Компания близнецов, называющих себя создателями Facebook, привлекла $400 млн на свою метавселенную. Борьба с Цукербергом продолжается /Фото Michael Prince for Forbes
Категория
Инновации
Дата

Компания близнецов, называющих себя создателями Facebook, привлекла $400 млн на свою метавселенную. Борьба с Цукербергом продолжается

Кэмерон и Тайлер Винклвоссы, Gemini Space Station, на фото, которое сделал Майкл Принс для Forbes в марте 2021-го. Иллюстрация GettyImages/Анна Наконечная Фото Michael Prince for Forbes

После семи лет финансирования из собственного кармана своей криптовалютной империи Gemini, Тайлер и Кэмерон Винклвосси наконец-то в процессе подписания последних документов для первого раунда финансирования. Братья-близнецы планируют привлечь $400 млн инвестиций при оценке стоимости Gemini Space Station, LLC в $7,1 млрд

Если эпическое противостояние между близнецами и гендиректором Facebook Марком Цукербергом сравнить с гонкой между черепахой и зайцем, то сейчас, похоже, наступает переломный момент для «черепахи».

Ожидается, что после этого раунда финансирования братья сохранят за собой 75% компании, а их общие чистые активы вырастут почти вдвое по сравнению с апрелем этого года – с $6 млрд до $10,5 млрд.

Этот раунд возглавил гигант управления капиталом Morgan Creek Digital, а венчурная фирма децентрализованных финансов ParaFi Capital и другие приняли в нем участие. Эти инвестиции могут не только окончательно сократить разрыв между близнецами и их давним заклятым врагом Цукербергом, но и между идеей так называемого Огражденного Сада (Walled Gardens), где такие компании, как Facebook, владеют данными пользователей и получают от них доходы, а также свободным будущим с открытым кодом (Open source).

Поле для битвы подготовили в прошлом месяце. С одной стороны, противостояние десятка блокчейн-стартапов, которые в общей сложности собрали $4 млрд, чтобы разрушить внешнюю оборону этих Огражденных Садов. Поможет им в этом создание метавселенной, которая станет виртуальной, голографической версией интернета с дополненной реальностью; в этом новом интернете каждый сможет добавлять что-нибудь свое и зарабатывать на этом.

А с другой стороны расположились Facebook, Epic Games и другие гиганты технологий, готовые контратаковать это движение соперников, чтобы миллиарды людей, на которых зарабатывают акционеры таких компаний, и дальше приносили им деньги.

«Если говорить о технологии, то сейчас есть два параллельных пути, – рассказывает 40-летний Кэмерон Винклвосс из своего дома в Калифорнии. – Есть централизованный путь, по которому идут Facebook или Fortnite, и они в шаге от метавселенной, что абсолютно нормально. Но есть и другой путь, ведущий к децентрализованной метавселенной. Мы убеждены, что именно в децентрализованной метавселенной есть больше вариантов выбора, больше независимости и возможностей; а еще такая метавселенная предлагает технологию, которая защитит права и достоинство каждого человека».

Во время этого сбора капитала, который можно примерно приравнять к раунду Серии D, нью-йоркская фирма Morgan Creek вложила $75 млн, а ее генеральный партнер Сачин Джейтли станет третьим членом совета директоров Gemini. Остальные два – это Тайлер и Кэмерон.

Среди инвесторов-участников раунда, во время которого могут собрать четвертый крупнейший капитал в истории крипто, фирма Marcy Venture Partners рэппера Jay-Z, компания WnderCo бывшего главы Disney Джеффри Катценберга, австрийский Commonwealth Bank, фирма частного капитала 10T, консалтинговая фирма Newflow Partners, а также United Talent Agency, Jane Street, K5 Global, Pantera, VanEck, BoostVC и другие.

Это не первое противостояние братьев с Цукербергом. Уроженцы штата Коннектикут и участники Олимпийских игр в 2008 году в соревнованиях по плотине, ребята стали известны в 2010-м, когда студия Columbia Pictures выпустила ленту «Социальная сеть».

Фильм Дэвида Финчера рассказывает историю о том, как близнецы наняли сокурсника Марка Цукерберга создать социальную сеть для студентов университета. После длительной судебной волокиты, в центре которой был вопрос о том, кто основал Facebook, в 2011-м братья согласились на мировую, по которой они получили $65 млн наличными и акциями Facebook.

В 2013-м они потратили около $11 млн, чтобы купить 1% всех существовавших в то время биткоинов. Объявив о своей новоявленной страсти к лицензированной бирже криптовалюты, они привлекли к себе внимание аккредитованных и институциональных инвесторов утверждениями о том, что собираются придерживаться буквы закона в мире, который считается Диким Западом криптовалюты.

Семь лет спустя годовая выручка нью-йоркской Gemini выросла на 600% по сравнению с предыдущим годом, а представитель компании утверждает, что компания станет прибыльной к концу этого года.

Не называя точные цифры выручки, братья говорят, что больше всего получают от криптобиржи, которая берет с активных трейдеров 0,6% за транзакцию до $500 000 и меньше за более крупные транзакции; еще есть комиссия 0,4% на $30 млрд активов под их управлением, а также кредит в 40 разных криптовалютах под 1%.

Кэмерон рассказал, что к следующему году их фирма, имеющая фирмы в Лондоне и Сингапуре, увеличит штат работников с 600 до 1000 человек.

И вот здесь история снова повторяется. Цукерберг, который, похоже, пытался досадить братьям, взяв для своей новой фирмы астрологическое название, бывший наемник братьев запустил Libra в 2019-м. Это была попытка Цукерберга заработать на технологии блокчейн, лежащей в основе биткоина.

Консорциум потенциальных пользователей криптовалюты, среди которых Mastercard, PayPal, Stripe и Visa, некоторое время занимались созданием технологии, которая привяжет курс криптовалюты либра (libra) к корзине (basket peg) других валют, среди которых американский доллар и британский фунт.

Однако вскоре после этого объявления данная группа преимущественно распалась, когда законодатели США выразили обеспокоенность по поводу инициативы, возглавленной компанией, продававшей возможность влияния на поведение своих пользователей.

Через несколько месяцев после того, как Цукерберг запустил Libra, Тайлер и Кэмерон снова пошли по пути, по которому центральные фигуры Огражденного Сада вынуждены следовать за ними. В третьем акте истории, начавшемся в ноябре 2019-го, братья купили Nifty Gateway, биржу NF-токенов. Это маркетплейс для тех малоизвестных активов, которые теперь являются строительным материалом новой метавселенной, ведь они могут сохранять уникальность цифровых объектов.

До этой покупки в индустрии в целом лучшим показателем за 30 дней подряд была продажа NF-токенов на менее $2 млн. Теперь же, согласно данным сайта NonFungible.com, за 30 дней подряд в сентябре их продали на $3,7 млрд, а по состоянию на сегодняшний день – на $1,8 млрд.

Иронично то, что основатели, утверждающие, что строят мир за стенами Огражденного Сада, в Nifty установили похожие правила, как у Gemini. Криптобиржа предоставляет инвестиционные услуги для инвесторов, которые придерживаются соответствующих условий, а в Nifty проводят тщательную проверку тех создателей NF-токенов, которым позволяют выставлять свои работы на аукционах платформы.

«Децентрализация – это спектр, – объясняет Кэмерон. – Мы хотим и дальше двигаться вниз по этому спектру в направлении расширения прав и свобод. Но с чего-то надо начинать». Оказывается, и у такой философии есть свои риски.

В то время как легальные операции на триллионы долларов остаются их ведущей звездой, не столь законопослушные биржи, часто с меньшим количеством лицензий, пока опережают братьев. Gemini лишь 11-я крупнейшая криптобиржа в мире, согласно данным сайта CoinGecko, но именно относительный новичок FTX, который уже среди самых крупных, недавно собрал $900 млн за $18 млрд оценки стоимости. А Nifty даже не входит в список крупнейших платформ для аукционов NF-токенов – она, скорее, Sothebyʼs, чем eBay.

Кроме личных инвестиций в метавселенную через Winklevoss Capital, более половины портфеля нового фонда Gemini Frontier Fund состоит из фирм, связанных с метавселенной, а дополнительные $35 млн отложены для будущих инвестиций в эту сферу.

На данный момент они уже купили сингапурскую фирму Alethea AI и флоридскую Recur, которые занимаются NF-токенами; пражский стартап Somnium Space, что работает над метавселенной; а также вложились в раннюю версию метавселенной под названием The Sandbox (с токенами SAND), созданную гонконгской компанией Animoca Brands, которую оценивают в $2,2 млрд. Между 21 октября и 18 ноября цена SAND выросла на 413% – до $3,94.

В рамках соглашения о Sandbox братья купили часть виртуальной земли, на которой надеются построить первую из многих локаций, похожих на вебсайт, но трехмерный. «Вместо того, чтобы строить банки в физическом мире, – говорит Тайлер, имея в виду наш реальный мир, – мы построим Gemini в разных метавселенных, в которых вы сможете зайти в Gemini для совершения сделок, но вы будете не просто щелкать в телефоне, а погрузитесь в наше «отделение».

Вместо стратегии заработков на рекламе, которая очень прибыльна для компаний социальных медиа (и богата дезинформацией и политическим влиянием), большинству метавселенных нужно будет малое количество криптовалюты – как токены, необходимые для работы некоторых децентрализованных приложений.

В то время как количество моделей получения выручки точно будет увеличиваться, ясно одно: чем больше спрос на эти токены, тем выше цена, а значит, и ценность той валюты, которой владеют пользователи, что дает возможность богатеть пользователям, а не акционерам.

Так как валюта в этих сетях растет по фиксированному курсу, а активы, такие как новая пара цифровых туфель, горящий меч или чей-то аватар, можно отследить и выпустить как NF-токены на основе открытых блокчейнов, то пользователи могут быть уверены, что рынок цифровой собственности не будет перенасыщен, и они смогут легко перемещать свои NF-токены, куда им вздумается.

Среди первых блокчейн-конкурентов метавселенные Decentraland и The Sandbox, работающие на Ethereum, Upland, работающий на блокчейне EOS, и Victoria VR, который скоро начнет работать на Ethereum, а впоследствии перейдет на собственный блокчейн.

Если все это похоже на научную фантастику, то нужно не забывать о том, что вдобавок к миллиардам долларов, которые собрали в последние месяцы, признанные лидеры игровой индустрии (MMOG) тоже двигаются к метавселенной. Наверное, наиболее заметная из них это компания Epic Games, которая уже проверила похожую бизнес-модель: она продает собственную централизованную валюту v-buck, за которую можно покупать аксессуары и оружие в играх.

В апреле гендиректор Эpиc Тим Свини рассказал о $1 млрд инвестиций на создание метавселенной. Согласно аналитическому сайту StrategyR, к 2027-му индустрия MMOG рассчитывает оперировать $55,7 млрд, а в последнем отчете Свини назвал метавселенную «многотриллионной» возможностью.

Чтобы не отставать, Цукерберг снова пошел по стопам своих студенческих работодателей. В октябре 2021 года состоялся ребрендинг Facebook, и теперь она Meta. Хотя деталей пока мало, Цукерберг, похоже, снова идет по пути Libra, то есть, он выпустит открытый код, которым сможет пользоваться любой, но зарабатывать на нем смогут всего несколько компаний.

В открытом письме Цукерберг написал, что «метавселенная не будет творением одной компании. Ее будут претворять в жизнь создатели и разработчики, которые будут добавлять новые, совместимые возможности и цифровые вещи; этот новый мир откроет гораздо большую творческую экономику». Microsoft ($2,5 трлн) и Nvidia ($731 млрд) объявили и о своих метавселенных.

Разница между этими и другими метавселенными, создающими стартапы с действительно открытым кодом, заключается в том, что техногиганты боятся стать устаревшими, а Винклвоссы инвестируют в стартапы, которые уже считают техногигантов вчерашним днем. Это мнение нового члена совета директоров Gemini Сачина Джейнтли.

Ранее Джейнтли инвестировал в фирму Figure Майка Кегни, занимающуюся криптоипотеками, и в провайдера блокчейн-инфраструктуры Blockdaemon. Он считает, что многие теряют возможность разрешить пользователям владеть собственными личными данными и передвигать цифровые объекты куда угодно в онлайн-мире.

«Есть нечто правильное и неподдельное для того, чтобы сохранять подлинность и оригинальность объектов. И все равно это физический или виртуальный объект, – говорит Джейнтли. – Думаю, они упускают возможность приобщиться к невероятному потенциалу креативного мышления».

Пока Цукерберг продолжает следовать за Винклвоссами из индустрии в индустрию, в этом году братья сделали полный круг, инвестировав в соцсеть, и это только начало. В сентябре Winklevoss Capital приняли участие в раунде инвестиций для блокчейна DeSo (сокращение от decentralized social), во время которого собрали $200 млн. Основатель гиганта социальных медиа Reddit Алексис Оганян, венчурная фирма Andreessen Horowitz и около 44 00 других потенциальных пользователей купили этот токен.

В индустрии, в которой, так сказать, радиус влияния напрямую связан с выгодой, Facebook, Twitter, LinkedIn, Reddit и большинство других мейнстримных соцсетей, похоже, имеют неоспоримое преимущество. Пока они являются воплощением Огражденного Сада. DeSo надеется решить эту проблему за счет создания общей инфраструктуры, на базе которой любой сможет создать собственную соцсеть.

На основе этого блокчейна уже создают 150 проектов, среди которых восемь соцсетей и, вы, вероятно, догадались, метавселенная. «Очень легко определить проблемы существующих сетей и социальных пространств. Но решений для них существует немного, – говорит Тайлер. – Мы уверены, что крипто может предложить такое решение, поэтому мы продолжим инвестировать через Gemini Frontier, а может, даже что-то сами создадим».

 

Материалы по теме
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый Forbes уже в продаже

Новый Forbes уже в продаже

30 до 30 | Квартал 95, лидер "Большого строительства"