Категория
Компании
Дата

Мировой топливный кризис заставил страны выбирать: энергетика или климат. И пока выбор не в пользу экологии

Shutterstock

Shutterstock

В мире набирает обороты энергетический кризис, показавший зависимость от ископаемого топлива. Придется ли странам уступить климатическим целям и сместить фокус на энергетику

Ведущие страны мира одна за другой заявляют целью достижение углеродной нейтральности. Кампания ООН «Гонка к нулю» (Race to Zero) объединила около 1675 предприятий, 85 крупных инвесторов и более 470 городов для решения этой проблемы.

В июне группа стран G7 – Великобритания, США, Канада, Япония, Франция, Германия и Италия – обязалась достичь чистых нулевых выбросов не позднее 2050 года и вдвое сократить свои выбросы к 2030 году по сравнению с 2010-м. В середине октября свое заявление об углеродной нейтральности к 2060 году сделала Россия, а раньше Китай.

В Украине в этом году также поставили целью достичь климатической нейтральности к 2060-му. Следовательно, в последней редакции Второго национально определенного взноса Украины в Парижское соглашение (НВВ2) закреплена цель уровня выбросов парниковых газов в диапазоне 36–42% от 1990 года (или сокращения выбросов на 58–64% от уровня выбросов 1990 года), что невозможно сделать без господдержки.

И все выглядело бы оптимистично, если бы не огромное увеличение глобальных выбросов – второе по величине в истории, особенно после восстановления производств, остановленных пандемией COVID-19.

И здесь начинается самое интересное. Ведь около 40% мировых выбросов приходится на производство электроэнергии. По данным Международного энергетического агентства, только Китай, Индия и Индонезия производят 60–70% общего производства электроэнергии за счет угля, а это более 40% населения планеты.

Ситуация с двусторонним кризисом нанесет наибольший ущерб развивающимся странам, поскольку они являются большими производственными базами для всего мира. Цену их углеродных выбросов не учитывают в стоимость готовых товаров, которые затем мигрируют по всему миру. Поэтому между заявляющими странами и тем, что есть на самом деле, существует большой разрыв.

Энергетически зависимые

Энергетический кризис ставит под вопрос реализацию политики по изменению климата. Выбор стоит между усилением использования ископаемого топлива или развитием альтернативной энергетики.

С одной стороны, возврат к углю, мазуту или другим видам ископаемых топлив надолго отбрасывает человечество от целей декарбонизации, но отчасти может заглушить стремительный ценовой аппетит на энергетику. В то время как развитие альтернативных источников энергии требует значительных инвестиций и изменений в смежных отраслях экономики.

Например, в Великобритании, где наиболее развита ветрогенерация, в этом сезоне было очень мало ветра, что и без того усложнило вопрос энергоснабжения. Страна, столкнувшаяся со стремительным ростом цен на природный газ, была вынуждена запускать угольные электростанции, чтобы обеспечить поставки энергии. Несмотря на это, государственный секретарь Великобритании по бизнесу, энергетике и промышленной стратегии Кваси Квартенг заверяет в важности плана построения сильного, домашнего сектора возобновляемой энергии, чтобы уменьшить зависимость от ископаемых источников.

Сразу приходит на ум газ, источник энергии чище нефти или угля, который как раз и используется как заменитель обоих в производстве электроэнергии. Действительно, газ играет определенную роль в декарбонизации производства электроэнергии, но он все еще является источником выбросов парниковых газов. Около трети выбросов метана вызваны природным газом и нефтяными системами.

Переход к возобновляемым источникам имеет решающее значение для декарбонизации стран. Однако в нынешних условиях каждое государство будет стоять перед выбором: климат или энергетика? Еще один вызов – обеспечение эффективности возобновляемых источников энергии вне зависимости от внешних условий. Иначе придется строить массивные аккумуляторные электростанции рядом с ветровыми или солнечными, что приведет к увеличению стоимости энергии и, как следствие, замедлит декарбонизацию.

Реальность

Будущая 26-я Конференция ООН по изменению климата в Глазго – COP26, которая состоится в ноябре, отметит пять лет с тех пор, как большая часть мира подписала Парижское соглашение и установила исторические цели по сокращению выбросов углерода. Стороны согласились обновить свои цели через пять лет, определив COP26 в ноябре решающим сроком для более амбициозных действий.

Однако 26 октября 2021г., накануне COP26, Программа ООН по окружающей среде (ЮНЕП) опубликовала шокирующий отчет об обновленных национальных определенных взносах – усилиях каждой страны по сокращению национальных выбросов, а также других обязательствах, взятых на 2030 год. Согласно предварительным результатам оценки деятельности стран, ожидается общее сокращение лишь на 7,5% годовых выбросов парниковых газов к 2030 году по сравнению с предыдущими обязательствами.

По данным Межправительственной группы экспертов по изменению климата (IPCC) Организации Объединенных Наций, обнаружено, что чистые выбросы углекислого газа, вызванные человеком, должны сократиться примерно на 45% от уровня 2010 года до 2030 года, чтобы надеяться достичь нулевых выбросов к 2050 году.

Цена декарбонизации

Ограничение потепления до 2°C к 2050 году потребует $3 трлн ежегодных инвестиций, согласно подсчетам IPCC в 2018 году. Это означает, что ежегодные инвестиции в низкоуглеродные энергетические технологии и энергоэффективность необходимо увеличить примерно в 5 раз по сравнению с уровнем 2015-го до 2050 года.

Глобальный выпуск зеленых облигаций – долга, финансируемого проектами солнечных ветровых электростанций – вырос в первой половине 2021 года до $202,09 млрд, что составляет более 60% от $313,42 млрд, проданных зеленых облигаций за весь 2020 год.

7 октября 2021г. состоялся Первый саммит ЕС по устойчивому инвестированию, вопросы противостояния энергетики и изменений климата были среди основных акцентов встречи.

Президент Еврокомиссии Фон дер Ляйен сосредоточила внимание на необходимости уменьшить зависимость от ископаемых видов топлива.

Происходит стремительный рост цен на энергоносители, в то время как производители газа не увеличивают своих поставок – несмотря на рост спроса, а цены на возобновляемые источники энергии остаются стабильными. Для достижения климатических целей нужно ежегодно вкладывать 2,5% мирового ВВП только в энергетические системы.

Как связать спрос и предложение по устойчивому инвестированию? И как мобилизовать огромный капитал, необходимый миру для победы в борьбе с изменением климата?

Европейское зеленое соглашение и его инвестиционный план предусматривает мобилизацию не менее 1 трлн евро инвестиций в Европу до 2030 года и объединение усилий со всеми, кто разделяет европейские цели, которые изменят мировую экономику.

Новый европейский бюджет вместе с Планом обновления ЕС предусматривает 600 млрд евро зеленых инвестиций. Это самая большая в мире программа климатического инвестирования.

Конференция COP26 обещает быть насыщенной, ведь глобальные вызовы предстают перед миром с новой силой чуть ли не каждый день. Трансформация экономики в углеродно-нейтральную невозможна без соответствующей нормативной базы, национальных мер поддержки, участия институтов развития, банковского сообщества, а самое важное – международного сотрудничества. Пока каждая страна будет отстаивать свои интересы, вопросы будущих поколений будут переноситься на неопределенное время.

Контрибьюторы сотрудничают с Forbes на внештатной основе. Их тексты отражают личную точку зрения. У вас другое мнение? Пишите нашему редактору Катерине Рещук — [email protected]

Материалы по теме
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый Forbes уже в продаже

Новый Forbes уже в продаже

30 до 30 | Квартал 95, лидер "Большого строительства"