Бывший глава Верховного Суда Всеволод Князев /Shutterstock
Категория
Деньги
Дата

Удар по репутации или шанс на выздоровление? Как коррупционный скандал в Верховном Суде повлияет на судебную реформу. Мнения трех экспертов

Бывший глава Верховного Суда Всеволод Князев Фото Shutterstock

Обвинение главы Верховного Суда во взяточничестве стало самым большим репутационным ударом в истории суда. Как это повлияет на его работу и какие выводы можно сделать из нового коррупционного скандала

Інвестувати? Почекати? Продавати? Війна змінює все, крім обов’язку лідера приймати виважені рішення. Вже 30 травня 40+ спікерів поділяться досвідом на Першій щорічній конференції про фінанси, інвестиції та економічне зростання. Купуйте квиток за посиланням.

Судьи Верховного Суда в шоке. Это черный день в истории суда. Такими словами прокомментировали судьи ВС расследование Национального антикоррупционного бюро в отношении главы суда Всеволода Князева.

НАБУ и САП объявили подозрение Князеву в получении $2,7 млн взятки. Эти деньги, по версии следствия, судья получил за вынесение решения в пользу Константина Жеваго по делу о Полтавском ГОКе.

Еще даже до официального оглашения подозрения Пленум Верховного Суда выразил недоверие своему главе, после чего тот потерял должность главы ВС.

«Коррупционные деяния в судах любых звеньев, а тем более в ВС, наносят непоправимый вред репутации и доверию к суду, уничтожают авторитет правосудия», – говорится в заявлении Пленума.

Насколько это повлияет на Верховный Суд и ход судебной реформы? Forbes спросил мнение бывшего члена Высшей квалификационной комиссии судей и кандидата в новый состав ВККС Андрея Козлова, главы правления Фонда DEJURE Михаила Жернакова и юридического советника Transparency International Ukraine Павла Демчука.

Андрей Козлов, член Высшей квалификационной комиссии судей и кандидат в новый состав ВККС

Стас Козлюк

Андрей Козлов, член Высшей квалификационной комиссии судей и кандидат в новый состав ВККС Фото Стас Козлюк

Репутационно это большой удар и по самому Верховному Суду, и по всей ветви судебной власти, у которой и так не было кристально чистой репутации. Важно, будет ли это все в итоге доказано в суде, но Верховному Суду будут еще очень долго вспоминать эту историю. Надеюсь, что он все-таки сохранит свою независимость.

Решение Пленума ВС об увольнении Князева, по моему мнению, верно. Это изменение подхода, больше похожее на западный путь. Это отличается от того, что мы привыкли видеть в подобных историях, когда начинают говорить: «Давайте подождем, пока органы разберутся, это политическое преследование» и так далее.

С нормальной репутационной точки зрения, если с тобой связывают такой большой конфликт, это бросает тень на весь институт. Поэтому лучше, чтобы ты не олицетворял собой этот институт.

Возможно, произойдет новый этап оптимизации Верховного Суда. Это вообще часть общего дискурса об изменении общих подходов к квалификационному оцениванию.

Следует двигаться в сторону большей универсализации и более тщательной проверки кандидатов, а также судей, уже находящихся на должностях.

Следует усилить подход к отбору судей, конкурсным процедурам, в частности, в части предотвращения рисков. Следует уделять больше внимания психологическому тестированию. То, что к моменту конкурса с человеком ничего не произошло, ничего не значит. Или что-то было, но не выплыло на поверхность. Но если психологическое тестирование указывает на определенные риски, очевидно, лучше сказать в этом случае «нет».

Надеюсь, что новый состав ВККС сможет добиться каких-то успехов. Даже убедительных, а не каких-то, потому что какие-то успехи уже были.

Также работа антикоррупционных органов выглядит мощной. Если соответствует действительности их информация, то, что эту историю удалось найти, то, что был введен свой человек в круг фигурантов, это очень серьезная операция, которая в известной степени вызывает восхищение.

