«Зеленый майнинг». Как получить большие доходы от экологической криптовалюты /Фото AARON KOTOWSKI FOR FORBES
Категория
Инновации
Дата

«Зеленый майнинг». Как получить большие доходы от экологической криптовалюты

Билл Спенс и Грег Берд в Расселлтоне, Пенсильвания, возле горы угольных отходов, оставшейся после работы шахты, которая поставляла уголь сталелитейщикам Питтсбурга в ХХ веке. Они сжигают эти отходы, чтобы майнить биткоины. Фото AARON KOTOWSKI FOR FORBES

Биткоин имеет дурную славу среди экоактивистов из-за того, что для майнинга необходимо такое количество электричества, выработка которого ежегодно выбрасывает в атмосферу 40 миллионов тонн диоксида углерода. Но сейчас все большее количество американских майнеров использует прогрессивные зеленые стратегии, которые сами по себе стоят значительных сумм.

Когда он рос в сельской местности на западе Пенсильвании в начале 70-х, Билл Спенс играл с друзьями среди насыпей угольных отходов. Дети и не догадывались, что бегают среди токсичных тяжелых металлов. Поработав на западе страны инженером в нефтяной промышленности, в 90-х он вернулся домой и увидел, что горы угольных отходов все еще являются частью ландшафта его края.

До сих пор существует обеспокоенность, что эти остаточные продукты угольной промышленности выделяют канцерогены в грунтовые воды или, что еще хуже, могут загореться и начать загрязнять еще и воздух. (В Пенсильвании из 772 мест, где находятся угольные отходы, 38 тлеют.)

Поэтому Спенс, которому сейчас 63, взялся за то, чтобы избавиться от этих насыпей, восстановить землю, ну и заработать на этом. В 2017-м он купил контроль над электростанцией Scrubgrass Generating в округе Венанго на севере Питтсбурга, которая работает именно на угольных отходах. Но такие отходы — это не самое лучшее топливо, поэтому электростанция едва держалась на плаву.

Позже в том же году, когда ему диагностировали отказ поджелудочной железы и рак почек (который, думает он, может быть связан с теми играми возле угольных отходов), он отошел от дел. От нечего делать он начал заниматься криптовалютой и скоро его осенило: Scrubgrass может быть прибыльной, если он начнет сжигать угольные отходы, чтобы майнить биткоины.

После того, как его прооперировали и сняли с пищевой трубки, Спенс снова был готов к работе. Теперь он перерабатывает остатки тяжелой промышленности ХХ века на цифровое золото ХХ.

Примерно 80% из 85 000 кВт энергии на выходе Scrubgrass теперь используется для питания мощных компьютеров, которые подтверждают транзакции битконами и соревнуются с другими компьютерами во всем мире по решению математических задач и получению новых биткоинов — процесс, известный как майнинг.

В зависимости от цены на биткоин, которая в последнее время колеблется около $35 000, Scrubgrass зарабатывает примерно 20 или более центов с 1 кВт-ч энергии, которая идет на майнинг, в то время как электрические сети покупают у них 1 кВт-ч энергии всего за 3 цента. А из-за того, что электростанция безопасно избавляется от угольных отходов, от штата Пенсильвания она получает налоговые скидки, пока примерно 2 цента на киловатт-час, для возобновляемой энергии. Такие же скидки получает и гидроэнергия.

Спенс теперь принадлежит к когорте американских майнеров биткоинов, которые превращают один из самых больших недостатков криптовалюты — ненасытную жажду энергии — на полезный актив. Избавляются они от отходов промышленности, помогают удерживать равновесие в электросети Техаса или используют газовые истоки в местах добычи нефти и газа, а эти криптопредприниматели получают выгоду, превращая цифровые лимоны на экологический лимонад.

А учитывая, что страны, такие как Китай, Индонезия и Иран, направляются к серьезному ограничению или полному запрету майнинга, возможность для внутренних майнеров никогда не была такой удачной. Лишь два года назад на США приходилось лишь 4% мирового майнинга, а теперь, согласно Центру альтернативных финансов при Кембриджском университете, Штаты являются вторым крупнейшим майнером в мире с 17-процентной долей.

В логове зверя: На майнинговий ферме, которая принадлежит Riot Blockchain и находится в Рокдейле, Техас, 120 000 мощных и энергоемких компьютеров выделяют такое количество тепла, что температура в помещении поднимается до почти 55 ℃. /Фото AARON KOTOWSKI FOR FORBES

В логове зверя: На майнинговий ферме, которая принадлежит Riot Blockchain и находится в Рокдейле, Техас, 120 000 мощных и энергоемких компьютеров выделяют такое количество тепла, что температура в помещении поднимается до почти 55 ℃. Фото AARON KOTOWSKI FOR FORBES

Какие бы преимущества у биткоина не были, всем понятно, что эта валюта ведет к экологической катастрофе. В зависимости от стоимости биткоина (чем выше цена, тем больше майнеров), глобальная сеть майнинга использует от 8 до 15 гигаватт постоянной энергии, сообщает Кембридж. Город Нью-Йорк использует только 6 гигаватт, а целая Бельгия — 10.

Точное количество углерода, выделяемого в атмосферу от майнинга, зависит от типа энергии, которая используется. Но загрязнение никак нельзя назвать незначительным. Чтобы получить один биткоин, майнер должны «скормить» своим компьютерам примерно 150 000 кВт-ч энергии, которой достаточно для питания 170 обычных американских домов в течение месяца.

Особенно разочаровывает тот факт, что большое потребление энергии — это не временная ошибка, а постоянная особенность. Конечно, определенная часть электрической энергии уходит на подтверждение транзакций, но большинство тратится на решение бессмысленных математических задач. Это «доказательство выполненной работы» является просто способом создать искусственный дефицит, чтобы манипуляция рынком была слишком дорогостоящим делом для любой отдельной группы.

В сообщении 2010 года Сатоши Накамото, псевдоним создателя биткоина, даже не думает извиняться за такой недостаток. «Это та же ситуация, что и с золотом и его добычей. Предельные издержки на добычу золота часто приближенные к цене на золото. Добыча золота — это пустая трата ресурсов, но оно нивелируется пользой от того, что мы используем золото для подкрепления валюты. Думаю, то же самое будет и с биткоином. Польза от обменов, которые возможны благодаря биткоинам, будет значительно превышать затраты на электроэнергию».

Конечно, систему можно было бы организовать иначе. Существует серьезная криптовалюта, как этериум, кардано, стеллар, XRP от Ripple и алгоранд, для которой требуется значительно меньше энергии, чем для биткоина, или которая вносит необходимые изменения, чтобы экономить энергию. Этериум, например, в следующем году переходит от «доказательства выполненной работы» на систему «доказательство владения», которая сокращает использование энергии на 99,95%. Есть даже новая валюта кандела, протокол которой требует майнинга на солнечной энергии.

Но биткоин никуда не исчезнет. Его преимущество пионера криптовалюты недавно переросло в $700 млрд рыночной капитализации, больше, чем в последующих пяти самых дорогих криптовалютах вместе взятых. (У эфира, второй самой популярной криптовалюты, рыночная капитализация составляет $250 млрд.) И очень маловероятно, что майнинг биткоина станет менее энергозатратным.

Его алгоритм заставляет майнера бороться за то, чтобы открыть новую «монету», и это соревнование будет продолжаться, пока не «выкопают» последний биткоин примерно в 2140 году. Регистрация транзакции в блокчейне биткоина требует в миллион раз больше энергии, чем обработка транзакции в банковской сети Visa. (Сторонники биткоина говорят, что Lightning, новая сеть транзакций для биткоина, может сделать его более эффективным и быстрым, чем Visa.)

«Если вы думаете, что это вымышленные деньги, то любое количество энергии, расходуемое на них, будет слишком велико, — говорит Тед Роджерс, заместитель председателя Greenidge Generation Holdings, которая управляет электростанцией и фермой биткоинов на озере Сенека, на севере штата Нью-Йорк. — Но биткоин никуда не денется и он превратится в мировую резервную валюту и центр будущего мира финансов».

Если вы думаете, что это вымышленные деньги, то любое количество энергии, расходуемой на них, будет слишком велико.

Тед Роджерс, заместитель председателя Greenidge Generation Holdings

Чтобы увидеть насколько экологическим может быть биткоин, посмотрим на штат Одинокой Звезды, чья независимая электросеть не справилась с сильными морозами прошлой зимой. Десятки электростанций дали сбой, что привело к миллиардным убыткам в виде испорченной недвижимости, а некоторым розничным пользователям пришли счета на $17 000 за один месяц.

В то время как директора Совета по электрической надежности Техаса (англ. ERCOT) подали в отставку, политики штата не сделали ничего для реформирования энергетической системы, а только посоветовали лучше готовить электростанции к зиме.

К счастью, на помощь должен прийти свободный рынок: в течение следующего года на западе штата должны реализоваться проекты ветряной и солнечной энергии, которые принесут Техасу 16 гигаватт электричества. При нормальных условиях это будет более чем достаточно, чтобы заполнить энергетический пробел в Техасе. А также эти новые проекты станут источником энергии для экстремальных событий, таких как ледяные бури или летние периоды жары.

Майнеры биткоинов выступают неким амортизатором для этой новой экологической энергии. Они покупают избыток электричества, когда она не нужна, а также останавливают свои фермы, когда спрос на электроэнергию растет, возвращая ее электросети.

«Западный Техас будет доминировать», — предсказывает 24-летний Джесси Пелтан, генеральный технический директор Даллаской компании Autonomous (и участник списка Forbes «30 до 30» 2021-го). В прошлом году Пелтан помог запустить майнинговий дата-центр на 150 мегаватт недалеко от Мидленда, который назвали HODL Ranch в честь собирателей криптовалюты, которые покупают ее, а затем «H old O n For D ear L ife», то есть прочно за нее держатся.

«Это первая масштабная операция, которая будет работать на мощных ветряных и солнечных станциях региона. Бывают такие ночи, когда порывы ветра настолько сильны, что операторы электросетей раздают электроэнергию, лишь бы не перегружать систему».

Вот секрет: эти майнеры заключили так называемые соглашения о реагировании на спрос с техасской электросетью, по которым в обмен на скидки, они соглашаются выключать свои компьютеры в тот же момент, когда возникает пик использования электричества. Такое соглашение дает HODL Ranch цену на электричество в среднем менее 2 центов за кВт-ч, а на майнинг одного биткоина компания тратит почти $2000.

В Техасе майнеры биткоинов выступают неким амортизатором для новой экологической энергии: покупают избыток электричества, когда она не нужна, и останавливают свои фермы, когда спрос на электроэнергию растет.

Наибольшая операция по майнингу биткоина в Америке также находится в Техасе, а руководит ею публичная компания Riot Blockchain ($3 млрд рыночной капитализации). Находится она в Рокдейле, на северо-востоке Остина, у огромного объединения электросетей, что передвигает 5000 мегаватт электроэнергии лабиринтами трансформаторов и высоковольтных линий.

Riot берет электроэнергию просто от этого объединения — 300 мегаватт, которые питают 120 000 скоростных майнингових компьютеров, разместились на 9-метровых стеллажах в трех узких зданиях, каждое из которых длиннее двух футбольных полей. Компания расширяется и к концу 2022-го года планирует установить еще 130 000 компьютеров и потреблять 750 мегаватт энергии.

У Riot 10-летний контракт на покупку электроэнергии в Рокдейле за 2,5 цента за кВт-ч, включая скидку 0,5 цента за участие в программе реакции на спрос. Компания также может перепродать свою электроэнергию электросети. Во время сильных морозов в Техасе Riot добровольно остановила весь майнинг на два дня.

Если предположить, что она продавала электроэнергию по самой высокой цене, $9 за кВт-ч, то это $90 млн неожиданного заработка. «С такими масштабами закупки энергии мы не просто майним биткоины, — говорит гендиректор Джейсон Лес, — мы еще и выступаем виртуальной электростанцией».

35-летний Лес изучал компьютерные науки в Калифорнийском университете в Ирвайне, но впервые узнал о биткоине когда профессионально играл в покер в середине 2010-х. Он увидел, как другие игроки использовали эту криптовалюту для хранения и передвижения выигрышей без участия банков.

Его не волнует волатильность биткоина, потому что он азартный человек: «Когда происходят большие колебания в цене, мое давление от этого не поднимается. В покере даже если ты отличный игрок, ты все равно проиграешь в 45% случаев. Я очень спокойно отношусь к проигрышам и потерям».

Вспомнить все: Спенс и Берд из Stronghold прошлись по бывшей территории шахты в Расселлтоне, где добывали металлургический уголь для сталелитейных заводов в Питтсбурге столетие назад.

Вспомнить все: Спенс и Берд из Stronghold прошлись по бывшей территории шахты в Расселлтоне, где добывали металлургический уголь для сталелитейных заводов в Питтсбурге столетие назад.

В еще более рискованную игру с зелеными технологиями играет Crusoe Energy Systems, которая собрала $250 млн инвестиций преимущественно для того, чтобы майнить биткоины среди отдаленных нефтегазовых месторождений в шести штатах, среди которых Нью-Мексико, Техас и Северная Дакота. В список инвесторов компании входят Bain Capital, Valor Equity Partners, соучредитель Tesla Джей Би Страубел и братья близнецы и криптомильярдеры Кэмерон и Тайлер Уинклвоссы.

Crusoe снарядили 45 грузовых контейнеров компьютерами, который майнят биткоины и питаются природным газом, который бы все равно сожгли. (Когда буровые закончили бурить новые нефтяные колодцы, но еще не присоединили трубопроводы для сбора природного газа, то этот газ поджигают, ведь просто дать ему вытечь в атмосферу означает еще больше ускорить глобальное потепление.)

«Мы недооценили сложность операций в таком бизнесе», — признается соучредитель Crusoe Чейз Лохмиллер, 35-летний ветеран инвестиционной фирмы Polychain Capital, которая вкладывает деньги в криптоактивы. Стартап увидел, как сложно обслуживать контейнеры, которые расположились на большой площади, особенно во время летней жары.

И хотя Crusoe вряд ли достигнет масштабов и прибыльности, которые есть у Riot, молодая компания уже не дает бесполезно вытечь 10 миллионам кубических футов газа в день. «Мы думаем, что лучший способ улучшить ситуацию с углеродными выбросами на нефтяных месторождениях — это добавить туда несколько биткоинових ферм», — говорит Лохмиллер.

 Что действительно можно считать экологической, зеленой энергией? Ветровая и солнечная точно подходят под это понятие. С другими видами все не так однозначно.

На берегах нью-йоркского озера Сенека станция Greenidge Generation производит 80 мегаватт электроэнергии, половина которой идет на майнинг криптовалюты. Фирма частного капитала Atlas Holdings, расположенная в Гринвиче, Коннектикут, купила старую станцию в 2014-м и инвестировала в нее десятки миллионов долларов, чтобы переоборудовать ее для работы на природном газе.

Это означает, что она выбрасывает в атмосферу лишь четверть диоксида углерода от того количества, которое попадало в атмосферу в предыдущие 60 лет ее работы, когда она работала на угле, а серных соединений или твердых частиц там просто нет.

Кажется достаточно зелено. Но так же, как и при работе на угле, станция использует 100 миллионов галлонов воды для охлаждения и возвращает ее в озеро Сенека на семь градусов теплее. Местные защитники природы называют ее «огромным блендером для рыбы» и обвиняют нагретую воду в том, что в водоеме снижается уровень кислорода и цветут водоросли.

Законопроект, который бы запрещал майнинг в штате Нью-Йорк в течение трех лет, умер в зародыше в комитете штата в июне. Greenidge «озеленяет» свои биткоины за счет покупки кредитов на углеродные выбросы и высадку деревьев. Гендиректор Джефф Кирт отмечает, что станция выливает воду в пределах установленных норм и правил, а еще они добавляют больше скрининговых систем, чтобы защитить форель в Сенеке. Компания планирует выйти на биржу в этом году.

А в Пенсильвании защитники природы не в восторге от того, что Scrubgrass Спенса получает те же льготы, что и гидроэлектростанции. Но штат решил, что лучше пусть электростанция сжигает угольные отходы, выбрасывает в атмосферу диоксид углерода, чем давать этим остаткам угольной промышленности загрязнять землю.

«Это реальная проблема, — настаивает Спенс. — И единственный способ ее решить — это создавать такие станции». Технология, используемая на Scrubgrass, не была слишком распространенная в 90-х, а еще она дорогая. Особый реактор сжигает угольные отходы — камни и все прочее, производя пепел с высоким уровнем pH, который используют для нейтрализации кислотности остальных насыпей.

Выгодной эта операция является лишь если добавить майнинг биткоина. У Спенса есть новый партнер с хорошими связями — Грег Берд, который до 2019 года возглавлял инвестиции в природные ресурсы в гиганте частного капитала Apollo Global Management.

Эти двое основали Stronghold Digital Mining, которая теперь владеет станцией Scrubgrass. С 49-летним Бердом в качестве гендиректора Stronghold в июне собрала $105 млн от частных инвесторов. Этого будет достаточно для того, чтобы купить еще больше оборудования для майнинга и вторую, а может и третью, станцию, работающую на угольных отходах. А еще компания подала предварительные документы для выхода на биржу. Берд говорит, что за свои 20 лет работы с частным капиталом он никогда не видел ничего подобного. «Это важный прогресс поколения».

Материалы по теме
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый Forbes уже в продаже

Новый Forbes уже в продаже

Рейтинг зарплат | 15 самых комфортных банков