Категория
Картина дня
Дата

Даже в Кремле не знают, будет ли вторжение в Украину. Американский историк Тимоти Снайдер о том, как в Москве снова врут о Киеве

Меня постоянно спрашивают, вторгнется ли Россия в Украину. Я не знаю. В 2014-м, когда Россия напала на Украину, я сделал правильное предсказание, несмотря на убеждения всех других

На этот раз мы все осознаем, что Россия может вторгнуться в Украину: однажды это уже произошло, а сейчас Россия собрала на украинской границе более 100 000 военных в дополнение к находящимся на оккупированных территориях. Но я не уверен в том, что произойдет дальше.

Я даже не уверен, что Кремль знает, что произойдет дальше. Я не знаю, существует ли среди российской элиты согласие в вопросе того, что делать.

Вторжение в Украину станет ужасом для украинцев, не сделавших ничего, чтобы спровоцировать такое нападение. В Украине около 14 000 погибших из-за военных действий и около 2 млн внутренних переселенцев после последнего вторжения России. На этот раз страдания будут значительно больше.

Силы, демонстрируемые Россией, способны на страшный уровень разрушений. Но вторжение в Украину будет нелепым шагом со стороны России, и многие россияне это понимают. Это будет похоже на введение советских войск в Афганистан в 1979-м: сначала была вроде бы успешная операция, а через несколько лет стали очевидны ее разрушительные последствия.

Почему теперь и почему Украина

В 2014 году вторжение России в Украину было частью большей борьбы против демократии в Европе и США. России удалось ввергнуть собственные политические тезисы в западные медиа и даже посеять сомнения относительно собственных наступательных операций, когда те были в самом разгаре.

Путинская угроза вторгнуться в Украину, очевидно, связана с Европой и Штатами, но в этот раз, вероятно, несколько иным образом. Вместо того чтобы напасть без предупреждения, Россия показательно готовится к вторжению, а затем предупреждает Запад, что во всем, что произойдет дальше, виноват только он. Россия оттолкнула европейцев в сторону, настаивая на диалоге с американцами.

Это снова сделало Украину частью американской внутренней политики, да еще и так, что президент Байден оказался в неловком положении. Но такова, наверное, и была цель. Москве более выгодна администрация Трампа, чем администрация Байдена. Трамп сказал, что выведет Штаты из состава НАТО во время своего второго срока. Поэтому все, что ослабляет Байдена, можно считать выгодным для России или, скорее, для режима Путина.

Является ли наращивание российских войск у границ стратегическими маневрами

В июле Путин опубликовал странное послание об Украине и России и об их исторических взаимоотношениях. В нем были такие тезисы, которые заставляют историков скривиться, как от боли. Главное мнение таково, что 1000 лет назад была страна под названием «Русь», главным городом Руси был Киев, а теперь, 1000 лет спустя, Киев – столица Украины, а значит, Украина не может быть настоящей страной, и все, кто связан с Русью, и их потомки должны быть русскими или братским народом России.

Когда историк сталкивается с такой «кашей», это очень похоже на ситуацию, когда зоолога пригласили на бойню. Соответствующие знания у него есть, и он понимает, что ему надо что-то сказать, поэтому говорит: «О, да, это бедренная кость, а этот хрящ, вероятно, из рыла свиньи, а вот там кусочек печени». Но это не его работа, и он отчаянно хочет оказаться где угодно.

Поэтому я могу сказать: Русь основали викинги, Москвы в то время не существовало, Киевом руководили из Москвы гораздо позже, история о братских народах – это недавняя выдумка, ведь это понятие национальной идентичности в современном понимании. Но нет смысла вступать в историческую дискуссию с людьми, которые четко настроены на веру в миф, не говоря уже о президентах, убежденных, что прошлое существует только для того, чтобы подтвердить нынешние предубеждения.

Что поражает в путинском эссе, так это неуверенность, просматриваемая в вопросе российской идентичности. Когда ты утверждаешь, что твои соседи – это братья, то у тебя кризис идентичности. Есть меткое немецкое выражение: «Und willst Dunicht mein Bruder sein, so schlagʼ ich Dir den Schädel ein», т.е. «Если не будешь моим братом, то я проломлю тебе череп».

