Борьба за платежи, помощь бюджету и кредиты на посевную. Как банки выстояли в первые дни войны и чем займутся дальше. Интервью /Фото Getty Images
Категория
Картина дня
Дата

Борьба за платежи, помощь бюджету и кредиты на посевную. Как банки выстояли в первые дни войны и чем займутся дальше. Интервью

Getty Images

Украинские банки продолжают работать, несмотря на войну: проводят платежи, инкассируют бизнес, где это возможно, и подкрепляют банкоматы наличными. Разборки с ритейлерами по вопросу интерчейнджа и конкурентная борьба отошли на задний план. На очереди более обширные задачи: поддержка агросектора и финансирование оборонки.

Как банкиры объединились, чтобы поддержать армию, бизнес и население, и с какими проблемами столкнулись? Об этом Forbes рассказала член наблюдательного совета государственного Укрэксимбанка Виктория Страхова.

Расскажите о своих военных буднях

Я в Киеве. Круг задач выходит за пределы Укрэксимбанка, большую роль играет «записная книжка». Когда мы обсуждали с ритейлерами проблему интерчейнджа, я познакомилась с представителями розничных сетей. У нас были разные позиции, теперь все работаем единым фронтом. Например, сегодня я «стыковала» розничные сети с Укрпочтой. Есть проблемы с инкассацией в Харькове, Николаеве и Херсоне. Если мы наладим взаимодействие, будет решена задача наличной гривны для выплаты пенсий и инкассации сетей.

С самого начала войны у нас общая банковская группа с НБУ, где оперативно решаем задачи: от инкассаторских вопросов до внесения изменений в регуляторные акты. Если говорить непосредственно про Укрэксимбанк, война не отменяла корпоративное управление. Принимаем решения по кредитованию. Есть определенные лимиты, когда решение должен принимать набсовет. Изменили процедуры под нужды военного времени – принимаем решения в чате.

Какие приоритеты по кредитам?

Для Укрэксимбанка – оборонный сектор, поскольку мы госбанк и исторически заточены на сектор обороны. Спецсчета для пожертвований в пользу Спецтехноэкспорта открыты в нашем банке. Цифры я озвучить не могу. Все, что касается обороны, засекречено.

Кроме оперативных задач, есть стратегические. Сейчас мы обсуждаем с Минагрополитики, как будем кредитовать аграриев под посевную. Выясняем, что требуется со стороны Нацбанка, Минфина. Разрабатываем продукты для аграриев. Это стратегический сектор для страны, как и оборонка. Понадобятся госгарантии. Разрабатываем логистику экспорта, оцениваем потребности государства. Ищем комплексное решение.

Мой личный приоритет – доступ людей к безналичным расчетам. Пытаемся наладить прием карт в Харькове. Некоторые розничные сети пошли навстречу. В городе проблемы с поставками товаров, но доступ к безналичным платежам мы обеспечили.

Как удается удерживать банк, сеть, обеспечивать клиентские транзакции?

Придумываем решения на ходу. Когда еще не было постановления НБУ, что делать с остатками в кассах, мы принимали решения на свой страх и риск. В таких обстоятельствах мозг начинает работать быстрее.

Банки поддерживают друг друга. У кого есть возможность инкассации, перекидываем задачи друг другу и помогаем заполнять банкоматы.

Сейчас даже в Киеве нельзя нормально обеспечить инкассацию. И бизнес подстраивается. На моей заправке появилось объявление о приеме оплаты только картами. Это стимулирует безналичные расчеты.

У нас не обширная сеть, в отличие от других банков, но и мы сталкиваемся с проблемой нехватки кадров из-за эвакуации. Поэтому для обеспечения работы одного из наших отделений у меня появился опыт и водителя, и охранника, и клиент-менеджера.

На что больше всего сейчас жалуется бизнес?

Некоторые клиенты просят нулевую ставку по кредиту. Но банк не может кредитовать ниже себестоимости, за исключением случаев, подпадающих под закон о финансовой реструктуризации. Тогда уже всей стране нужно реструктуризировать кредиты. Мы ввели кредитные каникулы, переносим оплату процентов и платежей по основному долгу. Есть большая нагрузка на ликвидность в связи с нашим спецстатусом, поэтому мы очень взвешенно подходим к кредитованию других компаний.

В первые дни войны платежи компаний, не связанных с критическим импортом или оборонным сектором, проводились в ручном режиме. Нужно было удержать ликвидность банка. Но мы вписывались в рамки установленных законом трех дней.

Вы идете на уступки предпринимателям, чтобы они активнее принимали карты?

Да, Visa и Mastercard практически обнулили свои комиссии. Это стимулировало безналичные расчеты. Сейчас бизнесу тяжело. И мы благодарны платежным системам, что они на это пошли.

Какие вопросы волнуют частных клиентов?

Наша сеть не такая обширная, как у ПриватБанка и Ощадбанка. Некоторые клиенты жаловались, что мы не обеспечиваем ежедневный доступ в отделения. Но часть наших сотрудников находятся в неподконтрольных властям городах и физически не могут приехать на работу. В Киеве сейчас дорога с левого берега на правый занимает четыре часа. Мы довозим сотрудников, но это очень долго. Потому принимаем решение об открытии отделений в индивидуальном порядке.

Запросы разные, иногда просто уникальные. Например, переместить банковскую ячейку с содержимым из Киева во Львов. Банк такого не делает.

Банк перемещал персонал в безопасные регионы?

Да, релокация персонала поставлена на поток. Мы начали предлагать сотрудникам переехать с 25 февраля. Перевозим на запад Украины. Координацию осуществляет правление в одном из западных городов.

К сожалению, есть сотрудники, которые находятся в Буче и в Ирпене. Они настоящие герои. Стараются выйти на связь даже на 15 минут и удаленно сделать определенную работу.

Участвуете в волонтерских проектах?

Банк перечислил авансом 50% прибыли в качестве дивидендов и заплатил налоги наперед. Общая сумма составила 1,6 млрд грн.

Все наши сотрудники волонтерят. Мы проводим отчисления в поддержку армии, но не пиаримся. Есть индивидуальные решения членов правления и набсовета, которые перечислили достаточно большие суммы. У меня еще до войны были отложены деньги на образование, и я купила на них военные облигации. Часть отправила одному из волонтеров в Киеве. Занимаюсь переводами на английский и перевозками на ЖД вокзал.

Если отставить военный фактор, какая банковская система сейчас в худшей ситуации – украинская или российская?

Нас поддерживает Международный валютный фонд, Всемирный банк, Европейский банк реконструкции и развития. Иностранные инвесторы выкупают наши военные облигации. А кто поддержит Россию? Ни один игрок цивилизованного рынка. То, что они решили принимать вклады в китайских юанях, вряд ли им поможет.

Национальный банк принял правильное решение – сразу сильно закрутил гайки. Ему удалось удержать систему и погасить панику. Некоторые послабления уже сделаны. Когда начнутся поступления донорских средств от МВФ и Всемирного банка, ограничения будут ослаблены. Будем запускать экономику.

Почему иностранные банки так долго не уходят из России?

Думаю, наши «дипломатические войска» скоро их додавят. И останется, как в Советском союзе, Сберкасса на базе их ВТБ или Сбербанка. На уровне 1980-х. 

Материалы по теме