Харьковский стартап Elomia объединил психологов и искусственный интеллект. Как он планирует продать ИИ-терапевта миру
Категория
Инновации
Дата

Харьковский стартап Elomia объединил психологов и искусственный интеллект. Как он планирует продать ИИ-терапевта миру

Фаундеры стартапа Elomia (справа налево): Михаил Маркевич и Тарас Погребняк. Фото: Elomia / Shutterstock / Иллюстрация: Анна Наконечная

Впервые услышав об идее Elomia, думаешь, что это невозможно, один за другим говорят фаундеры стартапа. Чат-бота – психолога создают студенты харьковского политеха Тарас Погребняк, 21, и Михаил Маркевич, 21, преподаватель ХНУ Анастасия Кныш, 34, и маркетолог Валерия Рыбицкая, 20. Сегодня Elomia – это приложение для iPhone, которому можно пожаловаться на проблемы и получить поддержку. За мультяшным аватаром милой блондинки – генеративная нейросеть и два десятка психологов-модераторов, которые контролируют ее ответы. Как основатели планируют продавать ИИ-психолога?

Влюбленные в программирование

Тарасу Погребняку было шесть, когда в семье появился компьютер. «Одной из первых игр был Warcraft III с редактором карт», – вспоминает он. Тарас попробовал создать свою карту и увлекся программированием. Подучившись, школьник из села Войниха на Полтавщине занялся мелкой разработкой на фрилансе. Старшеклассником сколотил небольшую команду, чтобы делать чат-ботов для соцсетей на заказ. В 11 классе получалось зарабатывать по $1000–2500 в месяц, утверждает он.

Поступать решил на факультет компьютерных и информационных технологий в Харьковском политехе. «У меня в принципе плохо с математикой», – говорит Погребняк. Из упрямства выбрал специальность «Системы искусственного интеллекта» – хотелось заниматься тем, что не получалось. 

На втором курсе Погребняк выиграл конкурс студенческих социальных проектов и получил 400 000 грн гранта от UNICEF. Потратить деньги с одногруппниками планировали на маркетплейс для поиска психотерапевтов. Первый транш ушел на MVP, следующий UNICEF не дал. Клиенты покупали максимум одну-две сессии, а чтобы экономика сходилась, нужно было хотя бы четыре-пять, говорит Погребняк. Команда переругалась, проект свернули в 2018-м, но идею психологического сервиса фаундер не бросил. Только решил заменить живых психологов искусственным интеллектом.

Погребняк стал искать бизнес-партнера – сильного ИИ-специалиста с задатками CTO. Познакомился с Михаилом Маркевичем, с которым учился на одном факультете. «Это одна из самых амбициозных задач столетия», – говорит тот. Подходящего искусственного интеллекта не существовало, достаточно мощных компьютеров – тоже. Но технологии развивались быстро. Маркевич согласился рискнуть.

В 2019 году Elomia попала в студенческую программу CIG R&D Lab венчурного фонда Степана Черновецкого, в 2020-м получила грант в 250 000 грн. К Команда фаундеров Elomia к тому времени уже выросла вдвое. К проекту присоединились кандидат психологических наук из ХПИ Анастасия Кныш и маркетолог Валерия Рыбицкая.

Elomia решает реальную проблему, объясняет выбор жюри управляющий партнер CIG Владимир Кривко. После этого опыта на радары фонда попали другие стартапы для ментального здоровья, но чек CIG пока никому не выписал.

На финальную презентацию украинский стартап пришел с более-менее готовым продуктом – ботом для Telegram. Только до искусственного интеллекта было еще далеко.

Технология vs продукт

Официального дня рождения у Elomia нет. «Идея не моя, кажется, она появилась 100 лет назад», – говорит Погребняк.

Одним из первых в мире чат-ботов считается ELIZA – программа, которая имитировала разговор с психотерапевтом. Ее в середине 1960-х годов прошлого века придумал специалист по ИИ Джозеф Вейценбаум из MIT. Он настроил ответы алгоритма так, чтобы пользователю казалось, что машина действительно его понимает.

