«Антонов» готовится восстанавливать «Мрию» и строить конкурента «Жулянам». Сколько это стоит и сколько на это уйдет времени – первое интервью с новым менеджментом компании /Фото Getty Images
Категория
Компании
Дата

«Антонов» готовится восстанавливать «Мрию» и строить конкурента «Жулянам». Сколько это стоит и сколько на это уйдет времени – первое интервью с новым менеджментом компании

Украина потеряла самый большой в мире транспортный самолет «Мрия» во время боев за аэропорт Гостомеля. Фото Getty Images

Руководство «Антонова» о восстановлении «Мрии», национализации российских «Русланов» и новом пассажирском терминале в Гостомеле

В конце февраля государственное предприятие «Антонов» сообщило об утрате самого крупного в мире транспортного самолета «Мрия». Он пострадал во время боев за аэропорт Гостомель, который пытались захватить российские оккупанты.

Потеря «Мрии» – одна из возможных причин увольнения предыдущего руководителя «Антонова» Сергея Бычкова. По версии командира экипажа «Мрии» Дмитрия Антонова, менеджмент компании мог спасти самолет, если бы перегнал его в другую страну, но не сделал этого. В ГП «Антонов» обвинения были отвергнуты.

Однако «Укроборонпром», которому подчиняется «Антонов», после проведения служебного расследования назначил на место Бычкова с приставкой «и.о.» его первого заместителя Евгения Гаврилова ,41. Новый руководитель должен оценить ущерб, нанесенный «Антонову» российской армией, представить план развития предприятия на послевоенный период.

Сколько будет стоить «Антонову» восстановление после российских ударов? Интервью с Евгением Гавриловым и и.о. заместителя гендиректора по операционной и административной деятельности «Антонова» Виктором Авдеевым, 34, который присоединился к разговору.

О потерях

После начала войны по всему миру разлетелись фотографии уничтоженной «Мрии». Российская армия уничтожила в Гостомеле вашу операционную базу. Как пострадал флот?

Виктор Авдеев: Уничтожение Ан-225 стало болезненным ударом не только для «Антонова», но и для всей мировой авиации. Однако, к сожалению, «русский мир» нанес нам и другие ощутимые потери. Полностью уничтожены самолеты Ан-74, Ан-26. Серьезно поврежден Ан-22 «Антей». Это был единственный экземпляр, который работал в гражданской авиации. Мы оцениваем техническую целесообразность его обновления. Также поврежден Ан-132Д, Ан-28, Ан-148 и модернизированный «Руслан» – Ан-124-100М-150.

Практически полностью разрушена инфраструктура аэродрома и летно-испытательной базы: уникальные ангары, построенные специально для технического обслуживания «Русланов» и «Мрии», лаборатории и другие сооружения.

Евгений Гаврилов /Фото из личного архива

Евгений Гаврилов Фото из личного архива

Можете оценить потери «Антонова» из-за войны?

В.А.: К сожалению, война еще не закончена, поэтому конкретных цифр не называем. К примеру, нет доступа на неразминированные и обезвреженные объекты аэродрома в Гостомеле.

Нам нужно пройти длинную бюрократическую процедуру. Сначала инвентаризировать активы и оценить возможность их дальнейшего применения, учитывая характер причиненных повреждений. После этого проведем техническое обследование каждого объекта: от недвижимости и земельного участка под аэродромом до самолетов. Затем под эгидой «Укроборонпрома» и «Минстратегпрома» сформируем необходимый пакет документов, которые будут поданы в рамках общего иска Украины против РФ в Международный суд ООН.

Однако мы можем, учитывая рыночные цены на выполнение работ и материалы, предварительно оценить, сколько необходимо средств для восстановления аэродрома в Гостомеле.

Сколько?

В.А.: Для реконструкции аэродрома необходимо около $0,5 млрд.

Евгений Гаврилов: Это предварительные цифры. Речь идет об инвестициях именно в восстановление аэродрома. В эту сумму не включены расходы по восстановлению парка самолетов, пострадавших в результате оккупации Гостомеля российскими войсками. Нанесен ущерб более чем на $1 млрд. На аэродроме, площадь которого примерно 400 га, живого места не осталось!

Что необходимо восстановить в Гостомеле?

В.А.: Нужна полная реконструкция, а в сущности, строительство нового аэропорта.

Имеется в виду, нужно построить терминал, который позволит создать в Гостомеле грузовой хаб. Он будет использоваться, прежде всего, «Авиалиниями Антонова». Хотим повысить привлекательность авиакомпании за счет расширения спектра ее услуг, более функционально использовать парк самолетов для международных перевозок. Часть складских помещений будет предлагаться в аренду другим грузовым авиакомпаниям.

Кроме того, в Гостомеле будет создана компания под условным названием Antonov Technic, которая будет обеспечивать полный комплекс технического обслуживания самолетов семейства «Ан» и, возможно, других типов воздушных судов.

Обязательно восстановим лётно-испытательную базу «Антонова», чтобы продолжить модернизацию существующих типов самолетов и разрабатывать новые. Намерены продолжить строительство самолетов Ан-178, Ан-132, Ан-32П. О новых перспективных разработках рассказывать публично пока преждевременно.

Это будет только грузовой аэропорт?

Е.Г.: Планируем привлечь частные инвестиции на строительство небольшого пассажирского терминала, который сможет конкурировать с аэропортом Киев. Этим терминалом будет удобно пользоваться жителям городов-героев Ирпень, Гостомель, Буча и других близлежащих населенных пунктов.

Дальше в планах создать пассажирскую авиакомпанию?

В.А.: Пока мы не планируем заниматься пассажирскими перевозками. Говорим о том, чтобы максимально эффективно использовать инфраструктуру будущего аэродрома, в частности, за счет обслуживания пассажирских авиакомпаний. Надеемся, что возродится проект по созданию новой украинской авиакомпании UNA, которая может базироваться в Гостомеле.

Какие сроки реализации?

В.А.: Сможем заняться реконструкцией аэродрома только после окончания войны. До этого времени будем разрабатывать проектную документацию, оценивать объем необходимых инвестиций и собственных средств, которые сможем вложить в этот проект.

Ведете переговоры о привлечении инвестиций?

В.А.: Ведем переговоры с нашими иностранными партнерами из стран Европы, США, а также некоторых стран Азии. К нам приезжают делегации из посольств этих государств, мы показываем реальное положение дел после деоккупации наших территорий.

Ведете ли переговоры о привлечении инвестиций от стратегического инвестора, портфельного инвестора или это какие-нибудь государственные инвестиции из этих стран?

В.А. Смешанные инвестиции. Обсуждаются разные уровни: бизнес–бизнес, правительство–правительство, а также профессиональные организации. К примеру, ассоциация «Аэропорты Украины» ведет переговоры о привлечении инвестиций от ассоциации аэропортов США к нескольким объектам на аэродроме в Гостомеле.

Виктор Авдеев /Фото из личного архива

Виктор Авдеев Фото из личного архива

Сколько самолетов эксплуатируете?

Е.Г.: Пять Ан-124-100 «Руслан», временно базирующихся на аэродроме в Лейпциге. Там же работает техническая база их обслуживания. Это позволило нам продолжать выполнение международных перевозок в соответствии с заключенными контрактами.

По каким контрактам?

Е.Г.: Мы не комментируем характер перевозимых грузов. Могу сказать, что удерживаем лидирующие позиции на мировом рынке воздушных перевозок крупногабаритных и нестандартных грузов.

В.А.: Работаем над расширением нашего парка самолетами семейства «Ан». Считаем это направление перспективным и не рассматриваем расширение парка за счет западной техники.

Откуда планируете получить эти самолеты «Ан»?

Е.Г.: Несколько машин уже существующих типов планируем построить, а также находящиеся в разработке самолеты.

В.А.: В наработке «Антонова» есть несколько самолетов, которые сейчас «законсервированы». Чтобы обезопасить их, мы не можем раскрывать информацию, о каких именно самолетах идет речь, где они сейчас находятся, и даже не уточним – за границей они или в Украине. Мы поднимем их на крыло после нашей победы, чтобы пополнить летный парк «Антонова». Кроме того, после победы мы продолжим работу над программами строительства самолетов Ан-178 и восстановления Ан-225 «Мрия».

Лейпциг вместо Гостомеля

Издание Heavy Lift&Project Forwarding International со ссылкой на презентацию «Антонова» для Всемирного консорциума проектов (WWPC) сообщало в мае, что «Антонов» планирует создать в аэропорту Лейпцига полномасштабную базу. Для этого необходимо перевезти из Украины запасные двигатели, запчасти, спецтехнику, технических специалистов, летный персонал и ключевых сотрудников офиса.

В настоящее время авиакомпания предоставляет приоритет полетам для правительства Украины, НАТО/ЕС по программе SALIS и гуманитарных миссий, а также выполняет коммерческие рейсы.

По расчетам «Антонова», в течение следующих 12 месяцев компания совершит 385 полетов с 1270 посадками.

Восстановление «Мрии» и национализация «Русланов»

Что сейчас происходит с «Мрией»?

Е.Г.: Скажу, не вдаваясь в подробности, работы по проекту восстановления «Мрии» уже ведутся. Параллельно изучается вопрос привлечения средств для их выполнения. Надеюсь, что нам поможет государство. Существует много скептиков, которые утверждают, что восстановление «Мрии» экономически неэффективно. Мы не вступаем в такие дискуссии, однако считаем, что эффективность возрождения такого самолета следует оценивать по другим критериям. Новый Ан-225 станет символом победы и восстановления потенциала украинской авиастроительной отрасли. Будет здорово, если на одном из празднований Дня независимости она совершит полет над центральными улицами Киева.

Уникальность «Мрии»

Ан-225 «Мрия» – самый большой в мире транспортный самолет. Первый полет Ан-225 совершил в 1988 году, а с 1989 года он находится в эксплуатации. Экипаж – 6 человек, размах крыльев – 88 м, длина – 84 м, высота – 18 м, пустой вес – 250 т, при полной загрузке – 640 т, скорость – 850 км/ч, полет – 15 400 км, с грузом 200 т – 4000 км, максимальная высота полета – 12 км. За время эксплуатации «Мрия» установила около 500 авиационных рекордов, из них – 240 мировых.

Сколько необходимо средств для строительства второй «Мрии»? Есть разные оценки – от $500 млн до $1 млрд. Такие инвестиции окупятся?

Е.Г.: Любое уникальное изделие в единственном экземпляре имеет достаточно высокую цену. Сейчас об окончательной цифре говорить преждевременно – производятся соответствующие расчеты.

Такие несерийные образцы, как правило, не окупаются, в отличие от самолетов, которые в дальнейшем производятся серийно и интенсивно эксплуатируются. Однако, как я уже сказал, в случае с «Мрией» следует учитывать и другие критерии.

Почему «Мрию» не вывезли за границу перед войной? Ведь западные разведки сигнализировали о возможном вторжении. Какова судьба менеджментов «Антонова» и «Авиалиний Антонова», руководивших предприятиями перед войной?

Е.Г.: Хочу заметить, что государственное предприятие «Антонов» и «Авиалинии Антонова» – это не отдельные предприятия. На самом деле «Авиалиния Антонова» – известное в мире название авиатранспортного подразделения «Антонова». А на эти вопросы могу ответить очень коротко. У «Авиалиний Антонова» новый руководитель Вадим Будзинский, до назначения работавший в этом авиатранспортном подразделении на направлении технического обслуживания воздушных судов.

Национальная полиция и СБУ занимаются расследованием событий с «Мрией». «Антонов» оказывает им полную поддержку: предоставляем всю необходимую информацию, ходим на допросы, проводим служебные проверки и т.д. Пока не закончится следствие, мы не можем комментировать действия предыдущего менеджмента.

Канада арестовала один российский самолет Ан-124 «Руслан» российской авиакомпании «Волга–Днепр». Планируете обратиться в эту страну с просьбой передать их «Авиалиниям Антонова» в счет разрушений, причиненных российской армией «Антонову»?

В.А.: С юридической точки зрения не совсем правильно говорить, что Канада арестовала самолет. Самолет находится в Канаде на земле, поскольку российским самолетам запрещено пользоваться воздушным пространством этой страны, что явилось следствием российской агрессии и результатом работы наших дипломатов. С подобной проблемой «Волга–Днепр» столкнулась также в Германии, где не могут взлететь три их самолета «Русланы».

Всего у «Волги–Днепр» 12 самолетов. Мы будем стараться добиться национализации всех этих самолетов, как минимум, самолетов в дружественных нам Канаде и Германии, и, как максимум, в будущем и в остальных восьми. Однако остальные восемь самолетов пока находятся в РФ.

В рамках переговоров по привлечению инвестиций рассматривается возможность продажи доли в «Антонове», например, иностранному стратегическому инвестору?

Е.Г.: Продавать «Антонов» нет смысла. Не так много стран мира, которые имеют собственную авиационную промышленность. Мы должны возрождать наш авиапром и менять подходы к ведению бизнеса. «Антонов» – одна из визитных карточек Украины.

В.А.: Мы продолжаем работу над корпоратизацией «Антонов». Наша первая цель – вывести активы «Антонов» из постсоветского предприятия в реальную коммерческую структуру с эффективной системой менеджмента, в том числе с наблюдательным советом, с понятной аудитированной финансовой отчетностью, с проведенной оценкой интеллектуальной собственности.

Следующая цель – кооперация с другими авиастроительными компаниями по локализации производства самолетов семейства «Ан» в других странах мира. Мы понимаем, что наши производственные мощности устарели, поэтому для продолжения строительства самолетов мы нуждаемся в более современном оборудовании. В то же время наш конструкторский потенциал позволяет конкурировать с другими производителями военно-транспортных и гражданских самолетов.

Материалы по теме