много внимания уделено сдерживанию и обороне. Немало говорится об управлении кризисами и контроле над вооружениями. 

Международная безопасность за 12 лет изменилась гораздо сильнее, чем стратегическая концепция НАТО. 

Россия – главная угроза

В чем риторика Альянса существенно изменилась, так это в отношении России. Вместо сотрудничества стратегической важности в 2010 году теперь НАТО говорит о России как о наиболее значительной и прямой угрозе безопасности союзников и миру в евроатлантическом регионе в целом. 

Об этом было бы странно не говорить в разгар войны, где ресурсы и репутация многих стран – членов Альянса поставлены на карту. Только этому разговору не хватает конкретики. 

В документе перечислены все преступления, которые Россия совершила против действующего международного права и норм миропорядка. Но долгосрочной стратегии противодействия России не просматривается. Да, НАТО больше не считает Москву своим партнером, но для полноценной стратегии этого мало. 

Поддержка партнеров в противодействии враждебной политике РФ – имеется в виду в первую очередь Украина – это тоже слишком абстрактно. За четыре месяца войны украинцы убедились в том, что под словом «поддержка» могут подразумеваться совершенно разные вещи.

Но быть более решительным и конкретным Альянс вряд ли мог. Позиции и взгляды разных стран-членов по-прежнему существенно отличаются. Политика, скажем, Турции в отношении России не похожа на политику Великобритании. Констатация того, что Россия теперь является главной угрозой, а Украину надо поддерживать – вот возможный на сегодня общий знаменатель, какими бы очевидными ни казались его формулировки.

При этом НАТО подчеркивает, что не ищет конфронтации с Россией и хочет сохранить открытыми каналы коммуникации. В Кремле, похоже, иначе смотрели на этот вопрос и в 2010 году, и в 2022-м.

В стратегической концепции несколько отсылок к «международному порядку, основанному на правилах» (rules-based international order). Россия, как и Китай, по версии авторов документа, стремятся этот порядок подорвать. Идеологический контур концепции – борьба свободных демократий с авторитарными режимами. 

При всей схожести с риторикой времен холодной войны ситуация в реальности другая. Китай и Россия не столько хотят уничтожить все правила, сколько заменить существующие другими. В этом основная опасность кризиса миропорядка, а изменившееся соотношение сил делает угрозу войн и конфликтов особенно значительной.

Три основных задачи сформулированы для НАТО в новой концепции: 

  • сдерживание/оборона;
  • предотвращение кризисов и управление ими;
  • общая безопасность. 

В этом есть какая-то ирония: за 12 лет ни предотвращать, ни управлять кризисами не получилось, а от безопасности мало что осталось. Тем не менее Альянс здесь остается довольно консервативным.

Для НАТО все стало гораздо сложнее. 

Новый документ, помимо стандартных формулировок принципов, типов угроз и трансатлантических связей, главным образом должен дать ответ на вопрос «Как дальше быть НАТО в условиях обостряющегося противостояния с Россией и Китаем одновременно?». Противостояния, которое способно выйти на уровень ядерного оружия и прямой угрозы территориям стран-членов, для многих из которых заверений в действенности статьи 5 Вашингтонского договора может быть уже недостаточно.

 

Материалы по теме
Контрибьюторы сотрудничают с Forbes на внештатной основе. Их тексты отражают личную точку зрения. У вас другое мнение? Пишите нашему редактору Катерине Рещук - [email protected]