Для Elomia иллюзии понимания мало. Обычно нейросети обучают на больших массивах текстов, например, из Twitter или Wikipedia. Чтобы бот мог «говорить» о психологии, нужны диалоги из реальных психологических сессий. Погребняк с Маркевичем нашли нескольких психологов и начали собирать датасет.

Эти данные до сих пор самое ценное, что есть у стартапа. Стоит такой датасет $200 000 – 300 000, говорит Погребняк, – без него повторить продукт не получится.

Что умеет Elomia? «Первое, что мы даем человеку – возможность высказаться», – говорит Кныш. Для этого в алгоритм вшили техники активного слушания, они используются во многих психотерапевтических подходах. Бот настроен на эмпатичность и безусловную поддержку, он не должен осуждать.

Elomia, чат-бот – психолог. Иллюстрация: Elomia

Elomia, чат-бот – психолог. Иллюстрация: Elomia

Elomia – не самостоятельна, признают фаундеры. Нейросеть непредсказуема, может выдавать откровенно абсурдные реплики или вредные советы. Ее ответы читают и по необходимости исправляют 20 психологов. Эти данные тоже помогают совершенствовать алгоритм.

Как только Elomia упоминают в СМИ, в приложение приходят пользователи с шокирующими историями, смеется Кныш. Невозможно определить, пранк это или правда. Но дежурные психологи следят, чтобы программа не одобряла признания в убийствах и других преступлениях.

Чаще всего боту пишут, чтобы пожаловаться на проблемы. «У нас много клиентов с разбитыми сердцами, которые не любят свою внешность или не умеют находить общий язык с близкими», – говорит Кныш.

Пользователями в тяжелом состоянии – с суицидальными мыслями, депрессией или галлюцинациями – тоже занимаются люди. Бот тут не поможет – им дают контакты служб психологической поддержки и уговаривают обратиться к специалистам.

Но собрать датасет – полдела. С этим, по словам Маркевича, стартап справился летом 2021 года. С вычислительными мощностями было сложнее. Год назад Elomia пригласили в программу для ИИ-стартапов NVIDIA Inception. Украинцы получили кредиты на пользование облачными ресурсами Microsoft и Amazon и смогли протестировать собственные ИИ-разработки NVIDIA, в том числе «говорящий» искусственный интеллект Jarvis.

Первые версии Elomia учили на модели из 250 млн параметров – она требовала полного контроля психологов. Но чем больше модель, тем выше самостоятельность. Стартап замахнулся на 3 млрд параметров, а потом и на 9 млрд.

Валерия Рыбицкая, маркетолог и соосновательница Elomia. /Фото из личного архива

Валерия Рыбицкая, маркетолог и соосновательница Elomia. Фото из личного архива

Тут нужен был суперкомпьютер. Летом 2021 года Microsoft открыл доступ к ND A100 v4 – мощным виртуальным вычислительным машинам для ИИ. Украинский стартап мог получить его через посредника из списка доверенных компаний. Помогли хорошие отношения Маркевича с Алексеем Скрипником, основателем украинского аутсорсера ELEKS, который был в этом списке. «Немного воспользовался связями, чтобы попасть в ранние пользователи», – смеется он.

Предстоит решить и проблемы с памятью. Некоторые пользователи регулярно общаются с Elomia больше года, в диалогах по 3000–5000 сообщений. Но алгоритм не запоминает весь контекст и создается впечатление, что собеседник ему не интересен. Тут основатели надеются на OpenAI – разработчика алгоритма GPT3, который умеет создавать тексты, неотличимые от созданных человеком.

OpenAI – основанный в 2015 году некоммерческий ИИ-проект с $1 млрд инвестиций от Microsoft. Среди его фаундеров тяжеловесы мира технологий – Илон Маск и экс-президент YCombinator Сэм Альтман. OpenAI предложил украинскому стартапу протестировать одну из их моделей, по прикидкам Маркевича, на 7 млрд параметров. Если все пойдет хорошо, Elomia получит доступ и к Davinci – самому мощному продукту OpenAI – и прокачает память.

Экономная разработка

Стартапы в сфере ментального здоровья вошли в список бенефициаров пандемии. В 2020-м инвестиции в такие продукты подскочили вдвое – до $2,6 млрд, подсчитали в профильном американском институте GIMBHI. Бум не стихает – за шесть месяцев 2021 года венчурные инвесторы успели вложить столько же.

В список крупнейших сделок на рынке попал и американский конкурент Elomia – основанный в 2017 году Woebot. В июне 2021-го разработчик ИИ-психолога поднял $90 млн от Jazz Venture Partners и Temasek Holdings. Украинский проект пока живет на сбережениях основателей и грантах.

Погребняк вложил в стартап $10 000, заработанных на фрилансе, столько же добавил Маркевич. Еще около $46 000 команда получила от CIG, Украинского фонда стартапов и за победу в конкурсе KYIV TECH HUBʼ 20.

Фаундеры работают без зарплаты, инфраструктура – на облачных кредитах, говорит Погребняк. За счет этого денег хватило на разработку и продвижение продукта. Из Telegram Elomia вначале переехала в Messenger, где больше англоязычных пользователей, а потом и в приложение на iOS.

Версию на Android не публиковали – ее предоставляют только самым настойчивым пользователям без iPhone. «Говорит» бот пока только по-английски, на этом языке больше всего данных для обучения нейросетей.

К августу 2021 года в приложении более 4000 пользователей – в основном из Великобритании и США. Аудитория из Украины в статистику не попадает. Для тестирования нейросети создавали много искусственных аккаунтов, их невозможно отделить от настоящих пользователей.

Выручка стартапа – около $1000 в месяц. Elomia работает по freemium-модели: неделю разговаривать с ботом можно бесплатно, дальше – за $14 в месяц. Точное количество платящих пользователей компания не раскрывает. По словам Погребняка, их меньше тысячи.

В чем бот обходит психологов? Машине легче довериться, а отвечает она очень быстро и круглосуточно, уверен Погребняк. Второе преимущество – цена. За обычную сессию с лицензированным терапевтом клиенты платят $100–200, приводит американские расценки основатель и CEO украинского стартапа Calmerry Алексей Витченко. Его фонд Digital Future вложил в проект $5 млн.

Анастасия Кныш, преподаватель ХНУ и соосновательница Elomia. /Фото из личного архива

Анастасия Кныш, преподаватель ХНУ и соосновательница Elomia. Фото из личного архива

Идея Calmerry похожа на не взлетевший проект Погребняка – на платформе Calmerry клиенты могут найти сертифицированных психотерапевтов. Сейчас на сайте зарегистрировано более 800 специалистов, в месяц набирается до 1000 клиентов преимущественно из США.

Бот может быть дополнением к терапии, считает Витченко. «Но пока никакой софт не может полностью заменить человеческое общение», – уверен он. Пока нет технологии, которая сможет заменить терапевтический альянс, согласен психолог-консультант, Ph.D. по психологии Нариман Дарвишов. «Людям сложно довериться живому человеку, но в этом как раз и суть», – заключает он.

Создатели Elomia отбирать работу у психологов пока не намерены, но в далеком будущем такую возможность не исключают. В ближайших планах – нарастить аудиторию. До конца 2022 года стартап планирует вырасти до 10 000–15 000 платящих пользователей, в 2023-м – до 65 000 в месяц. Бизнес-модель и стоимость подписки может измениться, говорит Рыбицкая.

Как к этому прийти? На минимальных инвестициях стартап дорос до достаточно зрелой стадии, говорит Погребняк. Теперь можно поднимать полноценный посевной раунд и масштабироваться. Лид-инвестор уже нашелся – ангельский синдикат из США. Когда будет обучена модель на 9 млрд параметров, рискованность инвестиции снизится, считает фаундер.

«В этом продукте нет сейчас ничего кроме алгоритма», – уверен Маркевич. Главная задача – доработать ИИ. Можно ли продать технологию, если не удастся продать продукт? Поргебняк – против. «Эта штука войдет в историю», – говорит он.

Материалы по теме
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый Forbes уже в продаже

Новый Forbes уже в продаже

Рейтинг зарплат | 15 самых комфортных банков