Категория
Компании
Дата

В Украине бизнес делает вид, что ESG-изменения его не коснутся. Это иллюзия и готовиться нужно уже. Как

Getty Images

Getty Images

Пока мировые корпорации вовсю внедряют ESG-стратегии, в Украине их не замечают. А зря, потому что изменения необратимы. С чего стоит их начать

В январе 2021 года Ларри Финк, CEO крупнейшего фонда BlackRock, который управляет активами стоимостью свыше чем $9,4 трлн, в своем ежегодном письме к акционерам мрачно предупредил, что «скоро не останется ни одной компании, чья бизнес модель не изменится под воздействием перехода к углеводородной нейтральности» и настоятельно посоветовал включить устойчивое развитие в долгосрочную стратегию развития. 

Это послание стало одним из подтверждений большого тренда, который как зародыш урагана, набирает силу и скоро затронет всех. 

Взятые правительствами обязательства по существенному (порой до 60% к 2030 году) снижению выбросов уже начали приводить к ужесточению регулирования, введений новой тарифной и налоговой нагрузки, ограничению финансирования и доступа к капиталу. 

Все это, наряду с позицией крупнейших финансовых институтов, которые климатический риск считают инвестиционным риском, заставляет генеральных директоров воспринимать ситуацию вокруг климатических вопросов всерьез. 

На конец 2020 года 1600+ глобальных компаний взяли на себя обязательства по углеводородной нейтральности (net-zero) и около 15 000 компаний присоединились к Глобальному договору ООН (UN Global Compact), подтверждая свою приверженность целям устойчивого развития.

И все это не ради большой философии. Устойчивое развитие имеет прямую корреляцию с эффективностью бизнеса. С 2015 года вышло более 1000 исследований, которые подтверждают влияние не только на динамику роста акций, но и на более приземленные показатели снижения затрат, роста продуктивности, увеличения возврата на инвестиции, снижения текучести и т.д.

Однако в то время, пока мир активно трансформируется, в Украине ситуация напоминает жизнь за забором. Мы изо всех сил делаем вид, что нас это не касается. 

ESG практиками озабочены только те отрасли, которые уже сейчас чувствуют давление неотвратимости: сырье, металлургия, нефтегаз, энергетика. В особенности экспортный бизнес, публичные компании, или участники рынка заимствований капитала. 

В Украине ESG не на повестке. Беседы на эту тему с генеральными директорами показывают, что мало кто может сходу расшифровать эту аббревиатуру. Совсем немногие знают про цели устойчивого развития. И лишь единицы понимают, что это означает на практике. 

Оправдание у всех одно — не до того, хватает других проблем, нет мотивации. 

Если компания не занимается устойчивым развитием и ESG серьезно, то это скорее всего значит одно из четырех:

⁃ вам хватает капитала, вы растёте на собственных деньгах и давно не смотрели в сторону долговых и акционерных инструментов.

⁃ вы заперты на локальном рынке, удовлетворены локальным спросом и даже не думали в сторону экспорта, особенно в Евросоюз.

⁃ вы работаете в сервисной экономике или рыночном сегменте, который знать не знает про углеводородный след, климатические риски и риски, связанные с окружающей средой.

⁃ либо же у вас настолько запредельная маржинальность, что нет интереса инвестировать в устойчивое развитие и делать эксперименты с «зелеными продуктами».

Во всех других случаях пренебрежению устойчивым развитием нет оправдания и внедрение «зеленой философии» в стратегическую повестку должно идти полным ходом. Это подразумевает совершенствование корпоративного управления, пересмотр стратегии и вплетение ESG метрик в структуру долгосрочных приоритетов, перестройку процессов и организационный редизайн, внедрение показателей устойчивого развития в систему вознаграждения, изменение корпоративной культуры для стимулирования правильного поведения и решений, и прочих обязательных упражнений. 

В Korn Ferry выделяют несколько векторов мышления для эффективного старта практик ESG, среди которых:

Влияние ESG на перспективу бизнеса.

Чувствую ли я угрозу в средне- и долгосрочной перспективе от несоответствия принципам устойчивого развития?

Задайте себе вопрос: какие сигналы дают клиенты, партнеры и другие стейкхолдеры? Особенно в сферах, которые имеют прямое влияние на финансовый результат: развитие бизнеса и продажи, закупки и цепочки поставок, привлечение финансирования и связи с инвесторами, взаимодействие с властью и локальными сообществами, и т. д. Возможно уже через год банки будут требовать от вас ESG отчетность, инвесторы — стратегию по устойчивому развитию, а партнеры — аудит углеводородного следа в производимой продукции. 

Угрозы и риски на данный момент.

Насколько существенным является негативный эффект от экологических, социальных и регуляторных рисков вокруг моего бизнеса?

Карта рисков – хороший индикатор для замера актуальности проблемы. Темп изменений зависит от величины и количества угроз, пусть даже и потенциальных. Какой вес в модели рисков вашего бизнеса имеют факторы экологии, персонала, безопасности труда, государственной регуляции? Выражение риска в стоимости ущерба, возможных потерь или нереализованных возможностей может быть холодным душем и хорошим поводом начать действовать. 

Стратегия и инвестиции.

Как должна измениться стратегия моего бизнеса и программа инвестиций, чтобы поддержать «зелёную» трансформацию?

Подсвеченные риски и давление обстоятельств требуют долгосрочных изменений, которые необходимо планировать и последовательно выполнять. Привести компанию в соответствие принципам устойчивого развития — это не мебель закупить. Сформированное видение должно усиливаться стратегией, а стратегия должна содержать дерево показателей, по которым можно замерить прогресс и инициативы, направленные на создание эффекта в области экологии, социальной ответственности, развития персонала и корпоративного управления. 

Команда и лидерство

Хватает ли нужных знаний и ценностей, и насколько подходят существующие модели поведения и принятия решений?

Внедрение принципов устойчивого развития потребует современного мышления, к которому ваша команда может быть не готова. Каждый член команды должен понимать взаимосвязи, логику и аргументы изменений. Вовлеченность и компетенция являются критическим факторами успеха во внедрении ESG практик. А так как результат невозможен без изменения культуры, то новая культура потребует инвестиций в обучение, программы развития, расширяющие кругозор и т. д. Если этого не сделать, то высок шанс того, что ваше видение и принятая стратегия разобьются о скепсис и имитацию. 

Структура и процессы.

Готова ли моя компания с точки зрения процессов и системы управления?

Зелёный вектор требует редизайна организационной структуры и корпоративного управления. Включая создание полной вертикали контроля, с органами управления и ролями: от специализированного комитета в Наблюдательном Совете до выделения ответственного лидера — Chief Sustainability Officer. Сопровождая внедрение перестройкой внутренних процессов, и сбором достоверных данных для регулярной отчетности и замера эффективности.

В этой модели первые два блока указывают на то, сколько времени у вас осталось, оставшиеся – подсвечивают готовность вашей организации к изменениям через призму стратегии, структуры и людей.

Нет сомнений, что к повсеместному внедрению практик устойчивого развития мы придем рано или поздно. Одни по доброй воле, подготовленные и вооружённые знаниями и лидерством, а другие впопыхах, под воздействием боли в виде ограниченного доступа к рынкам, партнерству и финансированию.

Не стоит доводить до второго и начать об этом думать прямо сейчас.

Начать можно с простого, присоединиться к Глобальному договору ООН (UN Global Conduct) и следить за передовыми компаниями, которые как локомотивы, двигают практики устойчивого развития в Украине, среди которых: ДТЕК, UMG, Метинвест, МХП и Ferrexpo.

Материалы по теме
Контрибьюторы сотрудничают с Forbes на внештатной основе. Их тексты отражают личную точку зрения. У вас другое мнение? Пишите нашему редактору Катерине Рещук - [email protected]