Категория
Компании
Дата

«Есть воля армий, а есть воля народов. Здесь Украина намного сильнее России». Лекция международного стратега Эллиота А. Коэна

Украина побеждает в войне с Россией, которая понесла непоправимые потери, говорит руководитель Центра стратегических и международных исследований Эллиот А. Коэн

Эллиот А. Коэн – руководитель Центра стратегических и международных исследований, профессор Школы передовых международных исследований университета Джона Хопкинса (SAIS). С 2007 по 2009 год он был советником Государственного департамента, работая старшим советником секретаря Кондолизы Райс, сосредотачиваясь главным образом на вопросах войны и мира, в частности, Ирака и Афганистана. Его последняя книга – The Big Stick: The Limits of Soft Power and the Necessity of Military Force (Basic Books, 2017 ).

Видео интервью состоялось при поддержке Киевской школы экономики (KSE) в рамках проекта #GlobalMinds4Ukraine, где наиболее влиятельные интеллектуалы мира выступают с лекциями в поддержку Украины.

О поддержке Украины в США

Эта война снова ставит перед миром вопрос первого порядка – готовности людей бороться за свободу. Это те проблемы, с которыми мы не сталкивались очень долго. В известном смысле, со времен Второй мировой войны.

Я упомяну пример, который может показаться незначительным, но я считаю его важным для Соединенных Штатов. Наша страна переживает период огромного политического разграничения, борясь за разные вопросы: важные или нет. И что меня поражает, так это консенсус как республиканцев, так и демократов в Конгрессе, Палате представителей, Сенате по поводу важности вооруженной поддержки Украины. И реальный спор между партиями заключается только в том, должны ли мы делать больше того, что уже делает администрация Байдена. Вот что действительно неожиданно.

О победе Украины

Украина действительно побеждает. Независимо от того, на какой показатель вы посмотрите. Движение на передовой, русские потери (даже если брать данные не украинских, а американских источников). Если вы учтете раненых, пропавших без вести, пленных, то легко увидеть, что Россия действительно понесла невосполнимые потери. Также можно посмотреть на процент их техники, которая была заброшена, а не уничтожена. Неспособность России по-настоящему эффективно действовать в воздухе. Потери не менее четырех генерал-офицеров также учитываются.

Война остается тем, чем была всегда – испытанием воли. Речь идет не только о свободе армий, но и о свободе народов. В этом ключевом элементе Украина намного сильнее России.

Об украинской свободе и Владимире Зеленском

Одно дело точно определено: после войны будет другая украинская независимость и другая государственность. Существует огромная разница между независимостью, обретенной мирным путем, и независимостью, обретенной войной и ужасными жертвами.

Президент Зеленский неоднократно говорил, что Украина борется за общечеловеческие демократические ценности, свободу слова, свободу религии, политическую открытость. И это верно. Но я думаю, что вы делаете что-то такое, что еще глубже.

Вместе с тем, есть неожиданность президента Зеленского, который на самом деле был систематически недооценен во всем мире, особенно на Западе. Может быть, даже внутри Украины. И сейчас получил чрезвычайное влияние здесь, в Соединенных Штатах и других странах мира.

О последствиях войны и падения Путина

Первое последствие – это изоляция и сдерживание России.

Однако даже если Владимир Путин потеряет вероятность власти и, по моему мнению, вполне возможно в течение следующих лет-двух, то очень маловероятно, что у нас будет Россия, которую можно было бы принять в семью народов. Это будет Россия, которая чувствует себя раненой и, возможно, ищет реванш. Поэтому одним из больших вызовов будет создание структур безопасности, по которым будет выстраиваться Украина, и обеспечивать безопасность НАТО.

Второе последствие – это определенное объединение Китая и России. Но это взаимодействие будет ограничено. Отчасти она основана на личных отношениях между Си Цзиньпином и Владимиром Путином. На более глубоком уровне она основана на общей враждебности к Соединенным Штатам и желании рассеять их (Соединенныех Штатов) внимание.

Но в этих отношениях есть ряд точек трения.

Китайские предприятия, вероятно, не захотят вести бизнес в России, опасаясь попадания во вторичные санкции. Я не думаю, что где-то на свете есть компания, которая, выбирая между ведением бизнеса с Россией, которая подпадает под строгие санкции, и бизнесом с Европой и Соединенными Штатами, захочет этого. Поэтому это новый значимый стратегический факт, который мы должны учитывать.

Третье долгосрочное следствие – восстановление НАТО и новый смысл существования ЕС.

Я очень сомневаюсь, что Евросоюз, несмотря на желание президента Франции Макрона, сможет стать чем-то вроде военного альянса по целому ряду веских причин. Люди хотят, чтобы Соединенные Штаты были в таком альянсе, а это значит НАТО. Но то, что мы видели, – это действительно чрезвычайное восстановление НАТО. И я верю, что оно будет продолжаться.

На наших глазах происходит разрешение конфликта между Соединенными Штатами и европейскими союзниками по поводу чрезмерных расходов на оборону. Это древнее дело, предшествующее президентству Дональда Трампа, и во многом уже решенное. Поэтому я думаю, что в результате НАТО станет сильнее, чем когда-либо.

Материалы по теме