Заминировано полстраны. Правильное разминирование Украины обойдется в сотни миллиардов долларов. Кто заработает на опасном рынке /Фото Getty Images
Категория
Компании
Дата

Заминировано полстраны. Правильное разминирование Украины обойдется в сотни миллиардов долларов. Кто заработает на опасном рынке

Getty Images

Разминированием в Украине занимаются пять госорганизаций. Их ресурсов уже не хватает. А это миллиардный рынок. Поможет ли предпринимательская инициатива? Количество сертифицированных частных «минеров» можно посчитать на пальцах одной руки. Зайти во взрывоопасную бизнес-нишу, созданную войной, – долго и дорого

21 мая в 14:00 диспетчер ГСЧС Бучанского района Киевской области получил сообщение, что в селе Липовке Макаровского района во время полевых работ трактор наехал на мину. Тракторист выжил. Так везет не всем. С начала войны и по 24 мая только в Киевской области полиция зафиксировала до 10 случаев подрыва тракторов на минах, рассказывала Аgravery спикер полиции Киевской области Ирина Прянишникова. 

Аграрии спешат выйти в поля и часто нанимают несертифицированных саперов, ставя под угрозу жизнь и здоровье сотрудников. Их можно понять. Сеять нужно сейчас, а квалифицированных специалистов по разминированию нужно ждать. «К нам обращаются аграрии, которые просят «допроверить» поля после «черных» саперов, но это так не работает», – говорит Тимур Пистрюга, директор компании Demining Solutions и Ассоциации саперов Украины.

Масштаб проблемы колоссальный. Даже до полномасштабной войны с Россией Украина была на четвертом месте по числу жертв, пострадавших от наземных мин в 2020-м, согласно докладу Landmine Monitor 2021.

Если Украина завтра выиграет войну, на разминирование пострадавших территорий потребуется около 15 лет. Из-за действий захватчиков небезопасной считается территория в 300 000 кв. км, или половина Украины, заявляют в Министерстве внутренних дел. Оценки Ассоциации саперов Украины скромнее – почти четверть территории страны, или около 132 000 кв. км. 

Фото Межрегионального центра гуманитарного разминирования и быстрого реагирования

Фото Межрегионального центра гуманитарного разминирования и быстрого реагирования

Фото Межрегионального центра гуманитарного разминирования и быстрого реагирования

Фото Межрегионального центра гуманитарного разминирования и быстрого реагирования

Фото Межрегионального центра гуманитарного разминирования и быстрого реагирования

Фото Межрегионального центра гуманитарного разминирования и быстрого реагирования

Фото Межрегионального центра гуманитарного разминирования и быстрого реагирования

Фото Межрегионального центра гуманитарного разминирования и быстрого реагирования

Фото Межрегионального центра гуманитарного разминирования и быстрого реагирования

Фото Межрегионального центра гуманитарного разминирования и быстрого реагирования

Фото Межрегионального центра гуманитарного разминирования и быстрого реагирования

Фото Межрегионального центра гуманитарного разминирования и быстрого реагирования

Предыдущий слайд
Следующий слайд

Цена разминирования одного квадратного километра – от $3 млн, говорит Василий Поворозник, экономист CASE Ukraine. По грубым подсчетам, «ценовая вилка» разминирования всей страны составит от $400 млрд до $900 млрд. «Для понимания проблемы – размещение одной мины стоит около $2, а разминирование снаряда – $1000», – говорит Поворозник. Война создала целую рыночную нишу. Может ли частный бизнес заработать на рынке разминирования территорий?

Может. Но пока не очень получается. Сейчас разминированием в основном занимаются госорганы: Министерство обороны, Служба госспецтранспорта, Госслужба по чрезвычайным ситуациям, Нацгвардия, СБУ. У государства уже не хватает специалистов, говорит Руслан Пятковский, соучредитель частной компании по разминированию International Demining Group, основанной в 2007 году.

Украинские «государственные» саперы, в основном, научены проводить опознание взрывчатых веществ и проводить боевое или оперативное разминирование. Чтобы люди смогли безопасно возвращаться в города, а бизнесмены и аграрии возобновлять работу, необходимо так называемое гуманитарное разминирование территорий. Специалисты с гумразминирования не только находят и обезвреживают мины, но и исследуют каждый сантиметр территории на наличие взрывчатых веществ, а организация, которую они представляют, несет ответственность, если они пропустили мину. 

Четыре этапа гуманитарного разминирования

1. Заявка о разминировании территории подается в Минобороны

2. Нетехническое обследование территории. Саперы выявляют наличие взрывоопасных элементов. Определяют, опасная территория или нет. Подают заключение в Минобороны.

3. Техническое обследование. Саперы исследуют миноискателями территорию в ширину и глубину.

4. Непосредственное разминирование.

5. Утилизация боеприпасов и передача земли пользователю. Минобороны проверяет качество очистки земли, готовит документы и с соответствующими гарантиями передает пользователю.

Проблема разминирования в Украине не новая. Из-за войны, начавшейся в 2014 году, площадь подлежащих разминированию районов Донецкой и Луганской областей – более 7000 кв. км, говорится в отчете ООН за 2018 год. Если перенести оценки экспертов СASE на этот масштаб, то гуманитарное разминирование Донбасса стоило бы минимум $9 млрд. Большой рынок, на котором за семь лет должны были появиться частные национальные операторы, готовые оказывать услуги по гумразминированию. На практике таких компаний очень мало. Всего три: Demining Solutionss, International Demining Group (IDG) и HK Group. В Украине также работают международные негосударственные компании и фонды из Дании, Швейцарии и Британии.

Но похоже, что и у этих компаний дела идут не блестяще.

Сертификаты Минобороны на противоминную деятельность есть только у пяти украинских и международных компаний, то есть только они могут гарантировать, что после разминирования не останется «случайных» мин. Но у четырех компаний сертификаты заканчиваются в конце 2022 года. Только Demining Solutions может работать до конца 2023 года.

Список пяти сертифицированных операторов противоминной деятельности

  • Demining Solutions – сертификат действует до 26.06.2023 г.
  • HK Group – сертификат действует до 10.06.2022 г.
  • Благотворительная организация Швейцарский фонд по противоминной деятельности – сертификат действует до 7.07.2022 г.
  • Британская благотворительная организация Хало Траст – сертификат действует до 11.10.2022 г.
  • Представительство датского совета по правам беженцев в Украине – сертификат действует до 7.12.2022 г.

Долгий путь к ленд-релизу

«Создать и назвать себя компанией по гуманитарному разминированию – это не значит, что ты можешь работать в Украине, даже если у тебя есть опыт работы в других странах, где были боевые действия», – рассказывает Пистрюга. Все компании, которые хотят работать на «рынке» гумразминирования, должны пройти обучение в украинском центре противоминной деятельности.

Сертификат – важная часть процесса, есть много «черных» саперов, которые обещают быстро и недорого разминировать поля, но при этом они не несут ответственности за последствия, говорит Пистрюга. С 2019 года он проводит встречи с людьми, которые пострадали от мин. По его словам на таких встречах очень много трактористов, которых фермер отправил в поле, поверив саперу, что все ок. 

«Люди не понимали – гуманитарное разминирование заканчивается ленд-релизом, – объясняет Пистрюга. – Противоминный оператор дает документальные гарантии, что на этой территории мин нет». Информация о всех проверенных и разминированных территориях передается в Минобороны и ГСЧС, и если вдруг на территории обнаруживается мина, то оператор, который проводил разминирование, несет за это ответственность. По его словам, в последние годы ситуация начала меняться, и аграрии на востоке требовали от минеров сертификаты.

Чтобы получить сертификат и право называться «национальным противоминным оператором», нужно около 80 000 грн и терпение. У Demining Solutions на прохождение сертификации ушел год. IDG справились за пять месяцев, но при этом пока не попали в список сертифицированных операторов Минобороны. Процедура тщательная. Претендент должен собрать большой пакет документов, каждый сапер – пройти обучение в центре сертификации. Потом аудит – проверяют саперов в поле. Сапер должен точно выполнить все этапы работы. Только после этого выдают сертификат.

Фото Demining Solutions

Фото Demining Solutions

Фото Demining Solutions

Фото Demining Solutions

Фото Demining Solutions

Фото Demining Solutions

Фото Demining Solutions

Фото Demining Solutions

Предыдущий слайд
Следующий слайд

Не только долго, но и дорого

На создание частного оператора нужно минимум $500 000, говорит Пятковский, соучредитель IDG. Только обмундирование одного сапера может обойтись в $5500, и это без учета оборудования, транспорта и топлива, говорит он.

Чтобы затраты на создание высококвалифицированной команды окупились, стоимость гуманитарного разминирования одного квадратного метра должна быть не меньше $5. «Я показал одному аграрию смету, и он сказал, что даже если засеет поле марихуаной, то не сможет оплатить работу», – вспоминает один из разговоров с потенциальным клиентом Пистрюга. Именно поэтому операторы разминирования – это в основном благотворительные фонды или частные компании, работающие на деньги доноров, таких как, например, Demining Solutions.

Demining Solutions основана в 2018 году Владимиром Петенко – сыном бывшего сотрудника «Спецтехноэкспорта» и топ-менеджера «Укроборонсервиса» Владимира Петенко. До 24 февраля 2022 года компания занималась разминированием территорий на Донбассе и работой с людьми, пострадавшими от мин. Сегодня работу 13 человек спонсирует Управление ООН по координации гуманитарных вопросов. «Мы сейчас не берем деньги от аграриев, максимум – просим покрыть затраты на бензин и проживание команды», – рассказывает Пистрюга. Финансирования ООН хватает компании, чтобы покупать оборудование и покрывать зарплаты команде – около 30 000 грн в месяц.

Пятковский работает по-другому. IDG снизил прайс услуг к минимуму – 18 000 грн за гектар. «Это та сумма, которая помогает нам платить зарплаты и покрывать топливо», – говорит Пятковский. В компании работает 12 саперов – это бойцы антитеррористической операции на Донбассе, люди с профильным саперным образованием, прошедшие практику в Ливии и Ираке. За последние два месяца в компанию пришли два человека, которых обучают на практике и готовят к прохождению национальной сертификации. Все остальные нужды покрываются за счет дохода, который Пятковский зарабатывает на своей азербайджанской компании (того же профиля).

Сейчас IDG заключила меморандум с Минобороны, и пока компания не получила сертификат, ее специалисты работают в рядах ВСУ. За почти четыре месяца войны специалисты IDG разминировали около 150 га. «Если брать прошлые годы, то мы разминировали около 25 га в месяц», – рассказывает Пятковский. 

Сотрудники Demining Solutions начали работать в мае. Они пока успели провести только первый этап гуманитарного разминирования – обследовали 15 га на востоке страны на наличие взрывоопасных элементов. «В прошлые года на Донбассе мы разминировали около 50 га в год», – рассказывает Пистрюга.

«За 20 лет работы я не видел такого, как то, что россияне сделали в Украине», – признается Пятковский. По его словам, они находят мины везде: в туалетах и ванных комнатах жилых домов, под водой. Россияне часто используют устаревшие образцы мин, которые если были взведены, то не поддаются разминированию. Можно только уничтожить на месте. «Последствия этой войны такие, что саперной работы хватит моим внукам», – говорит Пятковский.

Материалы по теме