Убить дракона с несколькими головами. 70% украинских компаний подсели на российскую «1С». Как бизнес слезает с иглы токсического софта (это не так просто) /Фото Getty Images
Категория
Инновации
Дата

Убить дракона с несколькими головами. 70% украинских компаний подсели на российскую «1С». Как бизнес слезает с иглы токсического софта (это не так просто)

Getty Images

За 30 лет российская программа «1С» запустила щупальца почти во весь украинский бизнес. Ее пытались запретить еще в 2017 году. Но с ней до сих пор работают десятки тысяч украинских компаний. Как «1С» удалось захватить рынок и что с этим делать

После 24 февраля по Украине ширится кампания за отказ от российского бизнес-софта – CRM-систем, антивирусов, конструкторов сайтов. Это десятки продуктов, имеющих множество украинских или западных аналогов. Самая крупная из этой когорты – бухгалтерская программа родом из 1990-х «1С». В Украине ею пользуются около 50 000 компаний, осторожно оценивает Олег Щербатенко, директор украинского разработчика ERP-систем IT-Enterprise. Он автоматизирует предприятия с 1987 года.

За 30 лет «1С» проникла почти везде – от крохотных магазинов и парикмахерских до промышленных предприятий. «Это очень большой рынок, может быть и 500 000 копий, а может, миллион», – объясняет Щербатенко. Сам «1С» не разглашает статистику, исследования по Украине не публиковались.

Точное количество украинских пользователей «1С» сложно сосчитать еще и из-за пиратства. Диски с программой можно было спокойно купить на легендарной Петровке. «Сейчас уже сложно получать обновления нелицензионных версий», – говорит Щербатенко.

Что такое «1С»

Система бухгалтерского, налогового, управленческого учета и управления предприятием разработана российской компанией «1С». Приобрела большую популярность в России, Беларуси, Украине, а также некоторых других странах с начала 1990-х годов. За 30 лет компания разработала линейку продуктов в разных направлениях. Самые популярные – «1С–Бухгалтерия», «1С–Предприятие».

Основатель Борис Нуралиев входил в список 200 самых богатых бизнесменов России с состоянием $950 млн, по оценке российского Forbes.

С 2017 года «1С» попала под санкции СНБО против компаний с российским капиталом, однако украинский бизнес де-факто продолжил им пользоваться. Правопреемником «1С» стал зарегистрированный в Польше продукт BAS, который продают как альтернативное решение. Опрошенные Forbes эксперты называют BAS переупакованной «1С».

Если считать только легальные копии, с «1С» работают около 70% украинских бизнесов, говорит Виталий Блажко, директор полтавской IT Grand, специализирующейся на автоматизации предприятий.

Для сравнения, другой сверхпопулярный российский софт – CRM-система «Битрикс24» – до войны захватила лишь треть украинского рынка. С 2007-го они с «1С» – единое целое, два крупных российских разработчика ПО слили бизнесы в совместное предприятие. В начале 2022-го российский Forbes оценил «1С-Битрикс» в $2,7 млрд.

Стратегия доминирования

Как «1С» удалось доминировать в Украине? Так сложились звезды. «1С–Бухгалтерия» – первый популярный продукт компании, созданный Борисом Нуралиевым в 1991-м. Было сложное налоговое законодательство, но не было большого выбора заточенных чисто под него учетных программ.

Первые версии «1С» нужно было загружать на компьютер из коробки, облачные решения появились в 2010-х. В настоящее время в линейке десятки взаимосвязанных продуктов не только для бухгалтерского, но и для управленческого учета. «Это дракон с несколькими головами», – говорит соучредитель стартапа Saldo Apps Радомир Новкович. Даже если компания пользуется другими системами автоматизации, отчетность налоговой бухгалтеры все равно готовят в «1С».

Нуралиев подсадил рынок на свою программу благодаря системе дистрибуции из около 10 000 дилеров в двух десятках стран. Вместо 1С ее продукты продавали партнеры, получавшие 50–55% скидки на лицензию.

«В девяностых это была отличная возможность создавать свой малый бизнес», – говорит Новкович. С предметом он знаком не в теории – 13 лет был совладельцем одесского «1С»-франчайзи «Хвоя Интегра» и работал продакт-менеджером московской штаб-квартиры «1С». В настоящее время в Украине насчитывается около 500 партнеров, свидетельствует статистика Союза автоматизаторов бизнеса.

Интерес партнера – не столько в том, чтобы продать лицензию на софт, сколько внедрить его и обучить сотрудников клиента. Минимальная стоимость для микробизнеса $500, для компании на 10–20 работников – от $1000, говорит Блажко.

«Максимума нет», — добавляет он. «1С» – система-конструктор, построенная вокруг ядра, отдельные модули можно докупать и дописывать до бесконечности. Этим тоже занимаются партнеры. На первых порах порог входа в «1С»-разработку был довольно низким, говорит Новкович. Код писался кирилицей, что-то изменить под себя внутри программы могли даже обычные пользователи. Теперь нужен штат программистов.

Факторы, позволившие звездам «сойтись» в 1990-х, уже неактуальны, уверен Новкович. На третий месяц войны спрос на «1С»-разработчиков упал буквально до нуля, свидетельствует статистика DOU. Это значит, что украинские предприниматели массово отказались от ПО, которым владеет страна-агрессор? Не совсем.

Где искать убийцу «1С»

«Большинство компаний понимают, что это токсичный софт», – говорит Щербатенко. Флагманский продукт IT-Enterprise – одноименная ERP-система для крупной индустрии. Среди клиентов – Roshen, Interpipe, МХП и «Укрпочта». 3 2015-го компания развивает бухгалтерскую альтернативу «1С» для малого и среднего бизнеса Master. С начала войны спрос вырос: в начале года в системе было около 15 000 пользователей, сейчас – более 25 000.

Постоянно выходят убийцы «1С», но я в это всё слабо верю, говорит соучредитель стартапа по автоматизации бизнес-процессов Finmap Александр Соловей. Систему разрабатывали десятки лет, потому полных альтернатив на постсоветском пространстве не существует, уверен он. Другое дело, что их потребности бизнеса изменились с 1990-х годов.

Одесский производитель металлических канатов и проволоки «Стальканат» начал миграцию из «1С» еще в 2017-м. «Мы уже настороженно смотрели на Россию», – говорит финансовый директор компании Андрей Муксимов. Однако страна происхождения – не единственная проблема. «1С» с несколькими кастомизированными модулями закрывала только бухгалтерию, а бизнесу нужно было оцифровать производственный учет.

Внедрение германского SAP на «Стальканате» провалилось в 2009-м, вторую попытку сделали с украинским продуктом. Совокупные расходы на переход дошли до $1 млн, подсчитывает Муксимов, очередной этап – на паузе из-за войны. Но и то, что уже успели сделать, окупается – удалось избежать не менее 8 млн грн утраченной прибыли.

Переход на ERP от SAP, IT-Enterprise, Microsoft, Oracle и других – процесс длительный и недешевый. Но малому и среднему бизнесу это и не нужно. Бухгалтерия плотно привязана к законодательству, есть украинские альтернативы: онлайн-сервисы Dilovod, Bookkeeper и другие.

Управленческий учет проще закрывать глобальными облачными сервисами, заточенными под конкретную индустрию, делится рецептом Новкович. Пример – нью-йоркская платформа для автоматизации барбершопов Squire с более чем 2000 клиентов. В июле 2021-го стартап, поднявший $60 млн от Tiger Global, был оценен в $750 млн. Аналог для ресторанного бизнеса – созданная в Днепре украинская POS-система Poster.

Какие темпы перехода? За 15 дней IT Grand получил более 30 заявок на миграцию из «1С», подсчитывает Блажко. «Какое-то количество компаний будет продолжать ею пользоваться и через 10 лет», – говорит Новкович. Его оптимистичный сценарий – планомерное уменьшение пользователей «1C» на 20% ежегодно.

Материалы по теме