Категория
Деньги
Дата

За долги компании руководители заплатили рекордные 76 млн грн. За какие действия управленцы ответят собственными деньгами

Эпоха безответственного отношения к долгам подходит к концу. Эту ситуацию сдвинули с места хозяйственные суды, все чаще возлагающие на руководителей и владельцев бизнеса персональную имущественную ответственность за нарушение правил честной игры

76 млн грн обанкротившийся АБ «Укоопспилка» не смог отдать своим кредиторам. Чтобы покрыть долги, суд взыскал эту сумму с 14 членов правления и наблюдательного совета компании. Им вменили то, что в период кризиса они ничего не сделали, чтобы спасти банк. Сумма стала рекордом взыскания с руководителей компаний и превысила предыдущее взыскание в 9 раз.

Бизнес и юристы долго считали формулу ограниченной ответственности (когда компания отвечает по долгам своим имуществом) непреодолимым барьером. Кредитор оставался ни с чем даже в случаях, когда было очевидно или точно известно, что руководители/владельцы вывели производственные мощности на родственные компании или перевели средства по фиктивным договорам на фиктивные фирмы.

Разберем на примерах, какие именно действия или бездействие управленцев подвергают опасности их личное имущество.

Искажение/потеря бухгалтерских документов

В ситуации АБ «Укоопспилка» суды установили, что финансовое учреждение подавало в НБУ и фискальные органы недостоверную финансовую отчетность. Поэтому НБУ не замечал нарушения нормативов, а банк продолжал наращивать долги, не обеспеченные реальными активами. Результат – разрыв в 76 млн грн между совокупными кредиторскими требованиями и стоимостью имущества банка.

Суд отметил, что действия руководства по искажению отчетности свидетельствуют о желании скрыть потерю денег вкладчиков. 60% активов банка были направлены на приобретение необеспеченных ценных бумаг. Руководители не предприняли никаких действий или решений для улучшения имущественного положения. Это создает впечатление, что и правление, и наблюдательный совет знали, что делают.

В другом деле, недавно рассматриваемом Верховным Судом, искажение финансовой отчетности послужило основанием для вывода о сокрытии руководством неплатежеспособности. Деревообрабатывающее предприятие продолжало принимать предоплату и заказы, но средств на изготовление продукции не хватало. Внешне благополучное предприятие оказалось в процедуре банкротства.

Экспертиза установила неспособность должника расплачиваться с кредиторами уже по результатам деятельности в 2018 году. Однако в процедуру банкротства компания попала только в 2020-м. Это послужило основанием для исков кредиторов о взыскании долгов компании (признанных в процедуре банкротства) с ее генерального директора.

Кодекс Украины по процедурам банкротства предусматривает обязанность руководителя бизнеса действовать определенным образом в случае выявления признаков неплатежеспособности компании.

Во-первых, необходимо срочно донести информацию о плачевном финансовом состоянии до собственников (акционеров/участников). Во-вторых, в течение 30 дней обратиться в суд с заявлением об открытии производства по делу о банкротстве. Поскольку гендиректор деревообрабатывающей фабрики этих требований не выполнил, он будет отвечать по долгам банкрота собственным имуществом.

Похищение документов не спасло от взыскания долгов с директоров и бывших директоров частного ЖЭКа. Во время налоговой проверки были выявлены сделки с фиктивными фирмами. Но документы компании исчезли. Поэтому установить, что расходы, отраженные в налоговой отчетности, связаны с хозяйственной деятельностью, не удалось. Справедливый финал: банкротство, взыскание задолженности с директоров, других участников схемы, и в придачу с третьих лиц, которым не повезло стать новыми собственниками помещений частного ЖЭКа. Комплекс зданий, принадлежавший должнику, исчез с баланса как раз накануне возникновения долга.

Заключение расточительных или экономически нецелесообразных сделок

Руководство АБ «Укоопспилка» в 2014 году заключило ряд соглашений по приобретению необеспеченных ценных бумаг (облигаций со сроком погашения в 2019 году) на сумму более 300 млн грн, что превышало 60% активов банка. Банк был выведен с рынка в апреле 2015 года. В ликвидационном балансе стоимость облигаций эксперт оценил в 3 грн.

Суд отметил, что руководители не объяснили целесообразности приобретения крупного пакета ценных бумаг неизвестных эмитентов. В решении также сказано, что члены правления даже не пытались продать облигации, когда у банка возникли проблемы с ликвидностью. Это и не удивительно, бумаги не имели никакой ценности и изначально использовались как инструмент вывода средств вкладчиков.

Ответственность за бездействие

Судебная практика формируется таким образом, что руководители и владельцы бизнеса будут платить из собственного кармана не только тогда, когда они различными схемами способствуют банкротству компании. Ответственность догонит и в том случае, если окажется, что компанию никто и не пытался вытянуть из финансовой пропасти.

В деле по иску Фонда гарантирования вкладов в АБ «Укоопспилка» суд особо отметил, что правление и наблюдательный совет ничего не делали для спасения банка и расчетов с вкладчиками. Поэтому долги кредиторам они должны покрыть за свой счет.

К аналогичному выводу пришел суд в деле о банкротстве ООО «Элитфармацея». В этой ситуации собственник будет отвечать за то, что не контролировал действия директора, который совершил ряд сделок с фиктивными фирмами и не возвращал выведенные из компании средства. Пренебрежение обязанностями стоило владельцу фирмы почти 2,2 млн грн.

Имущественная ответственность руководителей и владельцев бизнеса набирает обороты. 76 млн грн, взимаемые с руководителей небольшого банка – сигнал к изменению мировоззрения. Топ-менеджерам и собственникам не стоит ожидать, что «корпоративная вуаль» их надежно спрячет.

Материалы по теме
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый Forbes уже в продаже

Новый Forbes уже в продаже

Рейтинг зарплат | 15 самых комфортных банков