Такое настроение у Путина. В этом эссе России не хватает именно будущего, ведь нация – это в гораздо большей степени вопрос будущего, чем прошлого. Национальность – это о том, что люди в настоящем думают о будущем.

Если украинцы считают себя единой нацией с общим будущим в стране, то говорить не о чем. С исторической точки зрения, когда диктатор в другой стране решает, кто является нацией, а кто ею не является, это называется империализм.

Однако тот факт, что Путин не понимает мир, не означает, что он не может его изменить. Вполне возможно, что он действительно верит в то, что он написал. Есть люди в Кремле и в российских вооруженных силах, которым точно известно, что взгляды Путина на Украину не совпадают с реальностью.

Если бы совпадали, то украинцы радостно приветствовали бы последнее вторжение России. Официальная версия настаивает на том, что они приветствовали, но достаточно россиян знают правду. И еще большее количество россиян этот вопрос вообще волнует, но они не раскрывают свои «неугодные» мысли.

Тот факт, что все представители России должны действовать так, будто путинское эссе – это неопровержимая истина, создает проблемы для американских и европейских дипломатов. Путин переводит ответственность на Запад за то, что сделала сама Россия, а именно подтолкнула украинское общественное мнение к НАТО. В своем эссе Путин утверждает, что украинцы принадлежат к единому великому народу вместе с Россией, но вероломство Запада сбило их с истинного пути.

Вероломства всегда и всюду хватает, и рациональные люди могут не согласиться с тем, что Украину нужно взять в НАТО. Но простая правда в том, что нынешняя ориентация Украины на Запад является результатом последнего вторжения России.

Потому американцы в странной ситуации. Это якобы американцы виноваты в том, что украинцы отвернулись от своей настоящей судьбы – идти бок о бок с Россией. Если американцы укажут на то, что Россия вторглась в Украину в 2014-м и что в этом причина непопулярности России в Украине и желание заручиться гарантиями безопасности, то наткнутся на упорное отрицание и грубую враждебность. Официальная идеология Путина не воспринимает обычные факты.

Россия теперь и Россия-2014

Когда Россия последний раз вторглась в Украину, то продемонстрировала невероятную способность оккупировать значительное количество заголовков мировых изданий. Но российская армия не могла вовсю развернуться на передовой.

Крымский полуостров, где у России уже был военно-морской флот, быстро оккупировала регулярная армия России без опознавательных знаков. А на востоке с помощью местных, российской нерегулярной армии и отрядов регулярной армии Москва смогла захватить контроль над гораздо меньшей частью территории, чем рассчитывала. Со стороны российской границы сыпались значительные обстрелы, а российское противовоздушное оружие сбивало украинские транспортные самолеты (не говоря уже о гражданском борте MH17).

Но основная стратегия России, заключавшаяся в подстрекательстве к восстанию против украинского правительства, провалилась в большинстве мест, где ее испытывали. Россия сегодня оккупирует две украинские восточные области, Луганскую и Донецкую, под прикрытием фейковых «республик».

На этот раз армии будут более многочисленны и лучше подготовлены. Российская армия сейчас в лучшей форме, чем была в 2014-м. Но то же самое можно сказать и об украинских вооруженных силах. В 2014 году Украина находилась в состоянии революции и просто была не готова защищать себя. Сейчас она отнюдь не ровня России в этом аспекте, но на этот раз может нанести гораздо больший ущерб, чем восемь лет назад.

Повторное вторжение в Украину не вызывает патриотической эйфории в России. Хотя российские лидеры любят похвастаться собственной жесткостью, к человеческим потерям они так же чувствительны, как и американские лидеры.

В 2014-м смелым российским репортерам, написавшим о погибших в бою россиянах, закрыли рты. Российское гражданское население теперь под более ужесточенным контролем, чем было в 2014-м, и понадобится отчаянный и искусный репортер, который сможет написать об этой войне. Но вряд ли удастся подавить новости о потерях со стороны России.

Российская пропаганда, сработавшая в прошлый раз, была направлена на Украину, которую изображали как праворадикальную или гомосексуальную, националистическую или космополитическую, в зависимости от целевой аудитории. На этот раз похоже, что мы вообще не должны думать об Украине, а сосредотачивать внимание на геополитике.

Российская риторика о том, что во всем виновата Америка, намекает на то, что Украина вовсе не независима, а последствия войны для ее народа не так уж важны. Россия также пытается отвлечь нас от того, какова на самом деле украинская политика.

Одним из первых шагов независимой Украины стало атомное разоружение. В Украине был третий самый большой запас атомного оружия в мире, по крайней мере, по количеству оружия на его территории. Она отказалась от атомного оружия в 1994-м в обмен на гарантии безопасности от Великобритании, США и России. Предварительное и возможное вторжение России в Украину вредят мировой инициативе нераспространения атомного оружия, ведь это заставляет думать, что на отказывающиеся от атомного оружия страны нападают соседи.

Современная Украина

При нынешнем президенте Украина ведет успокаивающую политику в отношении России. Президент Украины Владимир Зеленский был избран в 2019 году уставшим обществом, которому пообещали завершение войны. На его риторику умиротворения Путин ответил угрозой войны.

Это, вероятно, одна из причин, почему российская пропаганда сосредотачивается на Западе и США. Если мы остановимся и подумаем об Украине как стране, то сразу зададимся вопросом: зачем на этих людей нападать? Снова?

В отличие от России на Украине демократия. В отличие от Путина Зеленский пришел к власти после достойных доверия выборов, на которых его оппоненты (одним из них был тогдашний действующий президент) имели доступ к медиа и могли конкурировать. В этом фундаментальная разница между Украиной и Россией: в Украине президенты проигрывали выборы и уходили с поста. В России такого еще не было.

Один из центральных упреков России в сторону Украины состоит в том, что «русскоязычных» в Украине притесняют. Такая риторика концептуально ошибочна, ведь большинство украинцев владеют и украинским, и русским, а кроме того, язык не определяет идентичность (если бы определял, я был бы англичанином).

Но если уж говорить о «русскоязычных» в Украине, то украинский президент является одним из них. Зеленский сам родом из Восточной Украины, и его основной язык общения русский.

Так что «русскоязычного» в Украине могут избрать президентом. Действительно, русскоязычные в Украине значительно свободнее в этом вопросе, чем русскоязычные в России. В России нет всеобщей демократии.

Еще одна линия пропаганды в том, что в Украине нет жизни для евреев. Зеленский – еврей. По стечению обстоятельств премьер-министр Украины при вступлении Зеленского в должность тоже был евреем. Несколько месяцев в 2019 году Украина была единственной страной (кроме Израиля), в которой глава страны и глава правительства были евреями. В путинском эссе, а также более прямо в недавней статье его некогда политического соратника Дмитрия Медведева такое положение представили как доказательство того, что Украине не хватает независимости и что она зависит от Запада. Слова Медведева зашли в зону антисемитизма.

Переговоры

Переговоры кажутся необходимыми и сложными. Украинцев, безусловно, нужно приобщить к ним. Практика исключения страны, о которой идет речь, из обсуждения ее будущего – это признак плохого воспитания.

Америка на самом деле не отвечает за всех, поэтому она не может дать России то, что та хочет, а именно альтернативную вселеннаю, в которой Советский Союз никогда не распадался, или ту, в которой старая Советская империя держится вместе на восторге от величия России.

Это все мечты, которые никто не может выполнить. Спонтанным моментом было представление Москвой двух соглашений, которые она требует подписать без лишних вопросов. По этим соглашениям американцев просят пойти на условия, которые неприемлемы (Кремлю это точно известно), и отписать независимость других стран, особенно Украины.

Следует попытаться вести переговоры о более широких вопросах, не ограничиваясь требованиями или амбициями россиян, а приняв тот факт, что что-то не так с европейской системой безопасности.

У Америки и России есть одна общая черта: в последние годы их дипломаты утратили свою сноровку и значимость. Возможно, им нужно дать какую-нибудь серьезную задачу, что-то, что повлияет на ход истории.

Материал переведен и опубликован на сайте Forbes с разрешения автора. Вот — оригинал.

Материалы по теме
Контрибьюторы сотрудничают с Forbes на внештатной основе. Их тексты отражают личную точку зрения. У вас другое мнение? Пишите нашему редактору Катерине Рещук - [email protected]