ВВП упадет не меньше, чем на 30%. Томаш Фиала о будущем украинской экономики и инвестициях во время войны (и после) /Фото Антон Забельский для Forbes Украина
Категория
Компании
Дата

ВВП упадет не меньше, чем на 30%. Томаш Фиала о будущем украинской экономики и инвестициях во время войны (и после)

Томаш Фиала, 47, генеральный директор украинской инвестиционной компании Dragon Capital. Фото Антон Забельский для Forbes Украина

В полночь на 24 февраля Томаш Фиала отправил письмо сотрудникам Dragon Capital: правительство контролирует ситуацию с российскими войсками на границе, и бизнес должен работать дальше. Этот месседж он получил несколько часов назад в Офисе президента.

Через пять часов Фиала проснулся в своей киевской квартире от звуков взрывов, и уже 50 дней его Dragon Capital борется с разрушительными последствиями войны и убытками в десятки миллионов долларов

Как Dragon Capital борется с колоссальными убытками, не бросит ли вкладывать в недвижимость и чего инвесторы ожидают от послевоенного правительства. Это сокращённая и отредактированная для ясности версия интервью.

Первый месяц войны 

Где вас застала война, опишите свой день 24 февраля? 

23 февраля я был на встрече, которую Офис президента (ОП) организовывал для большого бизнеса. Это была попытка сплотить и успокоить бизнес. Нам сказали, что ситуация сложная, но все под контролем. Разговоров о том, как работать в условиях войны, не было. 

После встречи я зашел в офис. Последние месяцы я проводил на работе много времени, иногда оставался до полуночи. Была напряженная ситуация, мы просчитывали разные моменты, смотрели в каком состоянии наши активы. 

Около 00:00 я написал e-mail всем сотрудникам компании, где рассказал, как прошла встреча в ОП и что беспокоиться не о чем, ситуация контролируемая.

24 февраля в 05:00 проснулся от взрывов, посмотрел новости, понял, что началась война. Утром приехал в офис, в течении дня я встретился с 10 сотрудниками из нашей команды, обсудили рабочие моменты. В 20:00 я вернулся домой.

Около 22:00 выехал на запад Украины.  

Почему решили вернуться в Киев? 

Я вернулся в Киев в первых числах апреля. Мне показалось, что в городе уже безопасно. Я хотел вернуться домой и в наш центральный офис, здесь работать продуктивнее. 

Как вы жили это время, над чем работали?

Во Львове мы создали офис, постепенно там собралось около 20 человек из нашей команды, остальные сотрудники подключались к работе дистанционно с разных локаций. 

Мы постоянно анализировали каждую отдельную инвестицию, заказы, персонал, финансовую ситуацию. Мы принимали десятки решений, как переориентировать работу в условиях войны и постоянно меняющейся ситуации.

Нам нужно было понять, хватит ли резервов, чтобы поддерживать бизнес в условиях войны и перезапустить его после ее окончания. Работы хватало. 

Исходя из наших расчетов, мы можем поддерживать бизнес несколько лет.

Что вам помогает восстановиться во время войны?

Спорт. Первые две недели я почти не занимался спортом. Но затем вернулся, начал бегать по утрам, занимался плаванием. Это помогло восстановиться и войти в ритм.

Томаш Фиала, генеральный директор украинской инвестиционной компании Dragon Capital. /Фото Антон Забельский для Forbes Украина

Томаш Фиала, генеральный директор украинской инвестиционной компании Dragon Capital. Фото Антон Забельский для Forbes Украина

Реорганизация компании 

Как и когда вы начали готовить свой бизнес к работе в условиях войны? Вы сокращали инвестпортфель?

Мы не особо успели провести реорганизацию бизнеса. В Офисе президента нас успокоили, что ситуация контролируемая. Я и сам думал, что полномасштабного вторжения России не будет.

Цены на украинские активы упали с октября на 30% и этот показатель сохранился до 23 февраля. Мы старались быть осторожными в этом вопросе. Мы продали ликвидные ценные бумаги, около 5% от общих активов компании. Наверное, нужно было продать больше.

До войны в Dragon Capital и компаниях, которые находились под руководством, работает более 15 000 человек. Как сильно вы сократили штат? 

Мы не сокращали людей. Возможно, сокращения были у наших подрядчиков, так как большинство строек остановилось. У меня нет этих данных, но надеюсь, что сокращений не было.

В главном офисе у нас работает 200 человек, а административный персонал компаний, которыми владеем – 800 человек. Большинство из них осталось в Украине, около 5% уехали за границу. Мы сократили высокие заработные платы менеджерам, рядовые сотрудники остались с прежним окладом или были минимальные изменения в зависимости от их задач.

Томаш Фиала, генеральный директор украинской инвестиционной компании Dragon Capital. /Фото Антон Забельский для Forbes Украина

Томаш Фиала, генеральный директор украинской инвестиционной компании Dragon Capital. Фото Антон Забельский для Forbes Украина

Потери бизнеса 

Во сколько вы оцениваете общие потери за время войны? Из чего они состоят? 

Всего в Киеве и Киевской области было 2 млн кв.м складской недвижимости. Сгорело 11 складов, или 400 000 кв.м. Мы потеряли в этом регионе 1/3 наших складов. 

Это три склада. Самый большой – в Стоянке (Киевская область) площадью почти 100 000 кв.м, из них уцелели 7500 кв.м., но тоже есть повреждения.  

Построить такой склад с нуля – это $600 за кв.м, то есть около $50 млн. Примерно такая же сумма – товары арендаторов. Только один магазин Goodwine потерял товаров на $15 млн.

Сгорела половина нашего склада в Буче, его общая площадь 30 000 кв.м. 9 апреля мы узнали, что сгорела арендованная Unilever чайная фабрика – это еще 10 000 кв.м. 

Общие потери по складской недвижимости – где-то $70 млн. Мы наняли профильную компанию, которая оценит точный ущерб. 

Все конструкции пойдут на металлолом. Нужно понять, можем ли мы использовать основание пола или его нужно будет делать с нуля. 

После окончания военных действий планируем восстановить эти склады, так как спрос на них будет. Сейчас начинать строить рискованно, так как в любой момент может прилететь ракета, а страховка во время войны не работает. Строительство склада займет около одного года. 

Потеряли ли вы клиентов, которые арендуют у вас недвижимость?

Будем оценивать по результатам марта, еще не считали. Большинство арендаторов платили аренду со скидками. Все зависело от объекта. Есть международные компании, которые хотят поддержать Украину и полностью платят аренду. 

В Киеве торговые центры постепенно восстанавливаются, в военное время работали только продовольственные магазины и аптеки.  

Во Львове в нашем ТРЦ Victoria Gardens, магазины начали открываться после двух недель войны. Сейчас 90% магазинов открыто, а посещаемость на уровне 80-90% от довоенного времени.

ТРЦ и склады восстановятся быстро, а вот офисные центры могут выйти на довоенные показатели не скоро. 

Какие механизмы возмещения активов вы рассматриваете – международные суды, компенсация из бюджета?

Единственный способ вернуть эти деньги – это подавать в суд на Российскую Федерацию. Но это очень длинная процедура. 

Мы судимся за свои потери в Крыму несколько лет. В 2017 году мы подали иск в Европейского суд по правам человека (ЕСПЧ), но еще ждем рассмотрения. 

Сейчас есть российские активы, которые заморожены в Европе и США, но пока их не конфискуют, инициировать какие-то процессы рано. Тем более, первыми возмещения с конфискованных российских активов получат люди, которые потеряли недвижимость и государство, а потом уже бизнес. 

Никто ничего русским не простит, мы будем пытаться эти деньги рано или поздно вернуть.

Томаш Фиала, генеральный директор украинской инвестиционной компании Dragon Capital. /Фото Антон Забельский для Forbes Украина

Томаш Фиала, генеральный директор украинской инвестиционной компании Dragon Capital. Фото Антон Забельский для Forbes Украина

Инвестиции и новые проекты

Большая часть вашего инвестпортфеля – недвижимость. В условиях войны она страдает и теряет в цене. В будущем вы перестанете инвестировать так много в эту сферу? 

Нет, у нас есть большая экспертиза в недвижимости. Мы будем продолжать в нее инвестировать. 

Естественно, рынок изменится. Например, спрос на жилую недвижимость в Киеве будет небольшой и на его восстановление может уйти три года. Но на западе страны спрос на недвижимость вырастет. 

После войны, когда заработает страховка, планируем построить индустриальный парк во Львове. А вот традиционные офисы в ближайшее время строить не будем – спрос на них упадет. 

В какие сферы еще планируете инвестировать?

В первую очередь в весь наш сегодняшний портфель. Будем восстанавливать бизнес до довоенных объемов.  

Министерство финансов открыло возможность купить военные облигации. Насколько это хороший инструмент для вложений?  

Если деньги лежат в Украине, то есть два варианта их сохранить – положить на депозит или купить военные облигации. Мы всем клиентам советуем покупать военные облигации. Мы тоже в них инвестировали.

Убедить клиентов завести валюту и купить гривневые военные облигации, сложнее, но мы над этим работаем. 

Как построены отношения с инвесторами в фонде, готовы ли они разделить военные убытки. Или вы планируете вернуть им весь объем инвестиций?

Как правило инвестиции – это 50 на 50. Половина наши деньги, а половина – соинвесторов.

Они акционеры вместе с нами, поэтому все потери несем вместе. Потери соинвестора соответствуют доле в компании. Сейчас все относятся к этому с пониманием. Мы прошли много кризисов и в большинстве случае смогли восстановить стоимость инвестиций и обеспечить доход клиентам. В этот раз это будет, конечно, сложнее и может занять больше времени.

Продолжаете ли вы работать с инвестпортфелями украинских клиентов, которые вложили в бумаги западных рынков?

Сейчас это возможность заблокирована Национальным банком, выводить деньги из Украины нельзя. Даже после войны либерализация этих операций будет происходить постепенно.

Клиенты отнеслись к этому с пониманием, так как это решение не наше, а НБУ. Я считаю, что это решение правильное. С инвестициями, которые были сделаны до войны инвесторы могут работать без ограничений. 

Что сейчас происходит с вашими медиа-активами, планируете их сохранить?

Конечно. Это единственные активы, которые выросли во время войны, конечно, не в деньгах, но в охватах. На сайтах «Украинской правды» и «Нового времени» посещаемость более 10 млн человек в месяц. 

Пока мне не пришлось увеличивать финансирование: удалось найти поддержку в виде международных грантов. «Новое время» и «Украинская правда» запустили английскую версию, есть даже небольшой доход от рекламы. Мы планируем расширять эти активы. Независимые медиа сейчас играют большую роль.

Как Dragon работает по инвестбанкингу: какие есть сделки по слиянию-поглощению и с кем, в каких отраслях?

Скажу так: я бы не ожидал здесь всплеска, нужно 1-2 года, чтобы рынок восстановился до довоенных показателей. Такая динамика была после 2014 года, тогда массовости не было.

Как правило, потенциальные покупатели, хотят купить все очень дешево, а владельцы компании редко идут на такие условия.

Год назад в апреле 2021 вы купили Юнекс Банк. Насколько это удачная инвестиция и что ждет украинский финансовый рынок после войны? 

Мы довольны этой инвестицией. Наш партнер и председатель правления Иван Свитек, который сумел запустить на базе Юнекс новый технологичный банк.

Банковский сектор был в очень хорошем состоянии, доход на капитал был на уровне 30%. Я не думаю, что стоит ждать в этой сфере кризиса. 

Планируете инвестировать в новые проекты? 

Да, мы рассматриваем запуск социального проекта по строительству недвижимости на западе страны для людей, которые вынуждены были выехать за границу. 

Местные органы помогают нам найти застройщиков, у которых есть недостроенные объекты. Мы хотим их выкупить, достроить, обставить мебелью и сдавать на льготных условиях людям, которые потеряли жилье. Мы уже нашли около 1000 таких квартир. Сейчас ищем соинвесторов для этого проекта. 

В перспективе мы сможем продать это жилье либо его купят люди, которые решат в нем жить. Пока проект на стадии разработки.

Томаш Фиала, генеральный директор украинской инвестиционной компании Dragon Capital. /Фото Антон Забельский для Forbes Украина

Томаш Фиала, генеральный директор украинской инвестиционной компании Dragon Capital. Фото Антон Забельский для Forbes Украина

Будущее украинской экономики 

Есть ли план у Офиса президента, как помочь бизнесу?

Важно, чтобы государство сохранило макроэкономическую стабильность. Пока это получается. Нам главное, чтобы государство не мешало. Финансовая помощь нам не нужна. 

Я считаю, что снижение налогов – это не всегда правильная идея. Здесь я солидарен с главой налогового комитета Верховной Рады Даниилом Гетманцевым: это не заставит бизнес работать во время войны. Если бизнес себя чувствует безопасно, то он будет работать, а если нет – не будет даже с низкими налогами. 

Сейчас доходы бюджета упали более чем на 50%, а поступление от налогов снизились на 80%. Украина просит у международных партнеров ежемесячно $7 млрд, чтобы покрыть дефицит бюджета и затраты на войну. Эту сумму не так просто получить, но думаю нам это удастся сделать. 

Сохранить стабильность получается у банковского сектора и это хороший сигнал для бизнеса. 

Нацбанк анонсировал, что готов выкупить военные облигации на 400 млрд грн, сейчас использовано около 40 млрд грн. Важно, чтобы это не переросло в массовое печатание денег, так как это грозит девальвацией и инфляцией.

Что должно сделать государство после войны, какой ваш базовый пакет экономических реформ?

Нужно максимально либерализовать видение бизнеса, ценообразование, тарифы, рынок земли. Запустить приватизацию. Восстановить логистику и экспортные потоки. 

Важно, чтобы антикоррупционные органы были независимыми, и хорошо выполняли свою функцию. Мы будем постепенно получать международные гранты на восстановление страны. Если будут коррупционные риски, то деньги могут быстро закончиться. 

Мировой банк считает, что украинская экономика в 2022 году упадет на 45%. Вы считаете, это реальный прогноз или ситуация может быть лучше? 

Все зависит от того насколько затянется война; когда мы сможем восстановить логистику и экспорт через порты. Думаю, показателей лучше минус 30% не будет. 

Что может стать драйвером украинской экономики после войны? 

Приток внешнего финансирования через план Маршалла и евроинтеграция. 

Когда инвесторы поймут, что Украина – будущий член Европейского союза и процесс евроинтеграции запущен, то инвесторы начнут массово вкладывать деньги, а люди возвращаться в страну.

Материалы по теме