Категория
Жизнь
Дата

Историк Тимоти Снайдер изучал Украину 25 лет и написал о ней шесть книг. 11 мыслей Снайдера о будущем Украины после победы

Историк Тимоти Снайдер впервые оказался в Украине в 1995 году. С тех пор американец возвращался регулярно. Как эволюционировала страна в глазах стороннего наблюдателя? Изменилось отношение к украинскому языку, консолидировались разные регионы Украины – разница между жителями разных областей стерлась. Но главное – после Майдана, по словам Снайдера, изменилось мироощущение украинцев. Они поняли сами и показали миру, что способны на удивительные вещи

Сейчас Снайдер наблюдает за войной в Украине издалека вместе с остальным миром. Что он видит? Как Украина превращается в страну, подающую пример другим. Как завоевывает демократию, вдохновляя людей по всему миру и внушая им смелость. 

Любая победоносная война неизбежно приводит к трансформации, уверен историк. Forbes поговорили с Тимоти Снайдером о том, каких изменений ждать украинцам от будущего, в чем опаснее всего будет ошибиться и как будет выглядеть Украина через 10 лет. Вот 11 мыслей эксперта об украинской истории. 

  • Нация – это коллектив, который соглашается разделить общее будущее. Потому эта война, это сопротивление, очевидно, о будущем. Безусловно, это о защите Украины, но еще и о том, чтобы не допустить её разрушения. 
  • Что делают все войны? Подогревают воображение, заставляя думать о том, каким может быть лучшее будущее. Вторая мировая война имела такой эффект на Западную и Центральную Европу. Пройдя эту войну, украинцы будут более интенсивно размышлять, например, о своем будущем в Европе. О том, что их страна привносит что-то в европейскую идентичность, а не просто получает преимущества от того, что ее ассоциируют с другими европейскими странами.   
  • Это совершенно точно важная для мировой истории война. Если бы украинцы не сопротивлялись, это было бы ужасным поражением и Украины, и демократии. Это было бы удручающе, деморализующе, унизительно для демократии во всем мире. Но украинцы сопротивляются. Украинцы сражаются. И это придало смелости людям всего мира, которые верят в демократию. Это научило их, что наступают моменты, когда ты должен быть готов рисковать ради важных для тебя вещей. Эта война влила новые силы в политическую и социологическую дискуссию далеко за пределами Украины. 
  • Если Россия выиграет войну, это покажет, что такие поступки допустимы в международной политике. Что страна может просто выдумать сумасшедший предлог и вторгнуться на территорию соседа с несколькими сотнями тысяч солдат. И если это нормально, то XXI век ожидают большие проблемы.
  • Президент Зеленский и другие справедливо отмечают, что когда украинцы победят, их должны пригласить присоединиться к ЕС. Когда украинцы победят, должен быть составлен новый «план Маршалла». Я согласен с этим. Есть еще один важный вопрос: за что украинцы борются? Ведь не только за то, чтобы победить врага и вернуть статус-кво. Дело еще и в обновлении. И если Украина права, если она заслуживает место в ЕС, то другие страны должны помочь ей – заплатить за реконструкцию, что поможет украинской демократии работать лучше. 
  • Война – исключительные, чрезвычайные обстоятельства. Она позволяет людям действовать в условиях, свободных от норм. Когда наступит мир, украинцам нужно будет сказать: «Хорошо, а теперь мы возвращаемся к верховенству закона, и это должно работать лучше, чем раньше». Это слабое место Украины. Большим вызовом станет необходимость направить энергию и добрую волю на построение более правомерного, более предсказуемого общества. 
  • Когда украинцы выиграют войну, они должны будут решить, какого будущего хотят для себя. В Украине происходят ужасные вещи, из-за зверского вторжения люди умирают без единой на то причины. Я не пытаюсь это приукрасить. Но исторически это справедливо: победоносные войны – всегда возможность для переосмысления и трансформации.
  • Вряд ли травму можно преодолеть. Задача в том, чтобы на фоне травмы построить что-то новое. Нужно дать шанс каждому, кто захочет, рассказать свою историю и увековечить память о любимых, друзьях и родных, которых они потеряли. Создать публичные архивы, в которых можно будет оставить фотографию, письмо, сообщение. Чтобы каждый мог помнить тех, кто умер.   
  • Восстановление городов тоже может быть проектом обновления нации. Я люблю Харьков таким, каким он есть. Но отстраивая его заново, можно задуматься о том, как должен выглядеть украинский город в XXI веке. Какие вещи можно изменить, как можно сделать другими парки и скверы? Нация думает о своем будущем во время того, как возводит заново свои города.  
  • Главное – прямо сейчас успеть сделать как можно больше всего в контексте экономики и армии. Выжать из Запада максимум того, что возможно, чтобы самые амбициозные решения и политики стали нормой. И когда все вернутся к своим обычным жизням, эти решения, в чем-то радикальные, продолжат работать. Надеюсь, война закончится до того момента, как на Западе наступит усталость от Украины.
  • У меня есть странная идея о том, что Украина – европейская страна, но даже немного больше. Все, что происходит в Европе, происходит и в Украине, просто иногда с большей интенсивностью. Когда я думаю об Украине в 2030-м, я хотел бы видеть страну, которая бесспорно является частью большого европейского проекта. Украинские города отстроены, европейцы приезжают туда как туристы и предприниматели. Я представляю себе свободную циркуляцию от Португалии до Днепра или Харькова. Представляю большое пространство, в котором европейцы признают, что украинцы научили их чему-то, а украинская экономика интегрирована в остальную Европу. Хотел бы я это увидеть.
Материалы по теме