Генерал Дмитро Марченко /ADRIEN VAUTIER / LE MONDE
Категория
Война
Дата

Порядок из хаоса. Генерал Марченко остановил российских захватчиков на пути в Одессу. В чем секрет его лидерства?

В марте генерал Дмитрий Марченко остановил российских захватчиков на пути в Одессу. Фото ADRIEN VAUTIER / LE MONDE

Когда общаешься с жителями прифронтового Николаева, сразу становится понятно, кто главный герой города. «Марченко фактически спас Николаев, – говорит главный редактор местного сайта «НикВести» Олег Деренюга. – Надо видеть реакцию, когда он заходит в помещение: все пытаются пожать ему руку, поблагодарить, все улыбаются». «Благодаря действиям Марченко российское наступление на Николаев захлебнулось, – считает бывший министр инфраструктуры Владимир Омелян. – Он организовал эффективную оборону». Омелян сейчас воюет на Николаевском фронте. Генерал смотрит на горожан с бордов, где заглавными буквами выведено: «Марченко с нами». Как ему удалось спасти Николаев и Одесскую область?

Forbes запустил YouTube-проект «Країна героїв». Смотрите новый эпизод о ХЕРСОНЕ после оккупации

Новый номер журнала Forbes

Новый номер журнала Forbes

Этот материал из последнего номера Forbes. Приобрести его можно по этой ссылке. В номере Александр Конотопский и его Ajax Systems, 30 устойчивых компаний Украины во время войны, список украинских предпринимателей, которые пошли воевать и прочее.

Примечание: Текст написан до 11 ноября, когда украинская армия освободила Херсон

Дмитрий Марченко родился в Вознесенске Николаевской области. «В этих краях он ориентируется без карты, – говорит генерал Сергей Кривонос, бывший командующий Силами специальных операций. – Он на юге разбирается лучше, чем мы в собственном кармане».

Войну Марченко встретил в Киеве. Друзья с юга завалили его видео, где колонны россиян приближаются к Херсону. «Готов уехать на юг, не могу просто наблюдать», – написал Марченко заместителю главкома Евгению Масюку. После разговора с главнокомандующим Валерием Залужным тот ответил: «Езжай скорее, потому что они уже заходят в Херсон».

25 февраля, в свой 44-й день рождения, Марчелло добрался до Николаева. Город был охвачен паникой. В центре города генерал увидел, как мужчина снимает со здания желто-голубой флаг.

«Что ты делаешь?» – спросил он, выйдя из машины. «Так они уже Херсон взяли, завтра здесь будут!» – ответил горожанин. «Мы будем драться, – ответил Марченко. – Прекрати!»

Страх распространился не только среди гражданских. «В первые ночи из Николаева выезжали колонны с техникой и силовыми структурами, – рассказывает Марченко. – Одного из таких руководителей бойцы вернули в город. Я сказал ему: «В следующий раз будешь признан предателем и расстрелян по закону военного времени». Чтобы остановить бегство, Марченко приказал ночью разводить мост через Южный Буг, за которым лежит дорога на Одессу. «Пока я здесь, город никто сдавать не будет», – заявил он.

Передовые отряды россиян вошли в Херсон и собирались атаковать Николаев. За ним открывались два важных направления – на Одессу и Южноукраинск, где расположена большая АЭС.

Россияне наступали двумя группировками. «Около 2000 машин – танков, БТР и т.д. – и соответствующее количество личного состава отправились из Херсона на Николаев, – вспоминает генерал. – Другая группа – 1200–1300 единиц техники – начала обход».

На первом совещании Марченко спросил одного из командиров, какое у него боевое задание. «Круговая оборона моей воинской части», – ответил тот. «Части? – удивился генерал. – А город кто будет защищать? Так не пойдет».

Марченко разделил город и его окрестности на зоны. Оборона каждой была закреплена за конкретным военным подразделением. Все имеющиеся экскаваторы были «мобилизованы» рыть окопы. «Всё делали с колен, работали день и ночь, двигатели у экскаваторов не останавливались», – вспоминает Марчелло. На блокпостах появились укрепления из бетона и металлические «ежи».

Защитникам Николаева не хватало координации. Марченко чуть не погиб от «дружественного» огня. «Ночью меня обстреляли из одного из наших блокпостов, – рассказывает генерал. – Я вышел из машины, спрашиваю: «Зачем ты это делаешь? Кто тебя сюда поставил?». Для коммуникации между территориальной обороной, военными и гражданскими были созданы несколько групп в защищенных мессенджерах.

Поднимать моральный дух помогали видео главы областной военной администрации Виталия Кима. Своим оптимизмом и чувством юмора он давал понять: бояться нечего, мы выстоим. «Он заставил людей поверить в себя и оказать сопротивление», – считает Марченко.

