Как госслужба поменяла взгляды топ-менеджеров, пришедших из бизнеса. Истории Гонтаревой, Пивоварского, Писарука, Шимкива и Петренко /Фото Getty Images
Категория
Лидерство
Дата

Как госслужба поменяла взгляды топ-менеджеров, пришедших из бизнеса. Истории Гонтаревой, Пивоварского, Писарука, Шимкива и Петренко

Getty Images

После Революции достоинства в несколько этапов на государственную службу высадился бизнес-десант. Недавние герои Forbes пошли реформировать Украину, отказавшись от успешной карьеры и высоких доходов ради честолюбивого вызова – изменить страну. Большинство из первой волны реформаторов вернулись в бизнес. Чем чревата работа на государство и какие уроки они извлекли?

Валерия Гонтарева, 55, глава Нацбанка Украины в 2014–2017 гг.:

До прихода на госслужбу – председатель совета директоров финансовой компании ICU. С 2018 года живет в Лондоне и работает в Лондонской школе экономики.

Я трижды отказывалась занять позицию главы Нацбанка, была не готова уйти из бизнеса. Меня убедили родные. Они сказали: «Кто, если не ты?»

Ответственность перед 40-миллионной страной заставляет работать 24 часа в сутки. Это ускоряет твой личный рост. Ты убиваешь здоровье, но как специалист поднимаешься сразу на три ступени вверх. Если кому-то нужен челлендж, то, наверно, это самый лучший челлендж.

Первое, с чем я столкнулась во власти,– большое количество амбициозных дилетантов. Это открытие стало одновременно самым большим разочарованием и самым главным уроком: профессионал способен создавать команду, выстраивать стратегию и тактику даже в недружественной среде.

Как охарактеризовать период в Нацбанке одним словом? «Кошмар». Мне приносили гробы, сожгли дом, подорвали машину сыну и взломали квартиру. И все это было спланировано. Вероятность того, что во власть снова придут люди из бизнеса – а только они способны двигать страну в правильном направлении – очень низкая. Скорее всего, надо ждать 10 лет, пока снова откроется «окно возможностей».

Опыт работы в НБУ дает мне возможность консультировать центробанки разных стран по выходу из кризиса. У меня вышла книга об истории большой банковской реформы в Украине. Я работаю в Лондонской школе экономики, где на самом высоком уровне обсуждаются мировые проблемы. Как человек бизнеса я вряд ли бы могла это делать сейчас.

Пошла бы снова? Я отдала три года жизни, можно сказать, три литра крови нашей стране. А за это получила издевательства – и моральные, и физические. Поэтому об этом не может быть даже речи. Never ever.

Андрей Пивоварский, 42, министр инфраструктуры Украины в 2014–2016 гг.:

Андрей Пивоварский. /Фото УНИАН

Андрей Пивоварский. Фото УНИАН

До прихода на госслужбу – гендиректор группы «Континиум». С 2019 года – управляющий директор WOG Holding B.V.

Что заставило пойти на госслужбу? Родина призвала – не мог отказать. Кроме этого, команда, с которой я работал, выступала мощным мотиватором: с ней хотелось работать, достигать цели и радоваться успеху.

Чему научился? Быть ультрагибким в достижении целей и всегда иметь «план Б». Это связано с тем, что политическая конъюнктура может поменяться за секунду и те, кто еще недавно был готов поддержать решение, больше не могут. В бизнесе говорят: «The deal is not done until it’s done». На министерской должности важность этой поговорки гиперболизируется. Опыт такого уровня в корпоративном секторе получить невозможно.

Чтобы быть успешным в политике, необходимо стать циничным и гибким. Это способствует достижению благих для общества целей. Чтобы продать благую идею большему количеству стейкхолдеров, в риторике необходим здоровый элемент популизма. Либертарианские подходы без нотки популизма не работают.

Полученные на госслужбе навыки использую в бизнесе на 100%. Полученные контакты для бизнеса практически не использую. Если охарактеризовать этот период одним словом – «голгофа». Вся команда понимала, что станет политическим камикадзе, что вынуждена будет принимать непопулярные решения для того, чтобы остановить коллапс экономики и публичных финансов.

Чего я точно не ожидал? Что несмотря на достижение цели – финансовой стабилизации, экономического роста в стране – нас повесят на политический крест и со всех сторон будут бросать дротики.

Пойти снова? Если бы обстоятельства так сложились, согласился бы стать частью только сильной технократической команды, которую бы возглавил лидер уровня Арсения [Яценюка]. Также очень важна справедливая заработная плата для всех госслужащих.

Александр Писарук, 55, первый заместитель главы Национального банка Украины в 2014–2016 гг.:

Александр Писарук. /Фото из личного архива

Александр Писарук. Фото из личного архива

До прихода на госслужбу – региональный руководитель банка ING в Центральной и Восточной Европе (Нидерланды). Сейчас – председатель правления АО «Райффайзен Банк Аваль».

После гибели людей на Майдане, аннексии Крыма и начала боевых действий на востоке не мог сидеть в комфортных условиях и ждать, что все в стране разрешится само собой. Чувствовал, что хочу и могу помочь.

Преодоление кризиса на макроуровне при полном отсутствии финансовых резервов в условиях войны – это новый уровень задач, ответственности, мобилизации внутренних сил и опыта. Это стало основным управленческим уроком для меня.

Опыт в Нацбанке помог лучше понять устоявшиеся подходы к решению проблем в нашей стране: такого количества людей, которые не выполняли взятые на себя обязательства, не приходилось видеть ни до, ни после.

Как бы я охарактеризовал этот период? «Идеальный шторм». Нам выпала задача восстановить макроэкономическую и финансовую стабильность в воюющей стране с огромным дефицитом бюджета, платежного баланса, госдолгом, отсутствием валютных резервов, недостатком капитала и ликвидности в банковской системе. Мы справились.

Пошел бы делать реформы снова? Нет. Когда страна оказалась в критической ситуации, я выполнил свой долг, бросив престижную и высокооплачиваемую работу в Амстердаме после 17 лет работы в голландском банке. Я приехал со своей семьей помочь стране. Благодарностью за это стало безосновательное обвинение в совершении преступления, которого я не совершал и не мог совершить в принципе (Александр Писарук фигурирует в уголовном производстве о растрате 1,2 млрд грн стабилизационного кредита, выданного в 2014 году VAB Банку Олега Бахматюка.– Forbes).

Олег Петренко, 46, глава Национальной службы здоровья Украины в 2018–2019 гг.:

Олег Петренко. /Фото из личного архива

Олег Петренко. Фото из личного архива

До прихода на госслужбу – заместитель по вопросам стратегического развития клиники ISIDA. Сейчас – глава общественной организации «Инициатива Холон».

В книге «Администратегия» Мачей Кишиловский описывает три типа людей, которые попадают на госслужбу. Первые – это те, кто идет, чтобы получить доступ к ресурсу и связям, чтобы потом их капитализировать в бизнесе. Вторые – эксперты – на госслужбе имеют возможность применить свои знания и навыки на значительно более высоком уровне, тем самым повышая свою экспертизу. Третьи, к числу которых хотел бы принадлежать и я,– это государственники. Люди, понимающие, что только на госслужбе ты можешь достичь публичного блага. И это становится частью служения.

Первое, что понял на госслужбе,– существенную разницу между бизнесом и публичной работой. Если в бизнесе для его развития мы делаем все, что прямо не запрещено законом, то в публичном секторе – только то, что прямо разрешено или предусмотрено законом. Если ты создаешь что-то новое, то ты создаешь новое правовое поле. Второе – создавать с нуля исполнительный орган центральной власти. И третье – возможность собственными решениями менять жизнь каждого. Этого не даст ни один бизнес. Управленческий урок в том, что главное в любом деле – люди. Социальный капитал – это про умение собрать единомышленников, объединенных общими ценностями и идеей. Для этого недостаточно навыков проектного менеджмента или финансового планирования. Нужно умение не управлять, а вести.

Каким словом я бы охарактеризовал время на госслужбе? Мне казалось, что это будет «спринт». Потом ты понимаешь, что серьезные трансформации скорее напоминают «марафон», но сейчас я думаю, что это «эстафета». Когда ты умело передаешь «палочку» другим людям, чтобы они могли пойти на следующий этап. Когда ты создаешь среду, в которой развиваешь других.

Пошел бы снова? Я отказался от должности министра. Это не вопрос удовлетворения амбиций. Это про команды, способные достигать, и про принципы, которыми руководствуются люди. К сожалению, в нынешней политической конструкции я не могу себя реализовывать, потому что многие вещи противоречат взглядам на жизнь. С другой командой, в других условиях не исключаю такой возможности.

Дмитрий Шимкив, 45, заместитель главы Администрации Президента в 2014–2018 гг.:

Дмитрий Шимкив. /Фото из личного архива

Дмитрий Шимкив. Фото из личного архива

До прихода на госслужбу – гендиректор «Microsoft Украина». С 2018-го– глава совета директоров Darnitsa Group. Мотивация – развитие страны.

Чему научился? Я бы разделил период работы на два этапа. В 2014–2015 годах был «мегадрайв». А дальше – «жесткая политика»: скандалы, интриги, нарастающее сопротивление. За время на госслужбе я усвоил, как работают парламент, Кабмин, Администрация Президента. Второе – детальное понимание дипломатических нюансов в отношениях с ЕС и особенно с США. Кроме этого, я научился видеть «окна возможностей» и двигаться от «окна» к «окну». Усовершенствовал навык компромисса, даже с людьми, которые не нравятся, научился сохранять ценностные ориентиры, следить за собственной репутацией.

Одна из проблем людей, пришедших на госслужбу из бизнеса, в том, что они в основном СЕО или собственники компаний. Уних не было опыта работы с начальством. Значительную часть навыков, которые мне приходилось использовать на госслужбе, я получил во время работы в большой корпорации. Я усвоил, что кроме своей ответственности за большой бизнес в Украине есть еще руководитель уровня региона или штаб-квартиры, с которым нужно взаимодействовать. Особенности корпоративных отношений почти не отличаются от политических. Нужно уметь строить альянсы, продвигать идеи, находить финансирование. Важность этого навыка в том, что людей с более высокими полномочиями ваша идея может не заинтересовать и ее нужно уметь «продать».

Если была бы ситуация как в 2014-м и мне снова предложили пойти, я бы сказал «да». Но если бы меня приглашали сейчас, то я бы сказал «нет». Во-первых, больше удовольствия и самореализации я получил в бизнесе. Во-вторых, электронное декларирование для занимающихся бизнесом людей не слишком стимулирует идти на госслужбу. У меня нет замечаний, если кандидата проверяют официальные органы, но раздеваться публично мне не нравится.

Опубликовано в пятом номере журнала Forbes (ноябрь 2020)

Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый Forbes уже в продаже

Новый Forbes уже в продаже

Рейтинг зарплат | 15 самых комфортных банков