Михаил Жернаков, глава правления Фонда DEJURE

из личного архива

Михаил Жернаков, глава правления Фонда DEJURE Фото из личного архива

У меня нет оснований не доверять НАБУ и САП. Те доказательства, которые они предоставили, дают основания полагать, что такая ситуация действительно имела место.

Большинство из дел НАБУ и САП чем-то заканчиваются, потому что Антикорсуд принимает решение и, по меньшей мере, не затягивает дела, как это было с нереформированными судами. У меня нет оснований не доверять этой системе.

Восстановить доверие к судебной власти сейчас никак быстро не получится. Получить доверие можно от устойчивой практики – если мы увидим, что ВСП сформировал нам хороший состав ВККС, то есть высокий шанс, что эти люди будут внедрять такие же практики при отборе судей.

Если бы хотя бы десятая часть внимания, которая сейчас уделена этому скандалу, была бы уделена формированию ВККС, которая будет избирать не менее 2500 судей на поколение вперед, тогда я бы сказал, что у нас есть все шансы на успешную судебную реформу.

В создании нормальной судебной системы нет никаких секретов, просто нужно выполнить пункты, предусмотренные европейской интеграцией: Конституционный суд, Высший совет правосудия, ВККС. ВСП мы сделали новый, посмотрим, кого он назначит в ВККС. Если это будут незапятнанные люди, значит, реформа удалась. Если нет – значит, есть вопросы и к одному органу, и к другому.

А Конституционный суд вообще над всем этим стоит, и ничего не будет иметь значения, если мы проиграем КС.

У меня также есть надежда, что дело Князева повлияет на судей, и они будут бояться брать взятки. Но я бы не хотел, чтобы это «бояться» было основным лейтмотивом работы судей. Хотел бы, чтобы были такие судьи, для которых не пустой звук – права человека, верховенство права, справедливость, добродетель и т.д.

А это напрямую зависит от того, кто будет выбирать этих судей. И снова мы возвращаемся к вопросу ВККС – от этого зависит буквально все, что будет в судебной системе и вообще в стране.

Павел Демчук, юридический советник Transparency International Ukraine

из личного архива

Павел Демчук, юридический советник Transparency International Ukraine Фото из личного архива

Это не обычное дело, это одно из самых больших коррупционных дел, но хочу подчеркнуть: НАБУ и САП создавали именно для расследования топ-коррупции. Это дело демонстрирует, что антикоррупционная инфраструктура работает, это нормальный процесс выявления лиц, которые могли совершить коррупционные преступления.

Да, это бросает тень на судебную власть, но то, что Пленум ВС выразил недоверие Князеву, показывает, что система адекватно реагирует на такие вызовы. Конечно, нужно будет смотреть на результаты дела, потому что пока это лишь досудебное расследование.

У нас была реформа Верховного Суда, но если состоялся конкурс (в 2016–2017 годах), это не может быть полным залогом того, что избранные лица не будут брать взятки. К тому же были вопросы проведения конкурса, ведь оговорки общественности относительно добродетели кандидатов не были обязательными к учету.

Поэтому в будущем нужно учитывать это при отборе судей или избрании должностных лиц государственных органов, нужна работа над ошибками. У нас уже есть лучшие практики, например, отбор судей ВАКС. На этом конкурсе уже нельзя было так просто обойти отрицательное заключение Общественного совета добродетели.

Также эти события могут оказать превентивное, сдерживающее влияние на тех судей, которые могут захотеть совершить коррупционное преступление. Если они видят, что даже главу Верховного Суда могут осудить за то, что он совершил преступление (если это будет доказано), это покажет другим, что от НАБУ и САП не скрыться за высокими должностями и званиями. И что любой из топ-чиновников может быть привлечен к ответственности за коррупцию.

Материалы по теме

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине