Категория
Картина дня
Дата

«Заморозка», продажа или национализация? Что ждет украинский «Альфа-Банк» после введения санкций Евросоюза против его акционеров

Национальный банк Украины 2 марта лишил права голоса двух крупнейших акционеров «Альфа-Банка» Михаила Фридмана и Петра Авена, сообщили Forbes два собеседника в руководстве регулятора. Причина – введение против них санкций Евросоюза, из-за которого они попадают в перечень лиц с небезупречной репутацией и лишаются права голоса, пояснил один из собеседников. По-хорошему они должны продать свои доли в украинском банке, говорит второй собеседник, но сейчас это невозможно, потому вопрос отложили «до победы». Что будет с шестым по размеру активов банком Украины и 2,6 млн его вкладчиков?

Михаил Фридман, 57, – один из крупнейших российских бизнесменов. В мае 2021 года российский Forbes оценил его состояние в $15,5 млрд. Последние годы он живет в Лондоне. В интервью Bloomberg, которое Фридман дал в середине марта, бизнесмен пожаловался, что после введения санкций и блокировки его счетов он может распоряжаться суммой 2500 фунтов в месяц и не может оплатить даже уборку дома.

У Фридмана украинские корни, он родился и вырос в тогда еще советском Львове. Когда Россия напала на Украину, он в первые дни написал сотрудникам своего холдинга LetterOne письмо, в котором назвал войну в Украине трагедией и призвал прекратить кровопролитие. В общении с журналистом Bloomberg Фридман связь с Путиным отрицал, а возможность повлиять на российского лидера приравнивает к самоубийству. Но это не спасло его и партнера по «Альфа-Групп» Петра Авена от попадания в санкционные списки. У них есть два месяца, чтобы оспорить решение Евросоюза. Фридман заявил, что уже работает с британским юристом.

Фридману через холдинговую компанию ABH Holdings S.A. со штаб-квартирой в Люксембурге принадлежит 33% в капитале Альфа-Банка, Авену – 12%. Холдинг управляет дочерними банками под брендом «Альфа» в Украине, России, Беларуси и Казахстане. Фридман и Авен имеют двойное гражданство. Первый – Израиля и России, второй – России и Латвии.

В стандартном режиме

Санкции Евросоюза не влияют на ежедневную операционную деятельность банка, сообщили Forbes в пресс-службе украинской «Альфы», поскольку направлены на конкретных физических лиц. Право голоса акционеров заморожено, подтверждают в банке, но управление банком по-прежнему осуществляют правление и наблюдательный совет. Сейчас менеджмент согласовывает с НБУ план дальнейших действий.

Банк работает в стандартном режиме, насколько это возможно в условиях войны. Ежедневно открывается более сотни из 200 отделений, но список работающих точек может несколько раз в день обновляться в связи с непредвиденными обстоятельствами – отключением электричества, обстрелами.

Каждый день «Альфа» инкассирует около 800 предприятий критической инфраструктуры по всей территории Украины, включая аптеки, продовольственные магазины и хлебозаводы. 35 бронированных инкассаторских машин банк передал на нужды обороны Украины.

Банк отменил ряд комиссий, включая плату за перевод на карты других банков, погашение кредитов и пополнение карт. Ввел кредитные каникулы для физлиц.

«Ползучая» национализация  

Фридман и Авен добровольно передадут свои доли в «Альфе» доверенным лицам – резидентам Украины, которых согласует НБУ, сообщили в пресс-службе банка. Преемники должны обладать безупречной деловой репутацией, не должны быть связаны с банком и его акционерами и будут действовать в рамках вопросов общего собрания акционеров по согласованию с регулятором. Продажа акций запрещена сроком на полгода.

Продажа физически невозможна, поясняет топ-менеджер НБУ, из-за войны и блокировки счетов акционеров банка. Процедура получения разрешения на приобретение акций банка у подсанкционных лиц не выход, считает собеседник, потому что очереди из покупателей не наблюдается. А банк, по классификации НБУ, является системно важным, с объемом вкладов физлиц на 1 февраля в 51,5 млрд грн и 2,6 млн вкладчиков.

Альфа-Банк невозможно продать, согласен с регулятором эксперт Case Украина Евгений Дубогрыз, в прошлом замдиректора департамента финстабильности НБУ. Множество крупных кредитов в банке, по его словам, завязаны на личные договоренности заемщиков с акционерами и менеджментом банка. Это бизнесы с «управленческой отчетностью», посредники. Кредиты обслуживаются, говорит Дубогрыз, пока в банке текущие акционеры и менеджмент.

Кому бы Фридман и Авен не передали свои доли, они сохранят контроль над банком, и все это понимают. Выход – продать, но продажа будет затруднительной и после наступления «лучших времен», рассуждает партнер одной их ведущих инвестиционно-банковских компаний, попросивший не упоминать его в статье. «Санкции быстро вводятся, но очень медленно отменяются, – поясняет собеседник. – И даже после их отмены контрагенты будут несколько лет «приглядываться».

Наиболее рациональное решение, считает Дубогрыз, – национализация банка. Санкции к акционерам и их небезупречная репутация позволяют НБУ применить 12 разных видов мер воздействия, включая отнесение банка к категории проблемных или неплатежеспособных либо его ликвидацию. Далее можно пойти по процедуре, которая была применена в 2016-м в отношении ПриватБанка.

«То, что делает регулятор, – это «ползучая» национализация. НБУ хочет, чтобы такой шаг был юридически безупречен, и «ест слона по частям», – поясняет Дубогрыз. 

Материалы по теме