Категория
Картина дня
Дата

Почему Лукашенко не хочет нападать на Украину

Главный белорусский вопрос сейчас – вторгнутся ли наземные войска страны в Украину

Предсказывать будущее во время войны – занятие неблагодарное. Может произойти что угодно, особенно, когда имеешь дело с маньяком и его не очень-то верным прихлебателем.

Но всё же с некоторой долей уверенности можно сказать, что Лукашенко постарается оттянуть вторжение своих войск в Украину до последнего.

1. Некоторый смысл в нейтральности Беларуси есть даже для Путина. Беларусь использовалась как нейтральная площадка для заключения первых и вторых Минских соглашений, и сейчас переговоры идут именно там. Если Беларусь вступит в войну, придётся договариваться в Азербайджане или Турции, что для Путина само по себе будет ощущаться как уступка. А Путин не любит делать уступки. Если же договор о прекращении огня будет заключён в Беларуси, каковы бы ни были условия, Путин будет чувствовать, что настоял на своём.

2. Для Лукашенко, конечно же, переговоры на территории Беларуси – это очень важно. Это некоторый откат к тем прекрасным для него временам, когда он был для Запада не только приемлемой фигурой, но даже чем-то вроде миротворца. К временам, когда в Беларусь на переговоры прилетали Макрон и Меркель.

Конечно, после 2020 года всё изменилось. Он изгой. Но и в этой ситуации (особенно глядя на санкции, добивающие экономику, которая и так-то на ладан дышала) Лукашенко пытается сохранить для себя какой-то канал, который позволил бы ему показать «проявление доброй воли» – дать сигнал о том, что он может быть «хорошим» для своих, для Запада, и для себя самого – что с ним можно иметь дело. Лукашенко десятилетиями делал это вполне успешно, это его ролевая модель: творить полнейшую дичь, но потом вдруг в чём-то откатить – мол, всё, я уже успокоился, я на самом деле вменяемый человек. И он будет продолжать это делать, даже если в нынешних условиях обмануть никого уже не получится.

3. Для ядерного электората выученная «ценность» Лукашенко всегда заключалась в стабильности, в нежелании перемен (потому что любые перемены в их представлении обязательно будут к худшему). «Беларусь – последний островок стабильности» – их ключевой лозунг.

Миф о стабильности рухнул несколько лет назад. Экономика ушла в штопор, COVID-19 показал отсутствие социальной защиты, сменяемость власти и репрессии уничтожили политическое равновесие: всё, что мог, Лукашенко давно прогадил. Кроме последнего рубежа – «лишь бы не было войны». Мол, посмотрите: в России война, в Украине война, а Лукашенко сохраняет мир.

И если сейчас Беларусь вступит в Украину, даже «ябатьки» (особенно женщины, чьих мужей отправят в пекло) от него отвернутся.

Белорусы в подавляющем большинстве не хотят воевать. Слишком много было у нас бед и войн. Особенно не хотят участвовать в войне России против Украины. Пока Лукашенко может всё списать на «плохих русских» – мол, это их ракеты летят на Киев и Харьков, я тут ни при чём – «ябатьки» с радостью продолжат верить в мир и счастье. Но вторжение в Украину создаст для Лукашенко новые внутренние риски, которые сейчас невозможно просчитать.

4. Как ни странно, с введением новых санкций всё больше исчезает финансовая зависимость Беларуси от России. Россия стремительно теряет экономический потенциал. А значит, надежды на помощь оттуда у Лукашенко всё меньше. Лишних денег у Путина больше не будет.

Остаётся, правда, затея строительства на территории России порта для переброски белорусского калия – но сейчас явно не до того. Когда этот терминал будет сдан, и будет ли вообще, – неизвестно.

А раз нет экономической зависимости от России, то не обязательно во всём подчиняться Путину. Лукашенко нет смысла рубить последнюю соломинку, удерживающую нож гильотины над его шеей.