Вачовски сняла новую «Матрицу». Получилась глубоко личная комедия, смеющаяся над традиционными сиквелами. Рецензия Forbes
Категория
Жизнь
Дата

Вачовски сняла новую «Матрицу». Получилась глубоко личная комедия, смеющаяся над традиционными сиквелами. Рецензия Forbes

«Матрица: Воскрешение». Фото WARNER BROS.

«Матрица: Воскрешение», которая вышла в прокат 21 декабря и доступна для просмотра на HBO MAX (первые 31 день), – удивительно необычное и неординарное творение как для высокобюджетной картины. Это традиционный сиквел, но он не так беспокоится о возрождении прежней славы франшизы, как пытается примириться со сложным наследием оригинальной трилогии

Так, например, между строк и открыто говорится о том, как идеи франшизы присвоили и переиначили после ее выхода, как восприняли предыдущие два фильма и о нынешнем статус-кво Голливуда, когда зрители охотнее посмотрят хорошо знакомых героев, чем откроют для себя новых.

Это не эпический приключенческий экшн, а скорее романтическая комедия, в которой вчерашние герои знают, что мир им не спасти, поэтому они просто хотят провести с самыми дорогими людьми время, пока есть такая возможность.

В таком своеобразном возвращении франшизы под руководством Ланы Вачовски упоминаются события двух предыдущих сиквелов, включая «конец истории». В этой картине так много флешбеков в предыдущие три фильма, что поневоле можно вспомнить картину «Тихая ночь, смертельная ночь – 2».

В этом продолжении также не забыли о том, как закончилась «Матрица: Революция» (спойлер: Тринити умирает по дороге в Город машин, а Нео погиб как Иисус, чтобы достичь перемирия с машинами).

Как тот, кому нравятся все три фильма франшизы, я заметил, что франшиза выступала за переговоры о мире и против одностороннего уничтожения – и это спустя два года после теракта 11 сентября и во время операции «Свобода Ирака». Я рад сообщить, что Вачовски не отступили от этой философии.

Это продолжение через 10 лет после последнего фильма построено на понятии того, что ни люди, ни машины не есть абсолютно хорошими или плохими, ведь машины преимущественно сдержали обещание отпустить людей, которые хотели покинуть симуляцию. Все «как и почему Нео оказался не мертвым» лучше разрешить объяснить фильму, но скажу, что нам удастся чуть-чуть заглянуть за кулисы прогресса человечества как сравнительно свободного общества.

Но сперва нам нужно будет снова пересмотреть ремейк первого акта «Матрицы», когда молодое поколение будущих борцов за свободу (роли которых исполнили Ягья Абдул-Матин II и Джессика Генвик) начинают понимать, что мужчина, ранее известный как Нео, все еще живет внутри системы. Он до сих пор работает на ту же компанию, с которой начинал, превратив «воспоминания» о «Матрице» в серию видеоигр, ставших культурным феноменом.

Здесь можно заметить критику несостоятельности Голливуда заинтересовать людей чем-нибудь новым, тем, что предлагает больше оригинальности, чем мы увидели в «Космический джем. Новые легенды» или даже «Мир юрского периода». Чувствуются нотки поражения, когда Нео/Томас Андерсон понимает, что мир его видеоигр очень напоминает его прошлую жизнь. Даже смерть не позволяет ему избежать причастности к корпоративному миру и его неизменному статусу.

Это все мне напомнило, как фильм «Первому игроку приготовиться» стал аллегорией того, как Стивен Спилберг в отчаянии созерцает современную поп-культуру, которую он же и помог создать.

Тем, кто хочет увидеть критику альтернативных радикальных групп, защитников прав мужчин и сторонников теорий заговоров, присвоивших себе метафору «красная таблетка», не придется слишком глубоко копать. Мисс Вачовски вернулась в «Матрицу», чтобы показать серьезные идеи, а не просто получить зарплату.

С поразительной визуальной картинкой, хорошей актерской игрой (на Ривза интересно смотреть, а особенно приятно то, что он появился в роли, в которой ему разрешено показать свой возраст) и глубоким подтекстом «Матрица: Воскрешение» – это все же скорее хроника, чем единая кинолента.

В событиях на экране нет реального риска и нет ощущения неотложности. Даже последовательность является произвольной и сбивчивой. Можно сказать, что действия показаны просто, лишь бы что-то происходило на экране, и в этой части нет ничего столь же впечатляющего, как сцена стрельбы в лобби в «Матрице» (в которой ярко отражены сомнительные моральные принципы), погоне по автомагистрали в «Матрице: Перезагрузка» (саундтрек «Mona Lisa Overdrive», сопровождающий ее, лучше всего подходит для игры в Mario Kart ) или сверхмощного разгрома в «Матрице: Революция» (в которой воплощена нотка неизбежной трагедии великого финала трилогии).

Здесь же потасовки, погони и стрельба – это скорее коммерческие требования, чем потребность нарратива.

Абдул-Матин II играет обезображенную вариацию Морфея, а Генвик олицетворяет на экране суррогат нас, аудитории. Грофф невероятно смешон, а Нил Патрик Гаррис стал великолепной выставочной машиной.

Вачовски сняла новую «Матрицу». Получилась глубоко личная комедия, смеющаяся над традиционными сиквелами. Рецензия Forbes /Фото 1

Киану Ривз и Кэрри-Энн Мосс в «Матрице: Воскресении». Фото WARNER BROS

Если отбросить сильную актерскую игру, то здесь делают ту же «ошибку», что и в сиквелах «День независимости: Возрождение» и «Терминатор: Фатум», сосредоточившись на ветеранах франшизы, а не на новых героях. Здесь это не такая проблема, ведь новый сиквел «Матрицы» не пытается начать новую трилогию. Фильм просто показывает, что мир обречен, поэтому, пока есть такая возможность, можно попробовать как можно лучше относиться к людям.

В итоге Нео сосредотачивается на спасении Тринити из Матрицы, при условии что она действительно хочет из нее выйти, и дальше мы преимущественно наблюдаем за героем, который покинул попытки спасти мир и просто хочет провести с любимой женщиной оставшееся время.

Одна из причин того, что сиквелы «Матрицы» оставили у многих неприятное послевкусие, заключается в том, что они пришли после фильма, в котором воплотилась фантазия о путешествии Героя, и показали миру не одну «темную версию» знакомой истории, а еще и другую, не менее сложную и депрессивную. Представьте, если бы «Империя наносит ответный удар» и «Возвращение джедая» были сиквелами к «Звездным войнам», где основным настроением была бы безнадежность, которая отражала бы то, что проигрыш во Вьетнаме не уменьшит империалистических амбиций Америки.

Трилогии «Матрица» и «Пираты Карибского моря» стали определяющими блокбастерами в период после теракта 11 сентября. В них скрыт более глубокий смысл, чем просто «победа аутсайдера», как во «Властелине колец», «Гарри Поттере» или «Аватаре» (хотя каждая из этих франшиз невероятна по-своему).

«Матрица: Воскрешение» не упраздняет мученичество Нео. Черт, в этой ленте просматриваются даже более фаталистические (хоть и несколько забавные) мысли о том, как поколение, выросшее на «Матрице», аж никак не спасло мир.

«Матрица: Воскрешение» – это, по сути, глубоко личная романтическая комедия, в которой больше озабочены судьбами Нео и Тринити, чем всего мира. Хотел бы я, чтобы эта картина была лучшим экшеном (или вообще не пыталась им быть), но сцены, в которых люди говорят о последствиях предыдущих событий, увлекают так же, как я надеялся. Это не так продолжение, как эпилог, где удивительно просто и весело говорят о безнадежном будущем.

По мнению «Матрицы: Воскресение», осталось мало времени на спасение Голливуда, не говоря уже обо всем мире, от сил, против которых мы не смогли объединиться и нанести им ответный удар. Так почему бы не провести это время с самыми важными для вас людьми? Это конец света, о котором мы знаем, и Лана Вачовски не сокрушается.

 

Материалы по теме