Бывший гендиректор Google уверен: гениальность проявляется к 16 годам. Почему он вкладывает миллионы в подростков, готовых менять будущее планеты /Фото Getty Images
Категория
Богатейшие
Дата

Бывший гендиректор Google уверен: гениальность проявляется к 16 годам. Почему он вкладывает миллионы в подростков, готовых менять будущее планеты

Эрик и Венди Шмидт решили искать блестящие 15–17-летние умы во всем мире и помогать им. Фото Getty Images

Шестнадцатилетний индиец Арьян Шарма основал несколько небольших компаний. Одна работает в сфере образования, другая помогает находить работу «синим воротничкам». У подростка есть идеи и помасштабнее – например, объединить искусственный интеллект и медицину. Проблема – тинейджеру сложно получить поддержку. Инвесторы неохотно вкладывают в несовершеннолетних. А программ, в которых молодежь воспринимают всерьез, не так много.

Для Шармы все изменилось февральским вечером 2021‑го. Друг сообщил ему о программе, которая объединяет талантливых молодых людей, открывает им двери в колледж и финансирует смелые планы по изменению мира. «Моя первая реакция: это именно то, что нужно», – вспоминает Шарма. Не прошло и нескольких часов, как он подал заявку на участие. И в итоге разработал приложение, которое с помощью искусственного интеллекта и машинного обучения выявляет патологии на рентгеновских снимках.

Шарма, который также работает над применением искусственного интеллекта в физиотерапии, стал одним из 100 победителей программы Rise. Этот проект – часть инициативы, призванной «выявлять, развивать и поддерживать талантливых людей, работающих на благо других». Бывший гендиректор Google Эрик Шмидт и его жена Венди обязались пожертвовать на него $1 млрд. Forbes оценивает состояние семейной пары в $23,1 млрд.

«В трудные моменты нам обоим протягивали руку помощи. В нас поверили, открыли новые горизонты,– говорит Венди Шмидт.– Мы поняли, что таланты есть по всему миру. Но далеко не в каждой стране у них есть возможности».

Шмидты решили уравнять шансы. В 2019‑м они заключили соглашения с десятками организаций, в том числе с фондом Rhodes Trust, известным престижной стипендией Родса. Цель – искать по всему миру блестящие умы в возрасте 15–17 лет и помогать им. Оказалось, что недостатка вталантливых подростках нет. Филантропическая организация Schmidt Futures получила 50 000 заявок на участие в Rise со всего мира. Сначала отобрали 500 финалистов и после подробных собеседований определили первую сотню победителей. Эти подростки – уроженцы 42 стран, в том числе Мексики, Кении и Афганистана. Их интересуют самые разные проблемы– от реформы правосудия до биоразнообразия.

Победителям оплатят полный курс обучения в любом выбранном ими университете. Они получат стипендии, консультации менторов и возможность общаться с другими победителями конкурса. В июле 2022‑го подростки смогут бесплатно приехать на трехнедельную встречу со сверстниками в Южной Африке и получат от Шмидтов ноутбуки или планшеты, чтобы оставаться на связи. Сколько все это будет стоить, Шмидты пока не знают. Их план – долгосрочные инвестиции в молодые таланты. В дальнейшем победители конкурса Rise могут претендовать на пособия для выпускников, гранты для своих некоммерческих организаций и стартовый капитал на открытие социального бизнеса.

Вознеслись

Стипендиатами Rise стали трое украинцев: Иван Дудяк, Наталия Кулешова и Василий Абрамович. Они получат финансирование на обучение в любом аккредитованном университете мира, поддержку менторов и участие в трехнедельном саммите, который пройдет в 2022 году в Южной Африке.

Иван Дудяк, 18, учится в школе танзанийского города Моши. Туда он попал по программе организации United World Colleges, у которой 18 учебных заведений по всему миру. О проекте Эрика Шмидта узнал уже в Африке.

Одно из обязательств Rise – сделать собственный проект. Вместе с отцом-пасечником Дудяк соорудил улей, адаптированный под танзанийские условия. Сокращение популяции пчел – острая для страны проблема из-за незаконной вырубки лесов. «Меня выбрали не как проект, а как перспективного человека»,– полагает Дудяк.

Наталия Кулешова, 17, и Василий Абрамович, 17, подавались на Rise вместе. Наталия учится в Нью-Йорке в Masters School, а Василий – в частном лондонском колледже Далвич. Их разработка помогает людям с проблемами слуха. «Мы учим программу считывать язык жестов и переводить его в текст»,– говорит Наталия. Приложение находится в статусе прототипа.

Дудяк мечтает изучать физику в Массачусетском технологическом институте. Кулешова с 12 лет хотела поступить в MIT или Стэнфорд. Ее мечта: соединить программирование и нейробиологию с искусственным интеллектом, чтобы помогать людям с ментальными нарушениями. Абрамович проходит вступительную кампанию в университеты США. Он мечтает заниматься IT-предпринимательством и самому сделать программу, которая поможет молодежи проявить себя.

Вливать большие деньги в эфемерные мечты– что может быть рискованнее? Но эта ставка может окупиться с лихвой.

«Новое поколение не видит преград. Этим оно отличается от взрослых,– говорит Венди Шмидт.– Самое замечательное в подростках то, что они просто не знают, что такое препятствия».

Идея Rise родилась в начале 2019‑го. Эрик Шмидт летел с Восточного побережья в Калифорнию для участия в программе научного акселератора. «Мы задали себе очень сложный вопрос,– вспоминает Эрик Браверман, в прошлом сотрудник McKinsey и управляющий Фондом Клинтона, который сейчас руководит Schmidt Futures.– Если вы верите в способность человечества решать самые сложные проблемы, то как вдохновить больше умных людей, понимающих суть этих проблем, на то, чтобы посвятить жизнь их решению?»

Супруги знали, что нужно искать талантливую молодежь, которая еще не засветилась на радарах, и снизить для нее «порог входа». Эрик Шмидт, доктор информатики из Беркли, который с 2001‑го по 2011‑й возглавлял Google, сначала хотел искать гениальных математиков итех, кто увлекается естественными науками. Венди настаивала, что надо искать блестящие умы в любой области знаний.

Эрик Шмидт /Фото Getty Images

Эрик Шмидт Фото Getty Images

«Исследователи сходятся во мнении, что большой талант проявляется к 16 годам, а не к 13 или 14,– говорит Шмидт.– В этом возрасте люди еще очень восприимчивы. У вас есть возможность повлиять на их будущее».

В поисках талантливой молодежи Эрик и Венди сотрудничали с организациями по всему миру. Те помогали распространять информацию об инициативе. African Leadership Group, например, искала выдающихся подростков в Африке. Latin Leadership Academy помогла найти кандидатов из Латинской Америки. Те, у кого не было доступа к интернету, подавали бумажные заявки.

Лидия Рут Ноттингем узнала о Rise от учителей своей школы‑интерната в Гонконге. Школа входит в образовательную сеть United World Colleges, которая сотрудничает с программой. «Это выглядело так здорово, что даже не верилось, – вспоминает Ноттингем, 17. – Я все думала: в чем тут подвох?» Уроженка Великобритании, Ноттингем пять раз избиралась в британский молодежный парламент и номинировалась на Гарвардскую книжную премию.

Она вошла в число нескольких тысяч претендентов из более чем 170 стран. Все они прошли восьмимесячную процедуру рассмотрения заявок: снимали видеоролики о себе, рецензировали работы других участников и создавали проекты, которые демонстрировали их талант и могли помочь обществу. Ноттингем возглавила в своей школе кампанию по замене одноразовых масок на многоразовые. О своем проекте она рассказала жюри в стихах. Девушка вошла в число победителей и планирует поступать на факультет госуправления.

Школьник из Сиэтла Аадья Бхат создал устройство, опускающее крюки вешалок для одежды, чтобы до них могли дотянуться люди в инвалидных креслах. «Меня многие поддержали»,– говорит юноша. Он надеется поступить в медицинскую школу и открыть бесплатную клинику для малоимущих. Среди других проектов‑победителей – подкаст для молодежи о реформе правосудия, гидропонная система для выращивания фруктов и овощей в странах, страдающих от нехватки продовольствия, и семинары по предотвращению ранней беременности для молодежи из лагеря беженцев, в котором живет один из претендентов.

«Подростки поражают широтой увлечений,– говорит Эрик Шмидт.– Если они на чем‑то сосредоточены, то могут делать по‑настоящему удивительные вещи».

Даже те, кому не удалось выиграть, могут стать частью сети Rise. Многие из 50 000 претендентов перешли в групповые чаты и поддерживают контакт друг с другом. Они помогают остальным готовиться к собеседованиям и читают работы новых претендентов. Когда Афганистан захватили талибы, члены Rise объединились и попросили организацию помочь афганским участникам программы добраться до безопасного места.

Именно такую сеть поддержки и хотят создать Шмидты. «Rise – не программа для сотни избранных. Она для всех, – говорит Браверман. – Это проект для подростков, которые вырастут и будут всю жизнь служить другим».

Schmidt Futures также поддерживает перспективных молодых докторов наук – математиков и ученых естественнонаучных и технических дисциплин. Фонд выплачивает им стипендии на протяжении одного‑двух лет после защиты диссертации.

Условие – молодые люди должны освоить новую область знаний. В планах Шмидтов – поддержка молодых звезд из числа преподавателей и студентов колледжей.

Эрик и Венди Шмидт обязались отдать на благотворительность свыше $2 млрд. Пара уже потратила на филантропические проекты более $600 млн. Schmidt Family Foundation сосредоточен на проблемах устойчивого развития и экологии. Организация Schmidt Ocean Institute финансировала строительство исследовательского судна Falkor для океанологов.

Поиск новой когорты юных звезд для второй группы Rise уже начался. В октябре был открыт прием заявок на участие в программе 2022 года. Цель– пополнять группу каждый год и финансировать яркие идеи на протяжении многих лет. Если все пойдет как задумано, масштаб программы вырастет как минимум на порядок.

«Rise дает результат. Так зачем останавливаться на сотне победителей? Или на тысяче? – говорит Шмидт.– Деньги для нас не проблема». 

Материалы по теме
Новый Forbes уже в продаже

Новый Forbes уже в продаже

Инвестгид на 2022-й год, Семёнов и его телеканалы, цифровая Украина | Рейтинг работодателей