Категория
Новости
Дата

Тель-Авив–Москва–Баку–Афины, или Приключения Glusco в Украине. Сеть досталась неизвестному Анифантакису. Кто он такой и зачем ему «проблемный» актив

Тель-Авив–Москва–Баку–Афины, или Приключения Glusco в Украине. Сеть досталась неизвестному Анифантакису. Кто он такой и зачем ему «проблемный» актив /Getty Images

Getty Images

Греческий бизнесмен Димитриос Анифантакис купил швейцарскую компанию Glusco, у которой в Украине 105 заправок и четыре нефтебазы. У нового владельца также на руках оказался эксклюзивный контракт на поставку нефтепродуктов «Роснефти» в Украину и ко всему – гора проблем

📲 45 секунд – на один пост, 20 хвилин на день, щоб дізнатися головні економічні та бізнесові новини. Підписуйтеся на Telegram-канал Forbes Ukraine, щоб економити час.

Анифантакис, 58, купил 100% акций Glusco Energy у Ниссана Моисеева в конце октября, но компания огласила сделку 6 декабря. Сумма не разглашается.

Сколько может стоить Glusco? До $35 млн – так оценивает сеть Дмитрий Леушкин, владелец сети АЗС Prime. По его словам, заправки стоят не дороже $300 000 за штуку, а нефтебазы – еще $1–2 млн. Директор «Консалтинговой группы А-95» Сергей Куюн дает минимум в два раза больше – только заправки стоят более $70 млн. «У них неплохие станции», – объясняет он.

Правда, Анифантакис получил убыточный и проблемный актив: Служба безопасности Украины подозревает сеть в контрабанде и уклонении от уплаты налогов. Из-за этого Glusco больше полугода почти не работает.

Выручка «Глуско Україна» в 2020 году, по данным «СПАРК-Интерфакс», – 5,84 млрд грн, убыток – 20,4 млн грн. На розничном топливном рынке компания занимала долю в 3–5%, и входила в десятку крупнейших сетей АЗС.

Проблемы у Glusco начались вскоре после того, как в феврале 2021 Совет национальной безопасности (СНБО) ввел санкции против главы политсовета партии «Опозиційний блок — За життя» (ОПЗЖ) Виктора Медведчука. Летом 2017-го журналисты «Радио Свобода» сообщали, что Моисеев и Медведчук вместе прилетели в Киев на самолете последнего.

Моисеев 7 декабря прочитал WhatsApp-сообщение от Forbes с предложением поговорить о сделке, но ничего не ответил.

Анифантакис – гражданин Греции и работает в сфере глобальной торговли энергоресурсами более 30 лет (данные пресс-релиза). С июня 2021 года Анифантакис – член совета директоров Motor Oil Hellas, крупнейшей греческой нефтеперерабатывающей группы. Зачем ему Glusco? «Украинский топливный рынок достаточно сложный, и поэтому он интересен мне, – приводятся в пресс-релизе слова Анифантакиса. – У компании отличная инфраструктура и хорошие перспективы».

Согласно данным на сайте Motor Oil Hellas, с 1999 по 2004 года Анифантакис работал генеральным директором Cargill Petroleum в Москве, отвечал за коммерческую деятельность компании в России и странах бывшего Советского Союза. Затем, до 2011 года он работал генеральным менеджером BP IST в России. В 2018–2020 годах он был управляющим директором Litasco SA и председателем совета директоров Eiger Shipping S.A (2017–2020 года). Обе компании входят в российскую сеть «Лукойл».

«Труба Медведчука» и проблемы Glusco

Glusco была построена на базе украинского розничного бизнеса «Роснефти», активы которой в 2016-ом году выкупил Proton Energy Моисеева. Сумму сделки не разглашали. 

Вместе с сетью АЗС Моисееву также достался контракт на поставки нефтепродуктов «Роснефти» в Украину, значительная часть которых шла через нефтепровод «Самара – Западное направление». Расследование журналистов BIHUS info указывает, что Медведчук контролировал украинскую часть трубопровода. Пик работы «трубы Медведчука» пришелся на весну-лето 2019 года, когда через нее поставлялось около 40% всего дизеля на украинский рынок.

Формально к Glusco и Моисееву санкции не применялись, но уже 11 марта СБУ провела массовые обыски на заправках и нефтебазах компании, сеть обвинили в контрабанде и уклонении от налогов на сумму 240 млн грн. Компания заявила, что перестала «продавать нефтепродукты на регулярной основе». На практике на АЗС Glusco продавали только сжиженный газ.

С марта они были фактически парализованы и компании пришлось отдать часть станций в аренду WOG, KLO, Ultra, БРСМ и ОВИС, говорит Александр Сиренко, главный редактор профильного издания «Нефтерынок». «В этой сети наибольшую ценность представляют те заправки, которые расположены в Киеве и Киевской области, – таких около 40», – говорит он.

Socar: неудачный подход

С 1 апреля компания Proton Energy, которая с 2016 года была единственным поставщиком продукции «Роснефти» в Украине, прекратила поставки. По данным профильного издания Enkorr, в 2020 году она импортировала в Украину 1,74 млн тонн дизеля (23,4% рынка) и 443 000 тонн (22,3%) сжиженного газа.

Уже в мае место Proton Energy в поставках продуктов «Роснефти» заняла компания Socar New Energy, учредители которой – азербайджанские компании Socar Trading и Maddox. 

По данным основателя профильного издания Enkorr Сергея Куюна, в июне Socar New Energy была близка к сделке по покупке сети Glusco. По информации Куюна, компании даже подготовили документы в Антимонопольный комитет Украины. Косвенно это подтверждают данные из швейцарского реестра, согласно которым в июне этого года директором швейцарской Glusco Energy SA вместо Моисеева была назначена Олена Перрин из компании Maddox. 

Но сделка так и не состоялась. Socar 10 июля опровергла информацию о покупке Glusco. «Эту сделку не согласовали на высшем уровне в Азербайджане», – утверждает Куюн. «Менеджмент Socar взял на себя инициативу, сделал эту сделку, но руководство Азербайджана ее зарубило», – говорит он. Почему? По его словам, азербайджанцы могли решить, что им не нужен «достаточно проблемный актив».

Выходит Анифантакис

В конце августа Socar New Energy также перестала поставлять топливо «Роснефти». 

В это же время компания изменила название на SNEL Energy, а владельцем, по данным кипрского реестра, стал Димитриос Анифантакис

Вместе с сетью заправок у нового владельца Glusco есть контракт на эксклюзивную поставку нефтепродуктов «Роснефти» в Украину, сообщил Enkorr в конце лета, ссылаясь на контрагентов компании в Украине. «Они смогут поставлять огромные объемы, – говорит Куюн. – Только дизельного топлива более 100 000 тонн в месяц». По его словам, у Glusco также есть квота на 40 000 тонн сжиженного газа, а это 20% украинского рынка.  

Сменилось и руководство швейцарской Glusco: вместо Перрин из Meddox директором компании назначили Мориса Тейлора, члена совета директоров ряда трейдинговых компаний. Назначение Тейлора вызвало слухи в анонимных Telegram-каналах о причастности к сделке основателя группы ВЭТЕК Сергея Курченко, находящегося в розыске с марта 2014-го. В 2013 году Тейлор был администратором компании двух швейцарских трейдинговых компаний, входящих в группу ВЕТЭК.

Материалы по теме

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине