Теплые объятия могут остыть. Как кризис украинских переселенцев сменит Европу. Изложение материала Economist /Фото Getty Images
Категория
Картина дня
Дата

Теплые объятия могут остыть. Как кризис украинских переселенцев сменит Европу. Изложение материала Economist

Getty Images

Почему отношение европейских стран к украинским беженцам лучше, чем к сирийским. Какие страны уже не справляются с наплывом переселенцев. Помогут ли экономике ЕС украинцы, бегущие от войны. Эти вопросы проанализировало в своем материале издание Economist.«Forbes Украина» выбрал главное

Самое массовое переселение со времен Первой мировой

Число украинских переселенцев в другие страны скоро достигнет 4 млн и еще 6,5 млн временно перемещенных лиц внутри Украины. То есть почти четверть населения вынуждена была уехать.

Если война затянется и мужчины, которым запрещено покидать страну, если они моложе 60-ти, начнут присоединяться к своим женам и детям за границей, количество беженцев еще увеличится втрое. Такое переселение украинцев может стать одним из крупнейших в истории и его можно будет сравнить с переселением, вызванным Первой мировой войной.

Оно уже среди самых быстрых: на первых стадиях войны около 1 млн человек покидали родину еженедельно. Сейчас поток замедлился примерно вполовину.

Отношение к украинским переселенцам лучше, чем к сирийским

Этот кризис уже перевернул с ног на голову стереотипы о том, как Европа реагирует на большие потоки вновь прибывших. Количество украинских переселенцев почти втрое превышает количество сирийцев и других, которые добрались до Европы в 2015-м. Если война продолжится и количество беженцев вырастет, они изменят политику, экономику и восприятие Европой вопроса миграции. В настоящее время Запад проявляет понимание и щедрость.

В 2015 году Германия и Швеция сначала были гостеприимными, но затем по всей Европе активизировалась поддержка политиков, выступавших против иммигрантов. Это привело к усложнению пересечения европейских границ и соглашению с Турцией о том, чтобы не давать сирийцам попадать в другие части Европы.

Когда начался поток украинских беженцев, Европа открыла свои объятия. Европейский Союз впервые ввел свою директиву о временной защите, по которой украинцы имеют право жить, работать и получать помощь в 26 из 27 стран – членов ЕС. Им не придется проходить затяжной и неясный процесс подачи документов на получение убежища, который пришлось пройти тем, кто приехал в 2015-м, или жить в лагерях беженцев, как заставляли некоторых.

Некоторые страны, ранее являвшиеся крупнейшими противниками искателей убежища, сегодня являются главными местами назначения для украинцев. Польша приняла 2,2 миллиона. Венгрия, чей премьер-министр Виктор Орбан первым среди европейских лидеров возвел стену для остановки беженцев в 2015 году, открыла двери для 340 000.

24 марта президент Джо Байден сказал, что США примет до 100 000 украинских беженцев и выделит $1 млрд, чтобы помочь Европе справиться с потоком вынужденных переселенцев. Канада, в которой самая большая в мире украинская диаспора после России, сказала, что примет столько украинцев, сколько захотят приехать.

Польское правительство предлагает 40 злотых ($9) в день денежной компенсации за каждого беженца в течение двух месяцев. Британия дает £350 ($460) в месяц на домохозяйство, хотя ужасная бюрократия страны не дает многим украинцам пересечь границы королевства.

Такой контраст по сравнению с реакцией на сирийцев в 2015-м, обусловлен не только светлой кожей и христианством большинства украинцев, хотя и это часть объяснения. Принятие беженцев – это часть мобилизации из-за войны, в которой НАТО и Европа, может, и не принимают непосредственного участия, но их точно можно отнести к ярым партизанам.

Страны уже не справляются

Надежды на европейский дух гостеприимства зависят от успешной интеграции украинцев в принимающих их странах. А ближайшие соседи Украины уже на грани сил.

Молдова, принявшая 370 000 беженцев, составляющих примерно десятую часть населения страны, едва справляется. Большинство украинцев планируют двигаться дальше в другие страны, но больше, чем ожидалось, остается в стране частично из-за того, что подавляющее количество молдован говорит по-русски. Более новая «партия» беженцев, обычно беднее и вряд ли имеющих семью в западной Европе, также может остаться в стране. Молдова стала игровой площадкой для торговцев людьми, которые могут выглядеть и говорить как волонтеры.

Некоторые части Польши тоже на грани. Около 300 000 беженцев прибыло в Варшаву, столицу, увеличив ее население на 17%. Более 100 000 направились в Краков, второй самый большой город страны, в котором обычно живет 780 000 человек.

«Чем больше людей, тем хуже будут условия», – говорит Рафал Тшасковский, городской глава Варшавы. На городском железнодорожном вокзале есть огромная карта в цветах украинского флага, на которой обозначено 20 польских городов и время, которое нужно, чтобы до них добраться.

Министер иностранных дел Германии Анналена Бербок предлагает «гуманитарным хабам» отправлять беженцев в разные части Европы и США, а также предоставить самолеты, чтобы разгрузить Молдову. У беженцев часто нет информации о том, куда уехать. Проблема станет острее, когда количество беженцев, имеющих связи в Европе, неизбежно уменьшится.

В Бельгии, где ожидают около 200 000 украинцев, «ведомства, отвечающие за выдачу материальной помощи, в панике», рассказала Ханне Бейренс из Института миграционной политики в Брюсселе.

Недовольство уже есть в перегруженных странах. Румынские националисты заявляют, что Украина, а не Россия является врагом. В Молдове несколько украинских автомобилей были испорчены вандалами.

Филиппо Гранди, глава ведомства по вопросам беженцев при ООН, предостерегает, что настроения врага могут распространиться. «Солидарность может выдохнуться и вызвать обратную реакцию», – предупредил он в интервью новостному сайту Politico.

Помогут ли украинские переселенцы экономике Европы

Для экономик беженцы могут быть и обузой, и спасением. По оценкам банка Goldman Sachs, четыре крупнейших страны ЕС потратят почти 0,2% ВВП на поддержку беженцев при условии, что туда приедет 4 миллиона человек. Это скромная цифра, но она накладывается на другие расходы, связанные с войной. В целом, в этих четырех странах дефицит бюджета, скорее всего, вырастет на 1,1% ВВП в этом году.

В конце прошлого года уровень безработицы в Еврозоне упал до рекордных 7%. В Германии и Польше уровень безработицы даже вдвое меньше этого показателя. Согласно данным Еврокомиссии, четверть предприятий в январе сказала, что нехватка рабочей силы сдерживает их производительность – это самый большой зафиксированный показатель. Украинцы могут неожиданно стимулировать демографию Европы.

Украинцы, которые уже в Германии, более квалифицированные, чем сирийские беженцы, и это должно помочь им найти работу. Относительно большое количество рабочих мест означает, что немцы вряд ли обвинят вновь прибывших в том, что они отнимают рабочие места у местных.

В перспективе украинцы, платящие налоги, могут стать источником чистого дохода для бюджета, а не тем, что этот бюджет опустошает. Но прогнозисты несколько переоценивают то, как много смогут работать одинокие матери, психологически травмированные событиями в Украине и волнующиеся за оставшихся на родине своих мужчин. Особенно проблема актуальна в тех местах, где детских садов мало и они дорогие.

Если война продолжится, экономики замедлятся, а правительства не смогут предоставить новоприбывшим жилье, услуги и работу, теплые объятия Европы могут остыть.

Материалы по теме