В начале марта россияне начали обходить Николаев с севера и вплотную приблизились к родному городу Марченко – Вознесенску. Это была угроза окружения и выхода к АЭС: от Вознесенска до Южноукраинска 27 км. Захваченные у россиян карты и информация от пленных солдат подтверждали планы наступления на АЭС.

Вознесенск обороняли бойцы 80-й отдельной десантно-штурмовой бригады ВСУ. Они взорвали мост через реку Мертвовод, делая невозможным дальнейшее движение колонн врага. «Комбриг 80-й сказал мне: «Не дайте пройти резервам, а с передовыми частями мы сами разберемся», – вспоминает Марченко. Так и вышло. Колонны из танков и БТР, которые двигались по дорогам, словно у себя дома, были разорваны украинской артиллерией.

А 4 марта в аэропорт Кульбакино в пригороде Николаева ворвался передовой отряд россиян. Марченко удивило, что на такой важный объект россияне отправили несколько танков и БТР с группой пехоты. Он решил, что цель атаки – заставить его перебросить в аэропорт наиболее боеспособные части ВСУ и ослабить оборону на других участках.

Отбивающий Кульбакино генерал отправил патрульных полицейских, вооруженных РПГ советского образца и американскими Javeline. «Это не патрульные, это хищники, – объясняет Марченко. – Они прошли АТО, более половины личного состава имеют боевой опыт».

Генерал Дмитрий Марченко /ADRIEN VAUTIER / LE MONDE

Марченко остается в Николаеве. Координирует сотрудничество между военными и гражданскими, руководит партизанами в Херсонской области. Фото ADRIEN VAUTIER / LE MONDE

Атаку на другой аэропорт – Баловное, расположенный в 13 км к северу от города, – отразил сводный отряд тех же патрульных, Территориальной обороны и спецназа под командованием Виталия Данилы – начальника областного управления патрульной полиции. «Другие командиры перед боем говорят: «Всё будет хорошо», – рассказывает Данила. – Я же бойцам всегда говорю: «Считай, что это твой последний бой, но мы должны сделать то, что должны».

«У него нет страха, – рассказывает Ким, который ежедневно общается с Марченко. – Он приехал в город, откуда все убегали, и прекрасно понимал, что едет в кольцо».

Марченко заряжал защитников города своей отчаянной смелостью. Это не имидж – нрав, который он проявляет с начала войны с Россией. Вот только один пример.

Осень 2014 года, оборона Донецкого аэропорта. Доставка воды, боекомплекта, еды, эвакуация раненых и погибших была постоянной, но очень опасной работой для бойцов 79-й бригады, в которой служил Марченко. Лучше всего он запомнил первый из таких рейдов – 7 октября. Марчелло получил приказ от «киборга» Майка – доставить груз из командного пункта в селе Водяное и забрать из аэропорта тело майора Евгения Петуха.

Быть лидером – значит, думать собственной головой, брать инициативу на себя, а когда сталкиваешься с ошибкой командования, отстаивать свою точку зрения.

«Мы ехали на инкассаторском автомобиле, – рассказывает генерал. – Его броня сдерживала только пули 5,45 мм, а 7,62 мм эту броню пробивали легко». После разгрузки Марченко остался ждать у входа в старый терминал, находившийся под постоянным обстрелом сепаратистов. Инкассаторскую машину чуть не накрыло из «Града», но Майк по рации заверил Марченко, что это его прикрывают собратья. «Главное – забери Женю!» – кричал он. Лишь вернувшись в свою бригаду, Марченко выяснил, что взрыв был не прикрытием, а пристрелкой от врага. Майк сознательно снизил степень опасности, чтобы бойцы выполнили приказ.

Марченко много раз возвращался в ДАП. «Туда было опасно заходить, но для нас это было за честь», – говорит он.

Один из «киборгов», полковник СБУ Роман Костенко, вспоминает: «Когда я вышел из ДАП, сказал: можете награды нам не давать, но дайте звание героев всем водителям БТР, которые ежедневно заезжали в аэропорт».

Быть лидером – значит, думать собственной головой, брать инициативу на себя, а когда сталкиваешься с ошибкой командования, отстаивать свою точку зрения и не спешить выполнять приказ. Марченко вспоминает, что ему восемь раз давали команду взорвать Варваринский мост – единственный мост через Южный Буг, соединяющий Николаев с дорогой на Одессу. «В таком случае я бы сам себя загнал в котел, – говорит генерал. – Я объяснял, что этого не нужно делать. Слава Богу, меня услышали».

Не всегда государство слышало генерала.

28 ноября 2019 года, Соломенка, здание Апелляционного суда. За две недели до этого Печерский суд отправил Марченко в СИЗО. Следователи Государственного бюро расследований обвинили его как руководителя департамента Минобороны в закупке некачественных бронежилетов. Через полгода следователей отстранят от дела, а их преемники не найдут в действиях офицера состава преступления. В 2022 году, после российского вторжения, военные получат бронежилеты, которые оказались надежной защитой. Но это потом. А в ноябре 2019-го Марченко угрожало заключение.

Пятеро собратьев, два депутата и три военных, предложили суду взять Марченко на поруки. Среди них – «киборги»: начальник департамента патрульной полиции Евгений Жуков (Маршал) и комбриг 95-й бригады Максим Миргородский. Бывший министр обороны Степан Полторак написал в Twitter: «Дмитрий Марченко, я доверял тебе и доверяю. Ты один из тех, кто не побоялся участвовать в ожесточенных боях на востоке и ломать коррупционные схемы в оборонном ведомстве».

Военные не скрывали своего возмущения. «Каждый из нас может быть следующим, – говорил после процесса Герой Украины генерал-майор Игорь Гордейчук. – На кого Портнов пальцем укажет, тот и будет виноват, подбросят оружие или наркотики».

Суд оставил офицера под стражей под крики «Позор!» и «Свободу Марченко!».

«Камерой меня не испугаешь – там пули не свистят, ничего не разрывается», – вспоминал он. Следователи угрожали: «Твои подчиненные все рассказали уже, а ты нам теперь расскажи о Порошенко». Уговаривали: «Понимаем, что вы не воровали эти миллионы, но подпишите хоть, что украли на несколько десятков тысяч, потом – амнистия, можете даже восстановиться на службе».

17 декабря 2019 года Марченко вышел из СИЗО под залог, проведя в неволе пять недель. 19 млн грн из суммы 20 млн грн выделил экс-президент Порошенко.

Экс-министра Омеляна поразило «отзывчивое отношение Марченко к бойцам, стремление сохранить каждую жизнь». Это также не аберрация. Марчелло – таков.

21 июля 2014 года около 70 бойцов 79-й бригады попали в полуокружение под Мариновкой Донецкой области, защищая высоту. Командовал подразделением Семен Колейник (Браво) – земляк Марченко. Его позиции покрывали огнем с территории РФ. «Людям негде было прятаться, оставлять там солдат – это было почти убийством», – вспоминает Марченко.

Колейник не мог ни провести ротацию, ни пополнить боекомплект. Но и команды оставить высоту не было. Руководство сектора зоны АТО обещало Марченко, который держал связь с Колейником, прислать подкрепление. Когда Марченко понял, что помощи не будет, решил добраться до позиций Колейника, чтобы спасти бойцов.

На обычном легковом авто вместе со снайпером и пулеметчиком Марченко проехал по линии столкновения и дал приказ отступать. В одном из интервью генерала спросили, какие у него были полномочия выводить людей с высоты. «Никаких, – ответил он. – Было единственное полномочие – сохранить как можно больше людей».

Марченко не страдает звездной болезнью. «Главную роль играют солдаты в окопах, я только администратор», – описывает он свою роль в обороне Николаева. И вспоминает характерный пример. В марте 2022-го он учил командира одного из взводов николаевской ТрО, как бороться с танками.

В мирной жизни доброволец был школьным учителем истории. Через несколько дней он позвонил по телефону Марченко. «На нас несколько танков прет, все – нам пи…да! – пересказывает его слова генерал. – Я его успокаиваю: у вас есть всё вооружение, подступы к позициям заминированы, стреляй, как я тебя учил. И главное – помни: они там, в этих танках, боятся еще больше».

Несколько часов спустя Марченко снова услышал бывшего учителя. «Всё было, как вы сказали, – кричал тот в восторге. – Два танка подбили, еще один взорвался на мине, остальные убежали, а некоторые сдались в плен!» «Два часа назад в его голосе была паника, а теперь он и его солдаты разговаривали так, будто воюют уже несколько лет», – резюмирует генерал.

Защищая свой дом, бывшие граждане быстро превращаются в воинов. «Я видел в кабинете Кима охотника, который с одним ружьем взял в плен трех десантников, – рассказывает Марченко. – Он застал их врасплох, навел ружье и сказал: «Ребята, сдавайтесь, потому что по крайней мере двоих я точно убью. Они бросили автоматы и сдались».

Марченко остается в Николаеве. Координирует сотрудничество между военными и гражданскими, руководит партизанами Херсонской области. ВСУ скоро освободят и сам Херсон, уверен он. Когда? Точных сроков он не называет, потому что ценит жизнь бойцов и не видит смысла посылать их в лобовую атаку.

Материалы по теме
Новый выпуск Forbes Ukraine

Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине