Курс для белых и для серых. Наличный доллар безумно отрывается от официального курса НБУ. Кто в этом виноват /Фото Иллюстрация Анна Наконечная
Категория
Картина дня
Дата

Курс для белых и для серых. Наличный доллар безумно отрывается от официального курса НБУ. Кто в этом виноват

Иллюстрация Анна Наконечная

Война вернула Украину к ситуации 2015 года, когда в финансовой системе действуют одновременно три разных курса валют: официальный, который остается фиксированным, банковский и розничный. Последний растет уже не первую неделю, но за несколько дней набрал сразу 3–4 гривни. Такая резкая девальвация была разве что в первые дни российского вторжения. Почему доллар снова дорожает?

За последнюю неделю курс доллара в небанковских обменниках и на черном рынке вырос на три гривни, свыше 37 грн/$, свидетельствуют данные портала «Минфин». Это одно из самых высоких значений с начала войны с Россией, впрочем, пока не исторический рекорд: в феврале 2015-го курс черного рынка достигал 40 грн/$.

Что происходит?

Три курса

У банков нет дефицита наличных. Согласно данным, которые предоставила прессслужба НБУ в письменном комментарии, по состоянию на 13 мая в кассах финучреждений оставалось валюты на $900 млн. По расчетам Forbes, остатки валютной наличности топ-20 банков, на которые приходится около 90% всех запасов наличной валюты в системе, были несколько больше 1 апреля и составили $1 млрд.

В течение I квартала, то есть включая первые два месяца российского вторжения, когда была оккупирована значительно большая часть украинской территории, чем сейчас, они выросли на 27%, или на $230 млн.

Курс в банках, которым НБУ разрешил продавать наличную валюту только в середине апреля, по данным «Минфина», почти не меняется за последний месяц – около 32,2 грн/$. Это наибольшее возможное значение, поскольку Нацбанк не позволяет банкам устанавливать курсы, более чем на 10% превышающие официальный курс НБУ. Последний с 24 февраля зафиксирован на уровне 29,25 грн/$.

Другое существенное ограничение – банки могут продавать физическую валюту только в пределах суммы, которую они купили за день. Вечером 20 мая НБУ объявил, что отменяет ограничения для отклонения курса в пределах 10% от официального.

Это должно смягчить проблему дефицита во всем наличном сегменте, включая легальные обменники и черный рынок. Именно там сейчас проходят наиболее активные наличные торги, говорит заместитель главы НБУ Сергей Николайчук.

Эта часть валютного рынка особенно подчинена влиянию ажиотажных настроений. Финансовый аналитик Иван Угляница и заместитель директора по торговле ценными бумагами Dragon Capital Сергей Фурса допускают, что текущему всплеску курса могло существенно способствовать заявление главы НБУ Кирилла Шевченко об отказе от фиксированного курса еще до прекращения военного положения.

Дополнительный ажиотаж могли добавить разговоры об отмене правительственного ограничения цен на топливо, говорит Угляница. «Возможно, это тоже толкает кэш-курс дальше, поскольку для покупки больших объемов топлива нужно больше валюты», – добавляет он.

«Дырявая» таможня

В комментарии ЭП Шевченко также уточнил, что для возвращения гибкого курсообразования НБУ будет ждать трех предпосылок: стабилизации экспортных поступлений, снижения неопределенности на военных фронтах и активизации финансового рынка, что позволит Нацбанку снова влиять на инфляцию через ключевую ставку.

Именно проблемы с экспортом создают предпосылки для периодических скачков курса, отмечает глава департамента макроисследований ICU Виталий Ваврищук. Однако ограничения, введенные Нацбанком, выталкивают девальвацию на небанковский рынок.

Основные источники спроса на нем – не только спекулянты и население, но и «серые» импортеры, отмечает собеседник в департаменте монетарной политики и экономического анализа НБУ, также пожелавший сохранить анонимность.

Последняя категория покупателей валюты, по его словам, работает, несмотря на ограничения Нацбанка, благодаря «дырам на таможне».

«Война создала общие предпосылки для хронического дефицита валюты как на «белом», так и на «сером» рынках, – объясняет собеседник. – Только вот в «белом» секторе дефицит покрывает НБУ из резервов. У «серого» же возникает дефицит, что приводит к росту курса».

Предприниматели действительно не видят дефицита валюты, которая необходима для разрешенного импорта, подтверждает исполнительный директор Европейской Бизнес Ассоциации Анна Деревянко. Объем «серых» операций с валютой при этом растет вместе с общим оживлением экономической активности.

Импорт возобновляется быстрее экспорта. «В апреле у нас отрицательное сальдо торговли товарами», – констатирует эксперт «CASE Украина» Евгений Дубогрыз, в прошлом заместитель директора департамента финансовой стабильности НБУ.

Ключевая причина дисбаланса – РФ по-прежнему блокирует украинские порты. Из-за них до вторжения Украина экспортировала более 70% всех грузов на общую сумму около $47 млрд. Из-за блокады, по оценке вице-президента Киевской школы экономики Олега Нивьевского, экономика ежедневно теряет около $170 млн.

Николайчук из НБУ рассчитывает, что разрыв между экспортом и импортом будет постепенно уменьшаться за счет поиска альтернативных путей поставок и роста мировых цен на продукцию украинских экспортеров. «Думаю, показатели экспорта в мае будут процентов на 20 выше, чем в апреле», – ожидает он.

Другой фактор, который может стабилизировать ситуацию с курсом, – международная помощь. В апреле Украина получила меньше вливаний от иностранных партнеров, чем в мае, говорит Дубогрыз из CASE. Однако во второй половине мая и в июне объемы могут возрасти.

В частности, 20 мая ЕС предоставил новый транш макрофинансовой помощи Украине в размере €600 млн. Общий объем финансирования от Еврокомиссии в 2022 году – €9 млрд. В этот же день страны G7 согласовали пакет помощи Украине на $19,8 млрд. Накануне Сенат США принял законопроект, предусматривающий $40,1 млрд финансовой поддержки. Из них $9 млрд пойдет на экономическую помощь, остальные – на оборону, поддержку беженцев и т. д.

«Резервов достаточно, международная помощь на подходе. Логистика понемногу налаживается, говорит собеседник в департаменте монетарной политики НБУ. – Так что причин для паники нет».

Материалы по теме