Шоковая терапия от Нацбанка. Что для экономики и бизнеса означает учетная ставка 25% /Фото пресс-центр НБУ
Категория
Картина дня
Дата

Шоковая терапия от Нацбанка. Что для экономики и бизнеса означает учетная ставка 25%

пресс-центр НБУ

Повышение учетной ставки НБУ с 10 до сразу 25% вызвало неоднозначные эмоции у бизнеса и экономистов. С одной стороны, это вероятный удар по кредитованию, которого и так не хватает украинскому бизнесу, восстанавливающемуся после первых последствий войны, с другой – потенциально эффективное противоядие от неконтролируемых девальвации и инфляции. К каким последствиям приведет такое решение?

Повышение учетной ставки до 25%, о чем регулятор объявил 2 июня, стало одним из самых резких в истории.

В начале марта НБУ решил зафиксировать ставку на довоенном уровне – 10%. Тогда Нацбанк стремился сохранить стабильность в финансовом секторе преимущественно ручными методами: заморозив курс, запретив существенную часть сделок с валютой и пытаясь компенсировать спрос на валюту продажей резервов.

Уже в мае эта логика совсем перестала работать. НБУ пришлось продать на межбанке $3,4 млрд, тогда как в марте – мае интервенции были близки к $2 млрд ежемесячно, сказал на брифинге глава Нацбанка Кирилл Шевченко. Изменились и условия в экономике. Бизнес приходит в себя от первого военного шока и возвращается к экономической логике принятия решений, добавил Шевченко.

Это означает, что когда ставки по гривневым активам (ОВГЗ, депозиты и т. д.) находятся на довоенных уровнях, тогда как ожидания населения и бизнеса относительно инфляции и девальвации гривни высоки, гривня становится неконкурентоспособной перед валютой, отметил глава НБУ.

«Отсутствие должного вознаграждения за содержание гривневых активов усиливает угрозы долларизации экономики», – сказал он. По его словам, если бы регулятор и дальше поддерживал ставку фиксированной, он рисковал бы быстро истощить золотовалютные резервы, чтобы и в дальнейшем поддерживать курс гривни фиксированным. Как добавил на брифинге заместитель главы НБУ Юрий Гелетий, время отказа от фиксации курса (с 24 февраля – 29,25 грн/$) еще не наступило.

Удар по бизнесу или по банкам?

«Это неожиданный шок для экономики, которая и так получила много потрясений, – говорит президент Киевской школы экономики и экс-член Совета НБУ Тимофей Милованов. – Сдержать инфляцию – хорошая цель, но делать это за счет резких движений, убивающих бизнес, пагубно».

По расчетам владельца корпорации «Биосфера» Андрея Здесенко, решение НБУ сделает кредитный портфель его компании тяжелее на €150 млн. «За эти деньги можно было бы купить несколько технологических линий для развития экспорта», – говорит он.

Президент компании – экспортера оборудования UBC Group Игорь Гуменный прогнозирует, что теперь бизнес потеряет доступ к кредитам в гривне. «Предприниматели потеряют в валютном эвиваленте, – считает он. – Вероятно, дальше будут отпускать курс».

Впрочем, банкиры не ожидают стремительного роста ставок на рынке. Ставку НБУ в 25% можно считать «пожарным механизмом», поэтому она не будет действовать долго, предполагает директор департамента аналитических исследований Райффайзен Банка Александр Печерицын.

В любом случае рост рыночных ставок не будет пропорционален решению Нацбанка, ожидает глава департамента макроэкономических исследований ICU Виталий Ваврищук. По его словам, столь высокая ставка – это риск доходности банков, которым придется выбирать между быстрыми доходами на ценных бумагах правительства или НБУ и долгосрочными отношениями с качественными заемщиками, за которые до войны приходилось существенно конкурировать.

«Я не думаю, что банки решатся повышать ставки клиентам, которых они ценят, – говорит Ваврищук. – Поэтому не исключено, что для многих заемщиков сохранятся даже довоенные условия».

С мыслями о катастрофе

По словам Ваврищука, повысив ставку до 25%, Нацбанк показывает масштаб возможных проблем, которые экономика могла бы получить из-за инфляции и девальвации. «Речь идет не о точных прогнозах, а об общем месседже по дисбалансам в экономике», – отмечает он. По словам Ваврищука, высокая ставка поможет НБУ оставить девальвационные ожидания населения и рынка контролируемыми.

СЕО Юнекс Банка Иван Свитек считает решение НБУ «шоковой терапией» в первую очередь потому, что это повлияет на расходы бюджета по обслуживанию долга. Дополнительная нагрузка на бюджет может возникнуть из-за больших сумм компенсации ставок по госпрограмме «5-7-9», которые придется платить банкам правительства, уточняет Ваврищук.

СЕО одного из банков с иностранным капиталом, пожелавший сохранить анонимность, отмечает смысл повышения ставки для всей экономики. Во-первых, говорит он, таким образом НБУ заберет на себя излишнюю ликвидность по банковской системе из-за депозитных сертификатов. Во-вторых, даже если НБУ продолжит финансировать госбюджет (до сих пор Нацбанк являлся основным источником покрытия дефицита, купив ОВГЗ на 120 млрд грн), это позволит помогать Минфину средствами банков, а не эмиссией средств.

Как отмечает стратег Bluebay Asset Management Тимоти Эш, попытки балансировать между кредитованием и инфляцией могли бы оставить НБУ без резервов. К тому же, считает Эш, значительная часть спроса на кредиты отсутствует из-за того, что большая часть бизнеса не будет инвестировать в развитие в таких условиях. «Думаю, повышение ставки – это важно для всеобщей уверенности в стабильной экономике, – говорит он. – Кризис платежного баланса и «бегство» денег из банков – сейчас это последнее, что вам нужно».

Материалы по теме