«Карточные» туристы на $300 млн и протест экспортеров из-за довоенного курса. Почему НБУ больше не фиксирует наличный доллар. Интервью /Фото пресс-служба НБУ
Категория
Картина дня
Дата

«Карточные» туристы на $300 млн и протест экспортеров из-за довоенного курса. Почему НБУ больше не фиксирует наличный доллар. Интервью

Юрий Гелетий Фото пресс-служба НБУ

Почему НБУ отпустил курс наличного доллара, но и дальше заставляет бизнес покупать и продавать валюту в жесткой привязке к зафиксированным с 24 февраля 29,25 грн/$? Логика регулятора – в интервью заместителя главы НБУ Юрия Гелетия.

Действия Национального банка во время войны почти всегда вызывали исключительно положительные отзывы. Это касается и валютного блока, который возглавляет в НБУ Юрий Гелетий, 42.

Ситуация коренным образом изменилась в прошлую пятницу, когда НБУ отпустил курс наличного доллара в банках. Это решение вызвало настоящий шквал критики. В первых рядах недовольных экспортеры и IT-компании. Им не нравится, что Нацбанк разрешив наличному рынку взлететь до 38 грн/$, решил сохранить зафиксированный официальный курс на уровне 29,25 грн/$. Бизнес продает и покупает валюту на межбанке по курсу, что не может превышать официальный более чем на 1%.

Экспортеры называют этот подход «дополнительным налогом», а IT-предприниматели уже намекают, что могут вообще не заводить валюту в страну. Регулятор отвечает, что хотел перекрыть возможности для валютных спекуляций и подчеркивает, что фиксированный курс решает важные для всей экономики задачи, в частности в борьбе с инфляцией.

Почему Нацбанк принял именно такое решение и собирается ли считаться с интересами бизнеса?

Это сокращенная и отредактированная для ясности версия интервью.

«Карточные туристы» – это половина налички, которую украинцы снимают за границей»

Ожидали ли вы, что решение НБУ отвязать наличный курс доллара от официального вызовет столь широкую дискуссию в бизнес-среде?

Мы видим эту дискуссию и будем общаться с бизнесом. Мы руководствуемся двумя основными задачами: сохранить валютные ресурсы для приоритетных расходов на оборону и критический импорт и не допустить непроизводительного оттока капитала.

Мы не только отвязали наличный курс и курс для операций граждан за границей. Это решение принималось в тесной связке с уменьшением лимита на снятие наличных за рубежом с гривневых карт вдвое – до 50 000 грн в месяц.

Ежедневно украинские банки перечисляют около $100 млн в пользу международных платежных систем из-за немалых объемов операций с гривневыми картами за границей. Это можно было бы объяснить фактором украинцев, выехавших за границу из-за войны. Однако проанализировав структуру этих операций, мы увидели, что, например, в апреле, по нашим оценкам, 35% от общего объема операций украинцев за границей приходилось на снятие наличных. Это около 23 млрд грн в эквиваленте. По итогам 20 дней мая этот показатель составляет 45% (22 млрд грн).

$714,3 млн в пересчете по максимальному розничному курсу в банках до снятия ограничений НБУ в 32,2 грн/$

Более половины этих сумм приходится на клиентов банков, максимально или полностью использующих месячный лимит на обналичивание в иностранных банкоматах. Очевидно, это не только граждане, вынужденно покинувшие страну, но и так называемые «карточные туристы», зарабатывающие на ввозе наличной валюты в Украину и перепродажи через местные сети обменников. Это способ обойти ограничения на покупку валюты.

При этом на межбанке в отдельные периоды мы фиксируем даже превышение объемов продаж валюты над покупкой. Чистый спрос клиентов банков на безналичную валюту незначителен – около $20 млн в день.

Поэтому принятые решения были необходимы для снижения давления на международные резервы и уменьшения возможностей для спекуляций на наличном рынке. Сейчас мы видим, что ситуация на наличном сегменте рынка постепенно нормализуется.

Объясняя решение о наличных курсах НБУ упоминал о «сером импорте», который также генерирует существенный спрос на наличную валюту. Каковы объемы, по вашим оценкам?

У нас нет точной статистики, этот сегмент достаточно сложно оценить. Однако, по нашим оценкам, к недавно принятым НБУ изменениям объем серого сегмента наличного рынка в разы превышал объем легальных операций.

Экспортеры, в частности IT-отрасли, очень недовольны решением Нацбанка отпустить наличный курс, при этом сохранив официальный, по которому они продают валютную выручку. Экспортеры и без того страдают из-за нарушения логистики и потери части персонала, а теперь еще и будут терять существенную часть выручки в гривневом эквиваленте. Предугадал ли НБУ определенные предохранители, которые могли бы снизить потери экспортеров?

С начала войны мы решили, что не будем создавать преференций конкретным отраслям. Во-первых, это может использоваться для вывода капитала, во-вторых, это будет давить на международные резервы, в-третьих, это дискриминация других отраслей и граждан.

Мы видим, что разблокировка курса наличного рынка быстро увеличила конкуренцию на нем. Курс на сером рынке после возникшего спекулятивного всплеска сразу после принятия нашего решения снижается. Люди будут нести деньги скорее в банки, чем в нелегальные обменники. Рост ликвидности легального наличного сегмента будет способствовать дальнейшей стабилизации ситуации.

Мы не будем создавать преференций конкретным отраслям

С новыми правилами от Нацбанка, покупательная способность тех, кто выехал в моменте, снизится примерно на 20%. Собирается ли НБУ влиять определенным образом на наличный рынок для сдерживания роста розничного курса?

Упомянутые 20% – это элемент манипуляции. Такие курсовые разницы считаются от официального курса, но даже до последних изменений никто за ним валюту не покупал.

Наше решение о разблокировании курсов безналичных операций граждан за границей создало одинаковые условия для украинцев, вынужденно находящихся за границей и для оставшихся в стране. По нашим расчетам, средний объем безналичных расчетов за товары и услуги по украинским картам в апреле составил около $125 на одного человека. То есть для обычного украинца определенный рост курса сделок не создаст значительных неудобств.

Я видел в сети опасения, что банки поднимут курсы на необоснованно высокие уровни. Но мы понимаем, что так они сделать не смогут, ведь конкуренция за клиентов. Как следствие, ключевые игроки если и подняли курсы для операций граждан за рубежом, то незначительно.

Мы не считаем целесообразным сейчас тратить дефицитные международные резервы для влияния на ситуацию на наличном рынке. Валюту на нем покупают для удовлетворения не критичных потребностей в отличие от безналичного сегмента.

Война продолжается. Чтобы финансовая система работала и дальше важно разделять критические и некритические потребности. Утрата либо существенное понижение резервов приведет к необратимым последствиям: паническому выводу капитала и значимому давлению на курс гривны без способности его сгладить.

До введения ограничений найти наличную валюту в банках было не так просто, хотя и по статистике Нацбанка дефицита наличных денег в системе нет. Есть ли условия для того, чтобы она появилась сейчас?

Есть условия продажи банками наличной валюты населению: начиная с 13 апреля 2022 года банки могут реализовать столько валюты, сколько купили. До 21 мая, когда мы отпустили курс продажи наличной валюты, они были ограничены в ценообразовании и не могли устанавливать курс, более чем на 10% отклоняющийся от официального. Фактически это делало их неконкурентоспособными по сравнению с нелегальными обменниками, ставившими существенно более высокий курс на прием валюты. Сейчас это несоответствие исчезнет.

Сколько сейчас население продает и покупает валюты в месяц?

На безналичном сегменте население только продает валюту. Покупка разрешена за редкими исключениями – лечение, обучение, волонтерские закупки, выплата алиментов. Объем сделок на рынке – $10-12 млн в среднем за день. В наличном сегменте банки могут и покупать, и продавать валюту населению. Объем сделок составляет в среднем $4-5 млн в день.

При каких условиях НБУ может отменить ограничение для банков, которое позволяет продавать валюту по принципу «сколько купил-столько продал»?

НБУ может рассматривать этот вопрос только в комплексе с постепенным разрешением на покупку валюты на безналичном рынке под некритические нужды. Для этого должны сложиться условия, чтобы минимизировать давление на рынок. И посмотрим сначала, как рынок отреагирует на свободное курсообразование в рознице.

Недавно НБУ ввел ограничения по «квази-кэш» операциям . Каковы объемы оттока капитала через этот канал?

По нашим оценкам, в апреле объем операций «квази-кэш» по гривневым и валютным картам украинцев достигал 10,3 млрд грн. За 20 дней мая – 0,8 млрд грн. Сейчас операции «квази-кэш» можно совершать только через валютные карты. Отсюда и разница.

«Плавающий курс – не самоцель»

Следует ли ожидать, что следующим шагом Нацбанка может быть отказ от жесткой фиксации курсов межбанка по формуле «официальный курс +1%» или по мере расширения этого коридора?

Пока держим все так, как есть. Фиксированный курс помогает сдерживать темпы роста цен и удовлетворять потребности экономики, которая медленно приходит в себя. Дальше будем следить за ситуацией на рынке.

Если составлять условный ренкинг факторов роста наличного курса во второй половине мая , на какое место вы бы поместили заявление главы НБУ Кирилла Шевченко о возможном отказе от фиксации курса еще до прекращения военного положения?

На самом деле, эта фраза была вырвана из контекста. В том интервью говорилось, что НБУ готов рассмотреть отказ от фиксации курса при наступлении ряда условий, в частности – снижение неопределенности, связанной с военными действиями. Это означает прекращение горячей фазы войны. Другие предпосылки – стабилизация валютного поступления и улучшение ситуации на финансовом рынке.

В общем, понятно, что в долгосрочном периоде фиксированный курс имеет больше недостатков – это создает экономические дисбалансы, снижает конкурентоспособность наших производителей. При этом сам по себе плавающий курс – не самоцель, он выступает средством достижения макрофинансовой стабильности. В более короткой перспективе фиксация решает несколько важных для государства задач: предотвращает панику, защищает от обесценивания гривневые сбережения, удешевляет стоимость критического импорта. Поэтому в текущих условиях фиксированный курс является необходимой мерой.

Фиксированный курс помогает сдерживать темпы роста цен

Рассматривает ли НБУ уже сейчас вариант с повышением уровня фиксированного курса?

Мы пока не обсуждаем этот вопрос. Работаем в пределах имеющегося курса.

«Помощь от США бюджет начнет получать в июне»

Сколько средств из резервов НБУ уже потратил на поддержку гривны?

В марте-апреле отрицательное сальдо интервенций НБУ составило около $4 млрд. При этом резервы сократились всего на 2,2% или $600 млн. Причина такой разницы – международная помощь. В марте Украина получила $3,2 млрд, в апреле – $1,6 млрд, в мае – $1,4 млрд.

На прошлой неделе прозвучало несколько анонсов о масштабной помощи на десятки миллиардов долларов от США, стран G7 и Евросоюза. Есть ли у НБУ понимание когда и с какой ритмичностью Украина получит эти средства?

Более $8 млрд – поддержка госбюджета в рамках пакета помощи от США на $40 млрд. Думаю, мы начнем получать эти средства уже в июне, скорее всего, частями. Также Минфин активно работает с Еврокомиссией для того, чтобы как можно скорее получить первые транши из анонсированных €9 млрд в рамках программы макрофинансовой помощи. Также с рядом стран ведутся активные переговоры по получению кредитов и гарантий на двусторонней основе.

Материалы по теме