«Россию ждет большее финансовое бедствие, чем Украину. Но от этого не легче». Основатель инвесткомпании ICU Константин Стеценко о суперпопулярности военных облигаций и рынках после войны /Фото Из личного архива
Категория
Картина дня
Дата

«Россию ждет большее финансовое бедствие, чем Украину. Но от этого не легче». Основатель инвесткомпании ICU Константин Стеценко о суперпопулярности военных облигаций и рынках после войны

Константин Стеценко Фото Из личного архива

На второй день после начала российского вторжения Камин объявил о планах выпустить специальную серию военных облигаций на общую сумму в 400 млрд грн. Благодаря этому бюджет уже получил почти 20 млрд грн.

Бумаги пользуются бешеной популярностью, рассказывает соучредитель группы ICU Константин Стеценко, 42. Желающих в Украине и за ее пределами, по его словам, десятки тысяч. Через ICU проходит 60% от общего количества сделок с военными облигациями на вторичном рынке, их можно купить онлайн

Стеценко позитивно оценивает финансовое состояние Украины во время войны. С восстановлением после, считает он, поможет международная поддержка. Как финансовые рынки отреагировали на войну с Россией и почему вторжение уже повлияло на все мировые рынки? Forbes публикует сокращенную и отредактированную для ясности версию разговора с Константином Стеценко.

«Таких низких цен на украинские активы не было никогда в истории»

Финансисты так же, как и все, переживают и адаптируются к войне или есть свои особенности? 

Сейчас у нас три ключевых приоритета: безопасность сотрудников и их семей, продолжить обслуживание клиентов и помогать государству тем, в чем мы хорошо разбираемся. В нашем случае — это работа с военными облигациями, то есть помощь в привлечении дополнительных ресурсов в госбюджет, предоставление банковких услуг, выплаты по негосударственному пенсионному обеспечению.

Мы сумели после первоначального шока перестроить работу на военные рельсы. Некоторые наши сотрудники ушли служить в Тероборону. Но мы не сокращаемся, не отправляем людей в вынужденный отпуск.

Появилось понимание, что сейчас ответственность работодателей еще выше, чем в мирное время. Нужно платить зарплаты во что бы то ни стало. Мы также, выдали сотрудникам не зависящую от зарплаты материальную помощь. Это важно, поскольку эти деньги поддерживают не только сотрудников, но и их семьи, близких и знакомых, а налоги с этих выплат поддерживают государство.

Как иностранные инвесторы в украинские активы отреагировали на начало войны? Было ли заметно по их поведению, что они реально допускали такой сценарий? 

Думаю, рынки до последнего не верили, что это безумие все же произойдет. После 24 февраля цены на украинские активы, естественно, устремились вниз и сейчас торгуются на дистресс-уровне. Суверенные облигации в первые дни после вторжения стоили 20–25% от номинала, сейчас немного отыграли, поднявшись до 30%. Корпоративные бумаги – в диапазоне 30–40% для более перспективных компаний и 10–20% для тех, у кого и до войны были не лучшие позиции. Таких низких цен на украинские активы не было никогда в истории.

Российские активы упали в цене примерно в таких же масштабах? 

Даже сильнее. Величина финансового и экономического бедствия, которое ждет РФ, больше, чем в Украине. Но нам от этого не легче.

Повлиял ли на отношение инвесторов к Украине тот факт, что РФ, вопреки, ожиданиям многих, не удалось сломить украинское сопротивление, а сама Украина получила беспрецедентную поддержку мирового сообщества? 

Конечно, международная поддержка способна дать украинской экономике серьезное подспорье к быстрому восстановлению в будущем. Но пока перед страной стоят совершенно другие задачи – нужно, прежде всего, одержать победу в войне.

Поэтому, думаю, пока рано говорить о том, как рынки будут восстанавливаться после окончания войны. Пока украинские активы находятся на дистресс-уровне. При этом спрос есть и на такие активы: на рынке много фондов, которые специализируются на таком классе активов.

«Получили вал заявок на покупку военных облигаций»

Как вы оцениваете решение Минфина не отказываться от платежей по внешнему долгу? Есть мнение, что в таких исключительных обстоятельствах кредиторы могли бы пойти нам навстречу. 

Я считаю, что решение Минфина правильное. Учитывая умеренную долговую нагрузку на этот год и большие ожидания по международной помощи, необходимости отказываться от выполнения долговых обязательств нет. Конечно, у страны будут проблемы с доходной частью бюджета. Но, думаю, что особых проблем с основными бюджетными выплатами – социальная сфера, сектор обороны – не возникнет. 

Как на перспективы по привлечению госдолга может повлиять решение НБУ заморозить учетную ставку? 

Это решение вполне соответствует реалиям. То же самое можно сказать и об ограничениях для валютного рынка, и о действиях Нацкомиссии по ценным бумагам, которая приостановила торговлю ценными бумагами (за исключением военных облигаций) на внутреннем рынке. Сейчас задача заключается в том, чтобы обеспечить наполнение госбюджета. В противном случае, Price Discovery может получиться очень непростым.

Минфин выпустил военные облигации – насколько высок спрос на них? 

Для начала отмечу, что для нас это волонтерский проект, мы на нем ничего не зарабатываем.

Мы получили вал заявок на покупку военных облигаций, спрос можно описать словом «лавинообразный». По стране это десятки тысяч людей, у нас – тысячи. В процесс включились и крупнейшие украинские банки. Задача – максимально быстро обработать этот спрос.

Кроме того, мы видим интерес и за рубежом. Это и диаспора, и просто иностранцы, которые хотели бы помочь. С этим пока есть определенные технические сложности – еще нужно время, чтобы наладить инфраструктуру, которая позволила бы инвестировать нерезидентам в военные облигации Украины. Возможно, Минфину стоит подумать над тем, чтобы выпустить подобный инструмент и на внешних рынках.

«Негативный эффект распространится на среднесрочную перспективу»

Как мировые рынки в целом реагируют на войну?

Мы видим огромный негативный эффект на цены на сырьевые товары. Это, в свою очередь, усилит инфляцию во всем мире. То есть центробанки будут вынуждены реагировать повышением ставок. Для развивающихся рынков это негативная тенденция. 

Важны ли в этом смысле непосредственно боевые действия или урон уже фактически нанесен? 

Это уже произошло и негативный эффект распространится на среднесрочную перспективу. Мировая экономика будет переживать очень серьезный стресс. 

Что будет с украинским рынком по мере его возвращения к обычным кондициям без войны и ограничений? 

Мое понимание: в течение ближайшего года рынок будет работать близко к тем условиям, которые сложились сейчас. Это касается и ценных бумаг, и рынка forex. В целом Украина продолжит исправно выполнять свои финансовые обязательства, Минфин будет выпускать военные бонды. Но главное, с учетом беспрецедентной мировой помощи, на которую Украина может рассчитывать после окончания войны, существенного ценового шока после открытия украинских рынков, вероятно, не будет.

Материалы по теме