Категория
Компании
Дата

Принудительный вывоз украинцев в Россию равносилен преступлениям против человечества. Лекция основательницы Международной лаборатории правосудия

Какие инструменты может и должна использовать Украина, чтобы привлечь Россию к ответственности за войну на нашей территории. Интервью Келебогиле Звобго, профессора кафедры государственного управления William&Mary факультета Глобального исследовательского института, основательницы и директора Международной лаборатории правосудия. Разговаривал исследователь KSE Тимофей Брик

#GlobalMinds4Ukraine – проект KSE по культурной дипломатии. В рамках проекта наиболее влиятельные интеллектуалы мира выступают с лекциями в поддержку Украины.

Полное видео интервью, состоявшегося при поддержке Киевской школы экономики (KSE) в рамках проекта #GlobalMinds4Ukraine, смотрите здесь .

Что означает «правосудие переходного периода»

«Правосудие переходного периода» стоит на четырех принципах: истина, правосудие, возмещение ущерба, гарантии неповторения.

Под правосудием имеются в виду суды и приговоры; отмена наказаний для лиц, ошибочно осужденных; реальные судебные реформы Под репарациями понимаются экономические и символические возмещения, начисленные как в коллективном, так и в индивидуальном порядке; гарантии институциональных реформ, например правовой и избирательной систем.

В какой степени идея переходного правосудия подходит для Украины сегодня? Какие инструменты могла бы использовать Украина?

К примеру, комиссии по установлению истины. Это временный орган, созданный государственным правительством для расследования событий в прошедшем с привлечением пострадавшего населения.

Они получают показания от семей жертв, пострадавших, экспертов, преступников; собирают улики; посещают места преступлений; анализируют рассекреченные документы – всё, чтобы иметь возможность составить картину прошлого и дать рекомендации.

Усложняется всё тем, что это не внутреннее расследование Украины. Украина в определенной степени расследует преступления России.

Россия этого не хочет, это создает проблемы. Непонятно, сколько истины можно обнаружить, к какой ответственности можно привлечь виновных, кто может выплатить или не платить репарации.

Кто входит в состав комиссий по установлению истины? Работают ли они добровольно?

Лучшей практикой является процесс публичного выдвижения и оценки. Ценным является привлечение людей, которые могли бы помочь, с разным опытом: ученые, юристы, общественные и религиозные деятели.

Различают четыре этапа работы комиссии: проектирование, деятельность, написание отчета и заключение с внедрением рекомендаций. Вряд ли можно добиться успеха на каждом из этих этапов без активного участия гражданского общества.

Если в Украине будет создана комиссия по установлению истины, большую роль будут играть пострадавшие, организации, юристы, профсоюзы, женские группы – все организации, образующие гражданское общество.

Сталкивались ли вы с тем, что страна, которая начала войну, должна останавливать ситуацию с помощью каких-то новых институтов или судебных систем? Как вы думаете, это может произойти в России?

Ввести правосудие внутри любой страны – уже вызов. Еще большая проблема в том, чтобы ввести этот процесс в другую страну. Еще сложнее осуществлять правосудие переходного периода в отношении того, что было причинено одной страной другой во время войны.

Некоторые мои коллеги, которые более глубоко изучают вопросы безопасности в международных отношениях, считают, что это не закончится, пока Путин будет у власти. Может произойти какое-нибудь обострение. Путин может перестать быть полезным людям, обладающим властью, особенно олигархам. Если бы произошел мягкий переход власти от Путина к кому-то другому, тогда могли бы быть предприняты какие-то облегчающие меры внутри страны.

Я не настроена оптимистично по отношению к России. Но если рассматривать многие другие дела международного характера, в которых было применено правосудие переходного периода, даже несмотря на отличия в обстоятельствах, то, возможно, у нас есть определенные основания для оптимизма.

Можно ли расценивать экономические санкции как преступление? Могут ли люди, не заслуживающие наказания, требовать возмещения в будущем?

Эти санкции всегда были необходимы. Я была удивлена тем, как резко США ввели санкции против враждебной, но влиятельной страны. Это свидетельствует о международной солидарности по поддержанию норм правосудия по отношению к Украине. Происходящее в Украине будет иметь значение для других восточноевропейских стран, а также для других крупных государств, которые будут пытаться изолироваться от международных управленческих структур.

Я не слышала о случаях, чтобы люди получали возмещение из-за санкций против их страны. Если люди терпят достаточный экономический ущерб, то это будет побуждать их давить на собственное правительство, чтобы оно исправилось. Возможно ли это в России? Не знаю. Конкретно для Путина – нет. Но экономические санкции существуют не просто для наказания, но и для того, чтобы побуждать к поведению, отвечающему правилам и интересам международного сообщества.

Сообщалось, что часть граждан Украины россияне вывезли в Россию. По российскому нарративу, это была эвакуация. Согласно украинскому нарративу, они являются заложниками. С международно-правовой точки зрения, является ли это военным преступлением? Какие инструменты мы можем использовать для решения этой ситуации?

Принудительное перемещение населения равносильно преступлениям против человечества. И если мы сможем доказать, что это делается на международном уровне и систематически, это будет частью долгого перечня преступлений со стороны России. Европейский суд сейчас расследует этот и другие вопросы, которые были вынесены на рассмотрение суда.

Президент Зеленский и другие лидеры Украины обвиняли Россию в геноциде. Это необычный случай, потому что это очень чувствительная тема, пока трудно рассматривать это в Украине. Отчасти потому, что многие известные геноциды в истории касаются определенной этнической вражды. В Украине убивают людей из разных этнических и языковых групп.

Принудительный вывоз украинцев в Россию равносилен преступлениям против человечества. Лекция основательницы Международной лаборатории правосудия /Фото 1

25 марта 2022 года. В колонне автомобилей и автобусов с сотнями людей, эвакуированных из Мариуполя и Мелитополя, за разбитым лобовым стеклом автомобиля видна женщина и ее собака

Очень важно подчеркнуть, что геноцид – это не просто убийство. Это совокупность злоупотреблений, запугиваний, кастрации – всего, что помогло бы полностью или частично уничтожить расовую, этническую, национальную или иную группу. Поэтому не обязательно массовые убийства, чтобы это считалось геноцидом.

Если юристы и судьи смогут установить, что Путин намерен полностью или частично уничтожить именно украинскую национальную идентичность, украинцев как нацию, это может быть путем юридического определения геноцида.

Хотя это и является очень сложной процедурой.

Какие вещдоки украинцам нужно собирать уже сейчас, чтобы подготовиться к правосудию переходного периода или международным судебным процессам в будущем?

Вывоз из страны фото- и видеодоказательств очень ценен. Также пригодятся даже простые свидетельства людей, особенно пожилого возраста, о пережитом ими опыте, потому что неизвестно, останутся ли они в живых до окончания этого конфликта.

Очень сложно, когда есть материал, который нельзя сохранить в электронном формате, потому что дождь, пожары могут уничтожить доказательства. Любая возможность создать цифровую копию в облачном хранилище, отправить доказательства за границу будет жизненно важной для показаний.

Материалы по теме