Герои 30 до 30. Ирина Шиба более пяти лет пытается сделать украинские суды менее коррупционными. Зачем это ей /Фото Анна Наконечная
Категория
Лидерство
Дата

Герои 30 до 30. Ирина Шиба более пяти лет пытается сделать украинские суды менее коррупционными. Зачем это ей

Ирина Шиба, исполнительная директор Фонда DEJURE. Фото Анна Наконечная

Недавно мы опубликовали рейтинг «30 до 30», в который вошли молодые и амбициозные украинские трендсеттеры. Теперь мы рассказываем их истории глазами репортера Forbes, которой еще нет 20. Интервью с Ириной Шибой, исполнительным директором Фонда DEJURE.

Одна из участниц украинского списка трендсеттеров «30 до 30», Ирина Шиба, 28, прошла бакалавриат в Университете Шевченко, но не смогла поступить в магистратуру – отказалась давать взятку. Поэтому высшее образование по специальности «Экономика и право» она заканчивала в Роттердаме, Варшаве и Болонье.

Шиба возглавляет Фонд DEJURE, миссия которого – помочь установлению верховенства права в Украине. Команда работает над внедрением судебной реформы и эффективного судопроизводства для бизнеса, улучшением уровня правового образования. Направление, которым Шиба занимается лично, – правосудие, дружественное к детям.

Недоверие к судопроизводству – главное препятствие для экономического роста в Украине, в один голос говорят иностранные и отечественные инвесторы. Способен ли общественный сектор изменить ситуацию к лучшему несмотря на сопротивление политической системы, построенной не по правилах, а на понятиях?

Forbes публикует сокращенную и отредактированную для ясности версию интервью.

Какой твой главный вызов?

Мне болит несправедливость. Убийство Екатерины Гандзюк, Кирилла Тлявова и изнасилование Нелли Погребицкой – это последствия коррумпированной судебной системы. Ведь преступники не боятся, что они понесут наказание. Поэтому многие из нас не чувствует себя в безопасности. Ежедневно мы узнаем об очередном одиозном и политическом решении судов.

Такое впечатление, что суды бесконечно играют в игру Hold my beer и говорят друг другу: «Подожди, я могу хуже».

И это заставляет работать.

На персональном уровне мне иногда сложно из-за ощущения, что я на своей позиции рано. Но когда я не вижу никого, кто готов брать ответственность, ее беру я. На профессиональном уровне, наш вызов – убедить депутатов принять законы, которые позволят очистить органы судебной власти от нечестных и политически зависимых судей.

Во что ты веришь? Что цепляет и заставляет работать и дальше?

Я верю в Украину. Верю, что мы сможем преодолеть все вызовы и в конце концов гордиться страной, в которой живем. Но реформы не делаются одной революцией или одним правительством. Процесс их продвижения и удержания постоянный, это понимание помогает не опускать руки.

Три любимых книжных персонажа с детства?

Алиса Селезнева, которая путешествовала во времени и космосе в книгах Кира Булычева. Эта невероятно крутая девушка могла все – выиграть в шахматном турнире, полететь в космос, раскрыть преступление, решить сложную задачу по математике. Поэтому с детства у меня не было стереотипов, что как девушка я что-то не могу делать. Наоборот, я смогу все, что захочу, если постараюсь.

Второй – Джордж Плейтен из «Профессии» Айзека Азимова, который учился по книгам в мире, где все знания записывали людям через флешки: он не переставал учиться. Меня он научил важности lifelong learning и критического мышления. И Гермиона Грейнджер из «Гарри Поттера» как девушка, которая всем интересуется, все время учится и постоянно спасает мир. Меня до сих пор не покидает восхищение новичка, который задает вопрос: «А почему так?» и ищет на него ответ.

Кто и что повлияло на становление? Почему именно гражданский сектор и правосудие?

Сначала, видимо, повлияло «галицкое воспитание»: семья, ценности и культура, в которой росла. Впоследствии трудности, с которыми столкнулась во время обучения в Украине, а затем опыт образования в ЕС после Революции Достоинства. У меня не возникло желания переехать. Наоборот, возникло желание сделать в Украине так же, как в ЕС.

Почему ты начала заниматься восстановительным правосудием и что это такое?

Я пришла в Фонд DEJURE в 2016 году, потому что для меня как юриста было понятно, что без судебной реформы все остальные реформы окажутся под угрозой. Организация как раз начинала проект по развитию правосудия, дружественного к детям. Поэтому я начала помогать и с ним.

Восстановительное правосудие – это подход, который используют, чтобы сделать правосудие более дружественным к детям, совершившим преступления.

Восстановительное правосудие дает подросткам возможность взять на себя ответственность за содеянное, примириться с потерпевшими и вместе с ними решить, как лучше справиться с последствиями и возместить ущерб. Оно дает пострадавшим ответ на вопрос: «Почему со мной такое случилось?», а нарушителям – возможность извиниться.

Ирина Шиба на фоне Конституционного суда Украины. /Фото Анна Наконечная

Ирина Шиба на фоне Конституционного суда Украины. Фото Анна Наконечная

А сейчас по-другому?

Если ты не хочешь убирать в комнате, то прячешь грязные вещи в шкафу или под кроватью. Это можно сравнить с тем, что часто делает с детьми правоохранительная система. Задачей наказания является предупреждение новых преступлений. Но действительно ли закрытие ребенка на шесть лет сначала в детской колонии, а затем во взрослой, с грабителями и убийцами, в изоляции, без надлежащего обучения, поможет исправиться и развиваться?

За первый год программу прошли более 50 детей. Какие показатели по проекту сейчас и что дальше?

Программа работает в пилотном режиме более двух лет, и за это время через нее прошли около 200 детей. Один из моих самых больших поводов для гордости – это то, что программа работает практически без привлечения средств общественных организаций или доноров: сейчас услуги медиаторов покрываются из государственного бюджета и с помощью Координационного центра по безвозмездной правовой помощи. Общественные организации теперь приобщаются к дальнейшей ресоциализации несовершеннолетних и оказывают им психологическую поддержку, и очень важно, чтобы это делали не только они.

Следующим шагом для непрерывной работы программы должно быть ее закрепление в законе. Министерство юстиции готовит комплексный закон о правосудии, дружественный к детям, который будет регулировать и другие вопросы взаимодействия детей с законом: в качестве свидетелей или жертв, не только как нарушителей. Медиация в рамках программы восстановительного правосудия помогает сторонам решить конкретный конфликт и выяснить, почему ребенок совершил это преступление, но не помогает разрешить проблемы, по которым он это сделал. Общественные организации и бизнес также могут присоединиться к поддержке этих детей уже после прохождения программы.

Не возникало ли ощущения, что страна живет вопреки всему, во что ты веришь?

Возникает ощущение «как будто Бог где-то наказывает нас за что-то». Однако мы молодая демократия. Демократические процессы в США и Европе строились веками, получить все и сразу не получится. Я не хочу создавать иллюзию, что то, что мы делаем, легко и весело. Это было бы очень легким способом призвать всех работать с нами, как в «Томе Сойере»: заплатите нам за то, чтобы покрасить с нами забор. Ты делаешь это не для себя, не для того, чтобы попасть в список Forbes, как бы это приятно ни было, а для того, чтобы увидеть реальные изменения в Украине. Для себя и для людей, с которыми живешь.

Поэтому очень помогает «держаться вместе и подставлять друг к другу плечо»: поддержка команды и неравнодушных граждан, доверие и возможность проявить слабость. Я выстраиваю здоровую атмосферу в команде и на собственном примере пытаюсь показать, что иметь эмоции, балансировать между работой и личной жизнью, т. е. оставаться человеком, нужно. Только так можно работать эффективно.

Получается держать баланс?

Плохо, на самом деле. В 2019-м встретилась со своим другом в Берлине, и, заговариваясь, сказала: «Everything is fine with my work-job balance». Пытаюсь добавить немного «жизни» к этому: помогает собака, которая встречает улыбающейся мордочкой, занятия кикбоксингом, обучение новому, проекты, не связанные с судами, культурные мероприятия или просмотр сериалов на выходных.

Главные положительные и отрицательные сдвиги в прошлом году в судебной системе? На что удалось повлиять и что в первую очередь необходимо сделать дальше?

Отрицательные – связаны с невыполнением требований международных партнеров. Основное требование ЕС и МВФ – это ликвидация и реорганизация ОАСК и очистки Высшего совета правосудия от нечестных судей.

ВСП систематически отмазывает нечестных судей и наказывает независимых, помог судьям Майдана остаться на должностях и из-за блокирования конкурса в квалификационную комиссию судей фактически создал кадровый голод в судейском корпусе.

Нам надо начать с головы и сформировать два независимых органа – ВСП и ВККС, которые будут проверять судей на добродетель, уволят тех, кто совершал или совершает нарушение, и наберут на их места честных профессионалов. Для этого сначала нужно создать независимую комиссию с международными экспертами, которая провела бы проверку на добродетель членов судейских органов.

DEJURE также работает над внедрением эффективного правосудия для бизнеса. Как развивается ситуация сейчас?

Недавно ВР приняла в первом чтении законопроект о реформе третейских судей, который разрабатывали с участием наших экспертов. Он создает для бизнеса альтернативу государственным судам. Бизнес может сам указывать, кто будет судьей в их деле заранее, выбирать тех арбитров, которым они доверяют. Если этот закон будет принят во втором чтении, это будет шаг навстречу бизнесу.

Я пришла в Фонд DEJURE в 2016 году, потому что для меня как юриста было понятно, что без судебной реформы все остальные реформы окажутся под угрозой. /Фото Анна Наконечная

Я пришла в Фонд DEJURE в 2016 году, потому что для меня как юриста было понятно, что без судебной реформы все остальные реформы окажутся под угрозой. Фото Анна Наконечная

По исследованию ЕБА, недоверие к судопроизводству стало главным препятствием для прямых иностранных инвестиций. Похоже на ситуацию, когда нужно вызвать десант. Кого звать на помощь?

Запустить механизм замены нечестных судей могут только президент и парламент путем принятия законопроектов. Но их политическая воля зависит от запроса, который формируют избиратели, инвесторы и бизнес. Очень важно, чтобы бизнес, которому нужны справедливые суды для защиты имущества и инвестиций, присоединился к формированию этого запроса.

Олигархам было выгодно держать коррумпированные суды ради рейдерства и защиты этих незаконно приобретенных состояний. Время присоединиться честному бизнесу, который тяжким трудом зарабатывал свое состояние.

Обещанное президентом в речи на Новый год благосостояние для граждан невозможно без экономического роста и инвестиций. А инвестиции не приходят из-за недоверия к судопроизводству. Олигархам было выгодно держать коррумпированные суды ради рейдерства и защиты этих незаконно приобретенных состояний. Время присоединиться честному бизнесу, который тяжким трудом зарабатывал свое состояние.

Довольны ли вы уровнем дохода в секторе, в котором «нельзя заработать»?

Мне когда-то дал очень хороший совет Глеб Вышлинский: «Общественные активисты или организации не должны быть бедными». Если мы продвигаем идеи прав человека и его защиты, так это в том числе о праве на достойную оплату труда.

Ирина Шиба через 10 лет?

В первую очередь, человек, за которого мне не стыдно. Я хотела бы написать книгу о правосудии, дружественном к детям, возможно, преподавать в университете. Я точно хочу заниматься государственной политикой, но не обязательно в общественной организации или парламенте, а там, где буду наиболее эффективной.

Вы феминистка?

Я даже на сайте организации попросила это дописать. Еще несколько лет назад я боялась себя так называть: во-первых, это слово было разновидностью «насмешливой брани», а во-вторых, мне казалось, что я недостаточно делаю, чтобы так себя называть. Легко быть феминисткой, когда ты стоишь на плечах Рут Гинзбург или активисток первой волны, которых бросали в тюрьму.

Очень важно это слово не демонизировать и показать, что проблемы, с которыми сталкиваются девушки, еще не исчерпаны, так же, как и дискриминация других групп. Я продвигаю феминистическую повестку дня по поводу равного доступа к правосудию, а как руководитель организации слежу за равным доступом к вакансиям и возможностям в организации как для мужчин, так и для женщин.

Деньги для…?

Мне – чтобы покупать корм собаке, путешествовать и учиться. DEJURE – чтобы нанимать профессионалов, привлекать юристов и аналитиков, которые борются с коррумпированными судьями, создавать образовательные материалы для детей и учебные программы для университетов.

Люди, с которыми мы боремся, имеют гораздо большие ресурсы для того, чтобы контролировать медиа и нанимать лучших PR-специалистов, которые смогут отмывать репутацию или продвигать их месседжи. Нам нужны деньги, чтобы иметь возможность конкурировать в этой войне за медиаполе, внимание и адженду. Чтобы иметь возможность проводить расследования, привлекать судей к ответственности, бороться с этой коррумпированной машиной.

 

Материалы по теме
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый Forbes уже в продаже

Новый Forbes уже в продаже

Рейтинг зарплат | 15 самых комфортных банков