«Если везде отступать, скоро будем воевать в Карпатах». Возможно ли окружение Северодонецка и Лисичанска. Интервью Сергея Гайдая /Фото Getty Images
Категория
Картина дня
Дата

«Если везде отступать, скоро будем воевать в Карпатах». Возможно ли окружение Северодонецка и Лисичанска. Интервью Сергея Гайдая

Разрушен Центр общественного искусства после российских обстрелов в Лисичанске на Донбассе. 17 июня 2022 года Фото Getty Images

Несколько дней из Луганской области поступают сообщения о захвате российской армией новых поселков близ Лисичанска. Город обстреливается круглосуточно из всех видов оружия и подвергся масштабным разрушениям. Северодонецк захвачен почти полностью, «трасса жизни» Бахмут – Лисичанск непроездная.

Какова тактика командиров на месте? Возможно ли окружение украинской группировки? Будет ли вывод войска? Forbes расспросил Сергея Гайдая, главу Луганской областной военно-гражданской администрации.

Что происходит вокруг Лисичанска и Северодонецка

За последние три дня тактическая обстановка в районе Лисичанской агломерации значительно осложнилась.

  • 20 июня российские войска начали новое наступление в Луганской области, в том числе вдоль трассы Лисичанск – Бахмут. Усилились артиллерийские обстрелы Лисичанска и Северодонецка.
  • 21 июня отбиты попытки штурмов Сиротино у Северодонецка и Белой Горы рядом с южной окраиной Лисичанска. К югу от Лисичанска украинские войска отошли от поселка Тошковка.
  • 22 июня противник провел наступление от Тошковки на северо-запад и захватил Подлесное. Утрачен контроль над Мирной Долиной, расположенной в 4 км от южной окраины Лисичанска. Значительно осложнилась обстановка для украинских защитников в районе Горского и Золотого. 
  • 23 июня противник взял под контроль Рай-Александровку и Лоскутовку к юго-западу от Лисичанска. Утром председатель Луганской ОГА Сергей Гайдай сообщил, что украинское командование могло отдать приказ защитникам Золотого оставить поселок и отойти на более укрепленные позиции. Австрийский военный историк Том Купер на основе анализа открытых источников сообщил, что российским войскам удалось отрезать от Лисичанска Золотое и Горское наступлением на восток от Врубовки.

Лисичанск, Северодонецк. Какова там сейчас оперативная обстановка?

В Северодонецке украинские военные удерживают только промзону и будут держать столько, сколько скажет командование. Там нет признаков оцепления, и военные понимают, откуда может ухудшиться ситуация, таким образом можно маневрировать и перегруппироваться, чтобы не попасть в окружение и спокойно отойти на новые позиции.

Я общаюсь не только с командованием в Киеве, но и с командирами на местах, потому понимаю, что такая возможность есть.

Обеспечение военных работает, они недавно передавали перечень того, что им нужно, их обеспечили – организовали и связь, и логистику.

В Лисичанске очень тяжелая ситуация. Город обстреливают крупными калибрами: ракетами, авиабомбами, САУ типа «Тюльпан», «Гиацинт». Разрушения в Лисичанске страшные. Но доступ в город есть, постоянно проходит так называемая тихая эвакуация – осторожно вывозятся 20–30 человек в день.

Есть возможность эвакуировать больше местных, но люди не всегда хотят уезжать. Они принимают решение, только когда уже прилетело в их подъезд или когда дорога, по которой можно выехать, полностью разрушена.

Сейчас в городе осталось около 15% населения. Военные, волонтеры, администрация – все помогают вывозить мирных жителей. К примеру, сегодня удалось спасти 23 человека. Эвакуация продолжается, возможность поставлять туда гуманитарные грузы есть.

«Если везде отступать, скоро будем воевать в Карпатах». Возможно ли окружение Северодонецка и Лисичанска. Интервью Сергея Гайдая /Фото 1

Сергей Гайдай, личный архив

А технику и оружие?

Да, технику также можем поставлять.

Российские войска захватили населенные пункты вокруг Золотого и Горного, это поставило под угрозу находившуюся там группировку ВСУ. Это вроде более 2000 человек. Как удалось вывести украинские силы?

Вывели нормально, никто из военных не попал в окружение или в плен. Давайте посчитаем, если там две тысячи или даже больше людей, это огромное количество личного состава. Военные выходят не с пустыми руками, такой силой при необходимости можно совершить оперативный прорыв.

Каждый день противник захватывает новые поселки рядом с Лисичанском, насколько это обостряет ситуацию?

Да, конечно, обостряет. Чем ближе российские войска, тем ближе они могут поставить артиллерию и минометы. И обстрелы по городу будут более плотными. Их тактика такая, как везде: уничтожать дом за домом.

Какова наша тактика?

Надо держаться и сдерживать российскую армию настолько долго, насколько это возможно. Сейчас идет война артиллерии. Украинские военные профессионально сражаются, но когда у россиян в разы больше артиллерии и снарядов, здесь никак. Это как выйти с шашкой против танка. Из-за этого преимущества они все разрушают на расстоянии.

Мы ждем поставки тяжелого оружия, которое изменит ситуацию?

Мы ждем не просто единичные поставки, а ждем, когда у нас будет достаточное количество тяжелого вооружения. Если нам, например, дадут 10 американских пушек М777, мы скажем «спасибо», но этого будет недостаточно, чтобы остановить российское вторжение.

Сейчас задача не только выстоять, но и изнурить врага. В военных азах говорится, что в случае атаки потери обороняющихся и наступающих – 1:4. Мы выматываем российскую армию максимально.

Возможно ли окружение Лисичанско-Северодонецкой агломерации?

Здесь война, на войне возможно все. Но мы готовимся к любому развитию событий, даже к худшему сценарию. Мы увидим, если будет угроза оцепления огромным количеством войск или если россияне начнут огранизовывать двойное оцепление, один круг за другим.

Военное командование в курсе всей ситуации, происходящей в Донецкой, Луганской, Харьковской областях, и принимает глобальные решения. Сейчас мы держимся.

«Если везде отступать, скоро будем воевать в Карпатах». Возможно ли окружение Северодонецка и Лисичанска. Интервью Сергея Гайдая /Фото 2

Карта боевых действий вокруг Северодонецка, актуальна на 10:00 26 июня. Источник: Deep State Map

Страшно, когда героизм военных стоит слишком дорого.

Тут очень тонкая грань, для нас превыше всего – сохранить жизнь украинских бойцов. Но если везде отступать, мы скоро будем воевать в Карпатах. К сожалению, нет войны без погибших, и у нас их много. Но это война против сильного врага, в разы превосходящего в количестве личного состава, техники, боекомплектов.

В России хранятся военные склады практически по всему Советскому Союзу. Это оружие устарело, оно не всегда попадает в цель, но его просто «завались».

Давайте будем честны, россияне, естественно, потомки Советского Союза, который во время войны использовал распространенную тактику – забрасывать противника «мясом». Но там есть офицеры, грамотно ведущие боевые действия, есть спецназовцы, профессионально воюющие. Нельзя недооценивать врага.

Но, к счастью для Украины, российской обороной руководит Шойгу, который вместе с коллегами вместо модернизации армии модернизировал свои яхты. Есть генералы, которые планируют такие спецоперации, как в Белогоровке, когда даже гражданским было понятно, что российских военных там разнесут дотла, но их все равно бросают на смерть.

Но следует быть готовыми. По приблизительным подсчетам, в этом районе находятся более 10 000 военных. В Мариуполе Украина потеряла две элитные бригады.

Мариуполь и Лисичанск сравнивать неправильно. Мариуполь был в окружении, а украинские военные в этом районе – нет. Мы видим, что россияне планируют грамотное, двойное окружение. У них больше тяжелой техники и людей, но мы это понимаем. В Мариуполе был ограничен доступ боекомплектов, людей и оружие подвозили и вывозили почти полностью по воздуху. Здесь логистика не разрушена.

Как работают больницы? Могут ли военные получить помощь на месте?

Сегодня выполнили все заказы врачей в скорой, стационаре, роддоме. Инсулины, медицинские наркотики, топливо – больницы обеспечены полностью, даже с запасом. К примеру, хирурги для проведения операций заказали 100 единиц специального наркотического средства, но на всякий случай им привезли 500.

Если из-за обстрелов или любого форс-мажора в больницы не будет доступа, медработники смогут автономно продержаться на запасах несколько месяцев. У них есть все: вода, фильтры, генераторы, Starlink. Есть даже ангиографы и КТ.

 

Материалы по теме