Категория
Картина дня
Дата

Полагаясь на помощь Китая, Россия станет государством-вассалом. Лекция нобелевского лауреата Пола Кругмана

Фактические санкции против России оказались жестче юридических, корпорации отказываются работать в РФ из-за её токсичности. При этом современная российская экономика очень зависит от международной торговли, поэтому уязвима к её остановке, рассказывает Пол Кругман.

Пол Кругман является единственным лауреатом Нобелевской премии по экономическим наукам за работу по теории международной торговли в 2008 году. Он преподавал в Йельском университете, MIT и Стэнфорде.

Видео интервью состоялось при поддержке Киевской школы экономики (KSE) в рамках проекта #GlobalMinds4Ukraine, где наиболее влиятельные интеллектуалы мира выступают с лекциями в поддержку Украины.

О российской экономике и санкциях

Экономика России гораздо больше и мощнее, чем экономика Украины. Однако это отнюдь не суперсила в глобальном смысле, если сравнивать ее с экономиками других стран. Ее экономика меньше экономики Германии. Ее экономическая мощность примерно как у Франции или Британии, но гораздо слабее, чем экономическая мощь ЕС. Россия много инвестировала в военную силу, что заставило многих поверить, что, по крайней мере, в военном плане она – сверхдержава.

Еще одна вещь, которую следует сказать о российской экономике: она совсем не похожа на советскую. Современная российская экономика очень зависит от международной торговли, и это не только количество импорта, но и то, что именно импортирует Россия. Экспортирует она в основном добывающее топливо. А импортирует то, что нужно ей для поддержки внутренней экономики. То есть российская экономика действительно очень уязвима к прекращению торговли с миром.

До войны Путин считал, что создал Россию-крепость с боевым сундуком валютных резервов, однако это оказалось действительно не тем, что он думал.

Что происходит сейчас: де-факто санкции жестче де-юре. Несмотря на то что экономические транзакции разрешены, корпорации со всего мира неохотно участвуют в них, опасаясь будущих санкций или удара по репутации из-за работы с режимом, начавшим войну на территории соседней страны.

Частью ошибки, допущенной Путиным, было мнение, что проблемой станет как раз прекращение экспорта из России. Реальной же проблемой для РФ является утрата возможности импорта критически важных товаров.

Совершенно нетрудно поверить в то, что нынешнее экономическое давление на Россию приведет к падению реального ВВП на процент, который выражается двузначным числом, т. е. более чем на 10%. Мы не можем знать наверняка, но, скорее всего, это будет очень сильное экономическое давление на нее.

О Китае

Россия не является сверхдержавой. А вот Китай – да. На сегодняшний день китайская экономика, по крайней мере, в 10 раз больше российской. И сейчас для Москвы будет невероятно сложно обратиться за помощью к Пекину и не стать в позицию зависимого.

Если бы у России было равносильное государство-партнер, которое могло бы помочь, тогда военно-экономический союз был бы возможен. Однако этот партер настолько велик, что, полагаясь на него слишком сильно, Россия станет государством-вассалом вопреки своим имперским мечтам.

Следует ли Китаю участвовать в переговорах?

Прямо сейчас в приоритете обеспечить в экономическом плане сильнейшее давление на режим Путина. Не хочется втягивать в это Китай, потому что он не участвует в этом давлении. Мы говорим о свободном мире, о демократических нациях, которые помнят о правах человека и общих интересах. Китай к ним не принадлежит.

О зависимости Европы от российского газа

Из-за своей безответственности европейцы, в частности Германия, позволили себе стать зависимыми от импорта российского газа. Так сильно, что они даже не желали налагать санкции на этом рынке.

Сейчас ведется активная дискуссия по поводу того, насколько критичной может быть полная остановка импорта. И ответ таков: это будет ощутимо, однако не так катастрофично, как это часто воспринимается.

О будущем Путина

Санкции не только лишают российскую элиту предметов роскоши, но и останавливают российскую промышленность. С политической точки зрения ситуация выглядит более проблематично. Я общался с людьми, и если бы что-либо подобное произошло 10 лет назад, тогда Путин был зависим от поддержки олигархов и был бы уязвим.

Теперь его влияние гораздо больше: российское общество находится в репрессивном состоянии, а Путин не будет испытывать никаких страданий.

Есть неподтвержденные данные о том, что многие из его личных силовиков и военных арестованы. Мы не знаем, как это закончится. Все, что мы можем сделать, это продолжать давить и надеяться, что кто-то в России опомнится и скажет: «Почему мы делаем это, почему мы наносим удары по самим себе?»

Материалы по теме