Семен Кривонос, директор Национального антикоррупционного бюро. /Державна інспекція архітектури та містобудування України (ДІАМ)
Категория
Деньги
Дата

«Белый бизнес должен обращаться к НАБУ, чтобы изменить правила игры». Блиц-интервью директора Антикоррупционного бюро Семена Кривоноса

Семен Кривонос, директор Национального антикоррупционного бюро. Фото Державна інспекція архітектури та містобудування України (ДІАМ)

Директор Национального антикоррупционного бюро Семен Кривонос стал гостем «Форума предпринимателей» Forbes Ukraine. В публичном интервью с редактором-основателем Forbes Ukraine Владимиром Федориным он рассказал о главной задаче НАБУ, резонансных уголовных делах и призвал бизнес обращаться к правоохранителям, чтобы побороть системные поборы от чиновников

Як мотивувати команду не збавляти темп у надскладних умовах? Дізнайтесь 25 квітня на форумі «Надлюди» від Forbes. Купуйте квиток за посиланням!

Forbes публикует отредактированную и сокращенную для ясности версию интервью.

Какие критерии эффективности у НАБУ? Как вы приоритизируете свою деятельность?

Основной показатель для правоохранительных органов – количество обвинительных актов, направленных в суд, приговоров. Это важно. Но главный показатель для нас – уничтожение схемной, системной коррупции в целых отраслях.

У НАБУ также есть такая важная функция – рекомендовать органам государственной власти устранять причины коррупции. И эти органы должны реагировать на такие вещи.

Последнее наше дело по «Укрзализныце». Мы коммуникировали, что более восьми руководителей департамента закупок УЗ были задержаны именно НАБУ с 2015 года и по сей день. Мы направляли Кабмину несколько рекомендаций, чтобы устранить коррупционные риски: поменять среду, в которой постоянно возникают бэк-офисы, собирающие средства, появляются «прилипалы», «решалы» и т.д.

Эти рекомендации до сих пор остаются актуальными. Мы работаем именно в направлении системных изменений, чтобы это приводило к изменению правил игры.

Коррупция в энергетике сейчас зашкаливает, там очень много государственных предприятий. Государственных, так сказать, управленцев, бэк-офисов. Когда вы придете к энергетикам?

Мы постоянно к ним ходим. У нас есть целое внутреннее подразделение в главном подразделении детективов, специализирующееся на расследовании в сфере энергетики. Мы достаточно много производств расследуем именно в отношении злоупотреблений в этой сфере.

Мы, конечно, не коммуникируем промежуточные следственные действия – обыски, допросы – коммуникируем уже на этапе предъявления подозрения. Но даже среди недавних дел есть те, которые касаются угольной отрасли, энергетической. Там предъявлен ряд подозрений в отношении достаточно серьезных чиновников, фамилии не буду называть.

Недавно было предъявлено подозрение одному из руководителей серьезной госкомпании, но это касается событий 2020 года. Очень важно отметить – эти сложные экономические преступления, особенно в сфере энергетики, публичных закупок, занимают длительный период времени.

И мы коммуникируем. Первое – увеличение численности детективов, потому что у нас впереди процессы восстановления, мы понимаем, что и уровень коррупционных рисков возрастет, и нагрузка на Бюро уже достаточно серьезная.

Также мы коммуникируем создание экспертного учреждения при НАБУ, потому что длительное рассмотрение наших дел по событиям 2020-го, 2019-го, 2018 года очень зависит от третьих лиц в части получения экспертиз.

Есть здравый смысл, и есть дела, которые ведет НАБУ и которые вызывают большое удивление. В частности, дело Пивоварского–Шульмейстера. Детективы НАБУ обвиняют людей в том, что они реформировали экономику, улучшали инвестклимат. Как с этим быть?

В части вашего вопроса есть часть оправдательного приговора, а дело пока еще не в суде. Вы дали оценку через призму того, что эти действия привели к улучшению инвестиционного климата. Детективы НАБУ изучают конкретные факты и не изучают эффективность тех или иных менеджеров, реформаторов и заслуги.

По мнению детектива и прокурора, в этих действиях был состав преступления. Это дело заслуживает справедливого судебного разбирательства, которое поставит точку в этом споре. И мы будем делать выводы.

И к налоговой. Когда мы увидим дела такого же уровня, как по УЗ, по Верховному Суду? Все об этом говорят.

Последнее из наших производств – мы задержали одного из руководителей Львовской налоговой, дело касалось именно получения откатов за разблокирование налоговых накладных. Сумма отката составила около 1,5% заблокированной суммы накладных. Бизнесмен, от которого требовали эти средства, говорил, что это везде так – 1,5%.

Безусловно, коррупция в налоговой сфере также в фокусе нашего внимания есть подразделение, которое занимается этим видом производств. И таможней в том числе.

Я не анонсирую результаты и не имею права этого делать, но мы точно прилагаем максимальные усилия, чтобы обратить внимание на эту проблему. Мы также давали Кабмину наши рекомендации по устранению этого явления.

Есть определенные моменты, связанные с экспертизой, выполнением запросов о международно-правовой помощи, но мы будем точно расследовать злоупотребления в этой сфере. Бизнес говорит, что это большая системная проблема. Я призываю бизнес обращаться, в частности, в НАБУ, вы вместе с нами можете поменять правила игры.

Примерно 15–20% сидящих в этом зале предпринимателей сталкивались с коррупцией.

По последним опросам, которые проводили и Transparency International, и Европейская антикоррупционная инициатива вместе с НАПК, причастен ли бизнес к коррупции, – процент гораздо больше.

В лидерах судебная система, земельные отношения и строительство в комплексе, в частности, градостроительные отношения, в лидерах налоговая и таможня, публичные закупки.

Белый бизнес должен обращаться, в частности, и в НАБУ, чтобы поменять правила игры. Это наша общая борьба.

Материалы по теме

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине