Глобальные корпорации присягают на верность новым принципам бизнеса. Как украинские компании приспосабливаются к требованиям ESG /Фото Getty Images
Категория
Компании
Дата

Глобальные корпорации присягают на верность новым принципам бизнеса. Как украинские компании приспосабливаются к требованиям ESG

Ecological, Social, Governance – экология, социальные вопросы, корпоративное управление. Фото Getty Images

Директору по коммуникациям Укрсиббанка Янине Ольховской оказалось непросто найти в Украине консультантов, которые помогли бы оценить бизнес клиента с точки зрения устойчивого развития. «Никто не мог предложить ни четкой методологии, ни полного перечня критериев для оценки», – говорит она. В числе прочего Ольховская отвечает в банке за корпоративную социальную ответственность (КСО). Модную в начале 2010‑х аббревиатуру сегодня мало кто вспоминает. На устах лидеров корпоративного мира другие три буквы – ESG (Ecological, Social, Governance – экология, социальные вопросы, корпоративное управление). Как украинский бизнес приспосабливается к новым требованиям?

В августе 2019 года «Круглый стол бизнеса», влиятельная лоббистская организация, объединяющая CEO крупнейших компаний Америки, совершил идеологический разворот на 180 градусов. В заявлении, которое подписали руководители 243 корпораций, КСБ провозгласил, что цель существования бизнеса – служить всем стейкхолдерам (заинтересованным сторонам), а не только акционерам. В число стейкхолдеров авторы заявления включили клиентов, сотрудников, поставщиков и общины, на территории которых работают компании. Акционеры, в интересах которых, как традиционно считал КСБ, должны работать топ‑менеджеры компании, оказались в этом списке на пятом месте.

Новостью в заявлении КСБ была не суть, а количество подписей. Основатель и CEO крупнейшей в мире управляющей компании BlackRock Ларри Финк еще в 2018 году провозгласил, что «каждая компания должна не только приносить финансовый результат, но и демонстрировать позитивный вклад в дела общества». BlackRock управляет активами на $9 трлн, и заявление Финка о том, что компании «должны приносить пользу всем заинтересованным сторонам, включая акционеров, сотрудников, клиентов и общины, в которых они действуют», не осталось неуслышанным.

Как измерить вклад бизнеса в дела общества? На помощь приходят 17 целей устойчивого развития, принятые 25 сентября 2015 года на заседании Генеральной Ассамблеи ООН. По‑разному модифицируя эту матрицу, консультанты оценивают устойчивость того или иного бизнеса в терминах ESG.

Всемирный экономический форум призвал в 2020 году создать единый стандарт отчетности по ESG на основе 55 универсальных показателей и рекомендаций. До этого пока далеко. «Существует около 2000 отдельных индикаторов отчетности ESG и примерно 600 рейтингов», – констатирует председатель правления Ассоциации экспертов по устойчивому развитию Алина Соколенко.

Парадигма устойчивого развития предполагает, что компании с низкими или отсутствующими показателями ESG столкнутся с трудностями при привлечении финансирования. «Инвесторы, которые не придают значения вопросам ESG, нарушают свои обязательства перед доверителями и все больше рискуют понести юридическую ответственность»,– говорится в финальном отчете «Фидуциарные обязанности в 21‑м столетии», который стал результатом четырехлетней Финансовой инициативы ООН по окружающей среде (UNEP FI).

Перераспределение капитала уже началось. По данным аналитической компании Morningstar, активы фондов, инвестирующих в социально ответственные компании, достигли рекордных 1,7 трлн. К 2025 году на ESG‑компании будет приходится почти треть глобальных активов под управлением – $53 трлн из $140,5 трлн, прогнозируют Аделина Диаб и Джина Мартин Адамс из Bloomberg Intelligence.

С 1 марта 2021 года ЕС обязывает управляющих активами и других участников финансовых рынков отчитываться по ESG. Свои ESG‑стандарты в финансовом секторе разрабатывает и Национальный банк Украины. Глава НБУ Кирилл Шевченко обещает представить соответствующую стратегию в ноябре 2021 года. Предполагается, что с 2022 года украинские банки начнут внедрять в свое корпоративное управление практики ESG, а с 2023‑го – публично об этом отчитываться.

«Компании, не отвечающие ожиданиям инвесторов по ESG, рискуют потерять доступ к рынкам капитала», – говорит Ольховская из Укрсиббанка. Банк проводит пилотный проект по оценке ESG‑практик своего корпоративного клиента. Идея, по словам Ольховской, в том, чтобы предложить заемщикам единый подход по оценке ESG, который откроет им доступ к финансированию на индивидуальных условиях. В 2020 году владелец «Укрсиба» BNP Paribas был признан журналом Euromoney лучшим банком в мире с точки зрения устойчивого финансирования. Он не кредитует табачные компании, а также не выдает кредиты новым клиентам, у которых свыше 25% доходов поступают от продаж электроэнергии, получаемой из угля и связанных с углем видов деятельности.

Украинские экспортеры и компании, зависящие от доступа к международным рынкам капитала, не могут игнорировать веяния времени. «Без внедрения ESG‑практик многие рынки сбыта для нас будут закрыты», – говорит глава правления Черкасского «Азота» Виталий Скляров. Завод раз в три года проходит международный аудит, подтверждая соответствие трем стандартам ISO (управление качеством, экологический менеджмент, охрана здоровья и безопасность труда). Это необходимое требование глобальных покупателей.

«Компания не может быть успешной в долгосрочной перспективе, если не внедряет в свою работу принципы ESG», – говорит исполнительный директор ДТЭК Дмитрий Cахарук. ДТЭК – одна из пяти украинских компаний, имеющих рейтинг ESG‑рисков аналитической компании Sustainalytics (входит в группу Morningstar). Риски ДТЭК оцениваются как средние, с показателем 26,6 компания занимает 133‑е место из 613 в категории Utilities.

ESG‑риски Ferrexpo (32,5) и «Метинвеста» (31,7) Sustainalytics оценивает как высокие, что не мешает им входить в первую двадцатку в своей категории (всего – 130 компаний). Для сравнения: у ArcelorMittal этот показатель равняется 37 (высокий риск), а у южнокорейской Posco – 41,8 (крайне высокий).

Инфографика Леонид Лукашенко

Инфографика Леонид Лукашенко

«Метинвест» отчитывается по ESG второй год. Вот несколько чисел из последнего отчета: в 2020‑м компания потратила $450 млн на проекты, связанные с экологией, $100 млн – на охрану труда и промышленную безопасность, $3 млн – на развитие персонала.

В ESG‑стратегию ДТЭК интегрированы 12 из 17 целей устойчивого развития ООН. Свои расходы на ее реализацию в 2020 году компания оценила в 3 млрд грн (социальные выплаты и льготы сотрудникам, охрана труда, обучение персонала, экологические программы).

В 2019 году ДТЭК выпустил «зеленые» облигации на €325 млн под 8,5% на пять лет. «Это был дебютный выпуск для Украины», – говорит Cахарук. Привлеченные средства могут использоваться исключительно для работы с возобновляемыми источниками энергии. Ее доля в балансе ДТЭК должна достичь к 2030 году минимум 33%.

Подготовка отчета по устойчивому развитию обойдется примерно в $50 000, сертификация «зеленых» облигаций – в $100 000, рассказывает руководитель направления «Энергетика и экология» ПРООН в Украине Александр Сущенко. Это лишь часть расходов. «С учетом всех затрат $100 млн – это минимальная сумма выпуска «зеленых» облигаций», – говорит он. Иначе расходы не окупятся.

Отчетность по ESG составляют в Украине около 25 компаний, говорит Соколенко. Полный ESG‑скрининг и разработка дорожной карты обойдется крупной компании минимум в €20 000, говорит директор по корпоративным коммуникациям «Фармака» Евгения Пиддубная. В этом году «Фармак» оценил свои ESG‑показатели самостоятельно, подготовив нефинансовый отчет согласно стандарту GRI.

По этому же стандарту с 2015 года отчитывается МХП, который взял на себя обязательство стать к 2030 году углеродно‑нейтральным. Sustainalytics оценивает ESG‑риски МХП как средние (27,5), это 96‑й результат среди 565 производителей продовольствия. Почти такой же показатель (27,4) и 91‑е место у «Астарты». Чтобы ускорить внедрение требований ESG, компания создала в 2021 году отдел по устойчивому развитию, говорит основой владелец «Астарты» Виктор Иванчик.

Джинна ESG так просто не загонишь в бутылку. Пионеры этого движения не слишком переживают по этому поводу. Люсиан Бебчук и Роберто Талларита из Гарвардской школы права (HLS) изучили документы 130 публичных компаний, подписавшихся в 2019 году под заявлением «Круглого стола бизнеса». Их вывод: за год с лишним компании практически ничего не изменили в своих политиках и уставах, чтобы перейти к модели «капитализма заинтересованных сторон». Приоритет по‑прежнему за акционерами. «Это говорит о том, что обещания руководителей корпораций служить стейкхолдерам мало что дадут стейкхолдерам, – резюмируют ученые. – Их главный эффект – обезопасить топ‑менеджеров от надзора акционеров и отвести угрозу регулирования, защищающего стейкхолдеров».

Материалы по теме
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый Forbes уже в продаже

Новый Forbes уже в продаже

30 до 30 | Квартал 95, лидер "Большого строительства"