Шоковая терапия от Нацбанка. Что для экономики и бизнеса означает учетная ставка 25% /пресс-центр НБУ
Категория
Картина дня
Дата

Шоковая терапия от Нацбанка. Что для экономики и бизнеса означает учетная ставка 25%

пресс-центр НБУ

Повышение учетной ставки НБУ с 10 до сразу 25% вызвало неоднозначные эмоции у бизнеса и экономистов. С одной стороны, это вероятный удар по кредитованию, которого и так не хватает украинскому бизнесу, восстанавливающемуся после первых последствий войны, с другой – потенциально эффективное противоядие от неконтролируемых девальвации и инфляции. К каким последствиям приведет такое решение?

Інвестувати? Почекати? Продавати? Війна змінює все, крім обов’язку лідера приймати виважені рішення. Вже 30 травня 40+ спікерів поділяться досвідом на Першій щорічній конференції про фінанси, інвестиції та економічне зростання. Купуйте квиток за посиланням.

Повышение учетной ставки до 25%, о чем регулятор объявил 2 июня, стало одним из самых резких в истории.

В начале марта НБУ решил зафиксировать ставку на довоенном уровне – 10%. Тогда Нацбанк стремился сохранить стабильность в финансовом секторе преимущественно ручными методами: заморозив курс, запретив существенную часть сделок с валютой и пытаясь компенсировать спрос на валюту продажей резервов.

Уже в мае эта логика совсем перестала работать. НБУ пришлось продать на межбанке $3,4 млрд, тогда как в марте – мае интервенции были близки к $2 млрд ежемесячно, сказал на брифинге глава Нацбанка Кирилл Шевченко. Изменились и условия в экономике. Бизнес приходит в себя от первого военного шока и возвращается к экономической логике принятия решений, добавил Шевченко.

Это означает, что когда ставки по гривневым активам (ОВГЗ, депозиты и т. д.) находятся на довоенных уровнях, тогда как ожидания населения и бизнеса относительно инфляции и девальвации гривни высоки, гривня становится неконкурентоспособной перед валютой, отметил глава НБУ.

«Отсутствие должного вознаграждения за содержание гривневых активов усиливает угрозы долларизации экономики», – сказал он. По его словам, если бы регулятор и дальше поддерживал ставку фиксированной, он рисковал бы быстро истощить золотовалютные резервы, чтобы и в дальнейшем поддерживать курс гривни фиксированным. Как добавил на брифинге заместитель главы НБУ Юрий Гелетий, время отказа от фиксации курса (с 24 февраля – 29,25 грн/$) еще не наступило.

Удар по бизнесу или по банкам?

«Это неожиданный шок для экономики, которая и так получила много потрясений, – говорит президент Киевской школы экономики и экс-член Совета НБУ Тимофей Милованов. – Сдержать инфляцию – хорошая цель, но делать это за счет резких движений, убивающих бизнес, пагубно».

По расчетам владельца корпорации «Биосфера» Андрея Здесенко, решение НБУ сделает кредитный портфель его компании тяжелее на €150 млн. «За эти деньги можно было бы купить несколько технологических линий для развития экспорта», – говорит он.

Президент компании – экспортера оборудования UBC Group Игорь Гуменный прогнозирует, что теперь бизнес потеряет доступ к кредитам в гривне. «Предприниматели потеряют в валютном эвиваленте, – считает он. – Вероятно, дальше будут отпускать курс».

Впрочем, банкиры не ожидают стремительного роста ставок на рынке. Ставку НБУ в 25% можно считать «пожарным механизмом», поэтому она не будет действовать долго, предполагает директор департамента аналитических исследований Райффайзен Банка Александр Печерицын.

В любом случае рост рыночных ставок не будет пропорционален решению Нацбанка, ожидает глава департамента макроэкономических исследований ICU Виталий Ваврищук. По его словам, столь высокая ставка – это риск доходности банков, которым придется выбирать между быстрыми доходами на ценных бумагах правительства или НБУ и долгосрочными отношениями с качественными заемщиками, за которые до войны приходилось существенно конкурировать.

«Я не думаю, что банки решатся повышать ставки клиентам, которых они ценят, – говорит Ваврищук. – Поэтому не исключено, что для многих заемщиков сохранятся даже довоенные условия».

С мыслями о катастрофе

По словам Ваврищука, повысив ставку до 25%, Нацбанк показывает масштаб возможных проблем, которые экономика могла бы получить из-за инфляции и девальвации. «Речь идет не о точных прогнозах, а об общем месседже по дисбалансам в экономике», – отмечает он. По словам Ваврищука, высокая ставка поможет НБУ оставить девальвационные ожидания населения и рынка контролируемыми.

СЕО Юнекс Банка Иван Свитек считает решение НБУ «шоковой терапией» в первую очередь потому, что это повлияет на расходы бюджета по обслуживанию долга. Дополнительная нагрузка на бюджет может возникнуть из-за больших сумм компенсации ставок по госпрограмме «5-7-9», которые придется платить банкам правительства, уточняет Ваврищук.

СЕО одного из банков с иностранным капиталом, пожелавший сохранить анонимность, отмечает смысл повышения ставки для всей экономики. Во-первых, говорит он, таким образом НБУ заберет на себя излишнюю ликвидность по банковской системе из-за депозитных сертификатов. Во-вторых, даже если НБУ продолжит финансировать госбюджет (до сих пор Нацбанк являлся основным источником покрытия дефицита, купив ОВГЗ на 120 млрд грн), это позволит помогать Минфину средствами банков, а не эмиссией средств.

Как отмечает стратег Bluebay Asset Management Тимоти Эш, попытки балансировать между кредитованием и инфляцией могли бы оставить НБУ без резервов. К тому же, считает Эш, значительная часть спроса на кредиты отсутствует из-за того, что большая часть бизнеса не будет инвестировать в развитие в таких условиях. «Думаю, повышение ставки – это важно для всеобщей уверенности в стабильной экономике, – говорит он. – Кризис платежного баланса и «бегство» денег из банков – сейчас это последнее, что вам нужно».

Материалы по теме

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине