Волонтерство на 7 лет за решеткой. Журналиста Евгения Шпитко и предпринимателя Романа Матиса обвиняют в хищении гуманитарки. Что произошло на самом деле? Расследование /Фото Иллюстрация Shutterstock / Анна Наконечная
Категория
Картина дня
Дата

Волонтерство на 7 лет за решеткой. Журналиста Евгения Шпитко и предпринимателя Романа Матиса обвиняют в хищении гуманитарки. Что произошло на самом деле? Расследование

Евгений Шпитко. Фото Иллюстрация Shutterstock / Анна Наконечная

Дело Шпитко-Матиса – самый громкий скандал на «рынке» волонтерства. СБУ отрапортовала, что поймала дельцов «на горячем», когда они торговали гуманитаркой. Шпитко говорит – заказное дело. Forbes собрал документы и факты дела, разобрался в схемах современного волонтерства. Пока вопросов больше к силовикам, чем к Шпитко

История киевлянки Натальи Слепцовой – типичная. До 24 февраля – предприниматель, маркетолог. После – волонтер. Переехав во Львов, она занялась обеспечением местного формирования территориальной обороны. «Бои уже шли, но амуниции недоставало не только в Нацгвардии и ТРО, но даже у бойцов Вооруженных сил», – вспоминает Наталья Слепцова.

Через два месяца она собрала деньги и приобрела 30 бронежилетов, которые получили ее знакомые бойцы. Человеком, у которого Слепцова покупала бронежилеты, был Евгений Шпитко. Она не единственная. У Шпитко 9 бронежилетов заказал адвокат Дмитрий Гадомский, также являющийся руководителем ОО «Союз мертвых юристов». «Мы передали бронежилеты людям, которые находились на Харьковском, Николаевском направлениях и в Киевской области, когда там еще были бои», – рассказывает Гадомский.

И он, и Слепцова были удивлены, прочитав 5 мая в СМИ, что Евгения Шпитко и Романа Матиса задержали по подозрению в хищении гуманитарки. 6 мая львовская прокуратура и СБУ, по сути, подтвердили эту новость, рассказав о задержании двух неназванных лиц, обвиняемых в незаконном использовании гуманитарной помощи с целью получения прибыли.

Почему это дело важно /Фото Анна Наконечная

Почему это дело важно

Дело Шпитко получило большую огласку. О его задержании и подозрении в «хищении гуманитарки» сообщили многие СМИ, в том числе крупнейшее украинское онлайн-медиа «Украинская правда».

Нечистоплотные дельцы, зарабатывающие на гуманитарке, прикрываясь волонтерством, наносят имиджевый удар по всему волонтерскому движению, уменьшая доверие среди украинских и иностранных доноров. В середине мая Forbes писал, что существенно сократился объем ввоза гуманитарной помощи в Украину из-за границы. Поэтому важно выяснить, Шпитко занимался волонтерством или мошенничеством.

Также дело Шпитко ставит много вопросов в правоохранительные органы. (Во время подготовки этой статьи многие спикеры отказались говорить под своим именем, потому что не хотели «чтобы по ним тоже прошлись»).

Во время написания статьи автору – журналистке и волонтерке Юлии Белинской – удалось в письменном виде пообщаться с Евгением Шпитко и другими лицами, причастными к закупкам и получению военной амуниции. Ни львовская прокуратура, ни СБУ не предоставили комментарии для этой статьи, ссылаясь на тайну следствия. Так что в статье мы приводим аргументы обвинения из публичных объявлений СБУ и прокуратуры.

Пять главных претензий прокуратуры и ответов по делу Шпитко

Обвинения : На Львовщине спецслужба блокировала противоправный механизм незаконного использования гуманитарной помощи.

Схему организовали два жителя региона. Один из них – президент инвестиционной компании, а другой – главный редактор информационного издания.

Ответ: Речь идет о бывшем руководителе управления инвестиционной политики Львовской обладминистрации, кандидате в мэры Львова Романе Матисе и главном редакторе издания Mind.ua Евгении Шпитко.

Евгений Шпитко с началом масштабных военных действий эвакуировал свою жену и четырех детей из Киева за границу. Сам же поселился во Львове у своего знакомого Романа Матиса. Шпитко говорит, что они вместе проводили бизнес-мероприятия, в частности, летом 2019 состоялся Mind Invest Club вместе с ассоциацией EBA во Львове, где Шпитко и Матис выступали модераторами.

По словам Шпитко, он продолжал работу над Mind.ua и параллельно начал заниматься поставкой бронежилетов и прочего военного снаряжения для ВСУ и ТРО. Здесь их интересы с Матисом совпадали. Последний тоже собирал деньги и покупал снаряжение для ВСУ. Пообщаться с Матисом для этой статьи не удалось.

Шпитко утверждает, что они не сотрудничали с Матисом над проектами поставки военных товаров. Как друзья и соседи они были в курсе, кто чем занимается, но к той партии бронежилетов, с которой Шпитко задержали 5 мая, Матис никакого отношения не имел. Шпитко задержали на складе, а Матиса – на своем авто в совершенно другом месте.

Обвинение: Военное снаряжение и другую гуманитарную помощь, предназначенную для нужд армии и военных формирований Украины, они продавали за немалые деньги.

Ответ: Товары военного или двойного назначения нельзя было просто так купить в магазине или интернете. Бронежилеты или каски должны быть сертифицированы и могут продавать в Украине компании, имеющие разрешение от Государственной службы экспортного контроля. В Украине такое разрешение на 10 февраля 2022 года было у 119 государственных и частных предприятий. Среди них государственная компания «Спецтехноэкспорт».

Шпитко рассказывает, что когда начал волонтерить, обратился за советом к своему близкому другу – крестному отцу своей дочери – Олегу Кончаковскому. Он – бывший военный и имеет бизнес, связанный со специальной подготовкой сотрудников служб безопасности. Одна из его компаний «Артан Центр» обучала охранников НБУ, «Укрзализныци», «Муниципальной варты» Львова. Для своего бизнеса Кончаковский уже имел опыт закупки бронежилетов. Кончаковский предложил оформить на Шпитко доверенность, чтобы тот мог закупать бронежилеты и каски через «Спецтехноэкспорт».

Типовой договор на оптовые закупки предоставили юристы «Спецтехноэкспорта», Шпитко подписал его от имени «Артан-Центра». Согласно условиям, последний мог покупать у «Спецтехноэкспорта» партии бронежилетов и касок от 100 штук. Это распространенная практика. Предприниматель Вадим Задорожный, который в апреле этого года вместе с партнерами по консалтинговому бизнесу учредил благотворительный фонд «Воля и человечность», рассказал, что они нашли компанию с разрешением от службы экспортного контроля и подписали с ней договор на закупку военного снаряжения.

Поэтому Шпитко собирал предзаказ, чтобы оплатить партию.

По его словам, часть стоимости партии проплачивали волонтеры и волонтерские организации, после чего бронежилеты шли адресно по их указанию на конкретные подразделения. Часть покупал за свой счет «Артан Центр» и передавал своим подшефным подразделениям – воинским частям, в которых служит много коллег Кончаковского. А остаток продавали, в том числе за наличные деньги, тем людям, которые искали 1–10 единиц родственникам, друзьям и знакомым, которые отправлялись на фронт.

Информацию подтверждает Наталья Слепцова. Она предоставила копии платежей на «Артан Центр», переведенные со счетов общественных организаций, физических лиц, коммерческих компаний на сумму свыше 1,1 млн грн. Она утверждает, что все бронежилеты, купленные через Шпитко, были переданы тем, для кого были заказаны. «Первую партию он привез мне в начале марта домой, перед самым комендантским часом просто потому, что пообещал», – вспоминает она.

Дмитрий Гадомский работал со Шпитко по такой же схеме. Его общественная организация проводила на счет «Артан Центра» деньги, которые жертвовали преимущественно юристы («Союз мертвых юристов» – это комьюнити юристов). Бронежилеты он получал во Львове на складе или где-то в городе. Документировали получение актами с воинскими частями или отдельными военнослужащими. Получить оперативную подпись у командира воинской части во время военных действий – нетривиальная задача.

Учредительница благотворительного фонда «Украина с тобой» Татьяна Доманова подтвердила заказ и получение у Шпитко 70 бронежилетов для ДУК «Правый сектор».

Суть деятельности Шпитко

Фактически деятельность Шпитко можно описать как оптовые закупки военного снаряжения под заказ.

Шпитко собирал заказы на бронежилеты для закупки «Артан Центром», их оплачивали физические лица, компании и ОО; за эти деньги «Артан» покупал оптовую партию через государственный «Спецтехноэкспорт»; доставлял их заказчикам; а остатки продавал в розницу.

Была ли эта деятельность прибыльной? Шпитко утверждает, что не получил никакого вознаграждения или зарплаты за эту работу. Розничные цены отличались на 1–4% от закупочных. Эта разница – административные расходы «Артан Центра» и покрытие логистики.

Сложности военной бухгалтерии

Обвинение: Также обнаружено, что организаторы-мародеры вводили в заблуждение руководителей одной из общественных организаций и присваивали благотворительные пожертвования, предназначавшиеся для ВСУ.

Действительность: «Артан Центр» часто получал платежи от благотворительных и общественных организаций, которые не были конечными заказчиками бронежилетов и прочего. Это связано с особенностями бухгалтерского учета и налогообложения. К примеру, среди доноров «Артан Центра» есть банк и финансовая компания. Они не могут через свой банковский счет произвести платеж на покупку 100 бронежилетов. Поэтому они проводили благотворительный платеж на счет общественной организации, которая в свою очередь переводила средства на «Артан Центр» для закупки снаряжения.

Эту информацию подтвердил Тарас Котов, директор благотворительного фонда «Благодійна Сокира», через который были перечислены деньги на закупку 13 бронежилетов в «Артан-Центр». «Наш благотворительный фонд стал как зонтичная организация для осуществления платежей за военную амуницию от юридических лиц, которые в обычной жизни не занимаются покупкой касок и бронежилетов», – говорит он. По такому принципу работали многие волонтеры. «Разыскивали и закупали «под обстрелами» то, что было необходимо военным, и все, с кем мы пересекались, работали аналогично», – рассказывает Дмитрий Гадомский.

Издание Lviv.Media, которое первым опубликовало новость о задержании волонтеров еще до официальных сообщений прокуратуры, написало, что Шпитко и Матис присвоили средства благотворителей, перечислявших деньги на счета общественной организации «Юридическая сотня». На своей странице эта общественная организация сообщила, что не имела никаких финансовых расчетов с «Артан Центром» или Шпитко и Матисом. То же подтвердил Шпитко. В комментарии Forbes представитель «Юридической сотни» сообщил, что правоохранительные органы запретили им общаться с прессой и давать комментарии по этому делу.

Обвинение: Во время обысков оперативники обнаружили склад с большим количеством военной амуниции – бронежилеты, каски и другое снаряжение.

Ответ: Евгений Шпитко рассказывает, что этот склад с амуницией принадлежит «Спецтехноэкспорту», с него происходили отгрузки, в том числе и на «Артан Центр».

Евгений Шпитко. /Фото Анна Наконечная

Евгений Шпитко. Фото Анна Наконечная

Что произошло 5 мая

Обвинение: Делков задержали «на горячем» согласно ст. 201-2, ч. 3 Уголовного кодекса Украины при продаже партии военного снаряжения на сумму 550 000 гривен.

Защита: Шпитко не отрицает, что с некоторыми заказчиками расчеты проходили за наличные. На продажу шли бронежилеты, оставшиеся из оптовых партий (как отмечалось выше, чтобы закупить минимальную партию в 100 бронежилетов, Шпитко докладывал свои деньги или использовал средства «Артана»). После обналичивания он перечислял средства на счет «Артан Центра». В качестве доказательства он предоставил две платежки на общую сумму 900 000 грн, сделанные с личного счета в пользу «Артан Центра» и оформленные как безвозвратная финансовая помощь.

Шпитко считает, что дело было заказным и срежиссированным, потому что именно этот покупатель очень спешил, якобы бойцы в обед едут на восток, поэтому каски и бронежилеты нужны срочно, и настаивал на оплате наличными. «Поскольку у меня была доверенность от компании, я вошел в положение человека, захотел помочь и согласился принять эти деньги наличными, чтобы потом их перечислить на счет «Артан Центра» для оплаты «Спецтехноэкспорту», – рассказывает Шпитко.

Продавал ли Шпитко это снаряжение с наценкой? Руководитель фонда «Вернись живым» Тарас Чмут рассказывает, что цены на бронежилеты варьируются от $300 до $3000, а на шлемы от $250 до $1000.

В партии было 17 бронежилетов IV класса с израильскими керамическими пластинами производителя FMS по 22000 грн за штуку и 15 кевларовых касок по 9900 грн. В американском оружейном интернет-магазине BoundTree плиты для бронежилетов марки FMS продают в розницу за $769, что почти совпадает с ценой, по которой продавал Шпитко, и укладывается в его свидетельство о наценке в 1–4% для покрытия админзатрат.

Вместо вердикта

21 мая президент Украины заявил, что в настоящее время в Вооруженных силах Украины находится 700 000 человек. За считанные недели в Украине возник спрос на сотни тысяч единиц бронежилетов, касок, формы, обуви, тактических аптечек. Государство не способно в короткие сроки обеспечить такое количество военного снаряжения. Тысячи волонтеров взялись помочь. И надо признать, что далеко не все вели идеальный учет и юридическое оформление поступлений, закупок, поставок.

Дело Шпитко на грани – есть факты и свидетельства, что он помогал волонтерам быстро купить необходимое военное снаряжение, есть факты, что он продавал за кеш бронежилеты. Последнее теоретически оставляет поле для злоупотреблений. Окончательный ответ, чем занимался Шпитко, волонтерством, низкомаржинальным бизнесом или мошенничеством, может дать беспристрастное следствие. Но ключевое слово – «беспристрастное».

В настоящее время следствие над Шпитко и Матисом продолжается, их выпустили под залог 4 млн грн.

Будут ли правоохранители расследовать деятельность коллег, если это дело действительно заказное и сфабрикованное, вопрос риторический.

Автор: Юлия Белинская, с 2011 по 2013 годы корреспондент, редактор «Forbes Украина» , в 2014-м основала Retailers Media, с февраля 2022-го – волонтер ОО «Логистический штаб».

Disclaimer

Евгений Шпитко с ноября 2013 года в течение нескольких лет был главным редактором сайта «Forbes Украина». Но в нынешней редакции издания Forbes нет конфликта интересов из-за положительного отношения к экс-коллеге. Скорее, наоборот. В 2013 году Сергей Курченко – бизнесмен из окружения Виктора Януковича – купил UMH Group, издававший тогда украинский Forbes. В октябре 2013-го операционный контроль над изданиями холдинга перешел к новым владельцам. Через несколько недель в редакции Forbes возник конфликт с новым менеджментом из-за того, что последние пытались внедрить цензуру: требовали не писать о близком окружении Януковича. Был заблокирован выход статьи о тогдашнем вице-премьер-министре Сергее Арбузове. Подавляющее большинство редакции в знак протеста уволилось из UMH. Евгений Шпитко был одним из тех, кто пришел на место уволенных журналистов. В 2014 году американский Forbes отозвал лицензию у «Forbes Украина» .

Материалы по теме
Контрибьюторы сотрудничают с Forbes на внештатной основе. Их тексты отражают личную точку зрения. У вас другое мнение? Пишите нашему редактору Катерине Рещук - [email protected]