Бизнесу комфортнее работать в здоровом социальном окружении. Зачем совладелец ТИС Егор Гребенников тратит 30 млн гривен в год на импакт-проекты /Фото из личного архива
Категория
Жизнь
Дата

Бизнесу комфортнее работать в здоровом социальном окружении. Зачем совладелец ТИС Егор Гребенников тратит 30 млн гривен в год на импакт-проекты

Егор Гребенников, совладелец компании ТИС. Фото из личного архива

«Хорошие дела принято делать тихо». Этого принципа Егор Гребенников, 49, придерживался до 2017 года. А затем его филантропические проекты разрослись настолько, что потребовали публичности основателя. «Пришлось создать аккаунт на Facebook и давать интервью хотя бы раз в полгода», – вспоминает предприниматель.

Совладелец компании ТИС Егор Гребенников увлекается импакт-инвестированием и социальным предпринимательством. «Следующим поколениям нужно оставить мир лучше, чем тот, в который пришел ты», – цитирует предприниматель древнееврейский принцип исправления мира. Он создал центр поддержки социальных инициатив Impact Hub Odessa и восстановил одесский Зеленый театр. На подобные проекты предприниматель тратит около 30 млн гривен в год.

Егор Гребенников рассказал Forbes, как пришел к социальному предпринимательству. 

— Меня всегда вдохновляли идеи эффективного совместного использования ресурсов и кросс-секторного обмена практиками и знаниями. Например, вам не нужны вещи, из которых выросли ваши дети, но в этих вещах, наверняка, нуждается кто-то другой. Значит, нужно придумать механизм, благодаря которому вещи окажутся у тех, кому они нужны, а не в мусорном баке. Подобных идей у молодежи тысячи. Но в начале двухтысячных годов в Украине никто не пытался создать для социальных инноваторов общее пространство. 

Моим первым импакт-проектом была площадка «Кислород». Я арендовал полуподвальное помещение в 60 квадратных метров и притащил туда несколько сотен любимых видеокассет и книг. В «Кислороде» мы собирали разных людей для создания образовательных и культурных проектов. Новое часто рождается на стыке разных компетенций в результате взаимного опыления знаниями и идеями. 

Площадка росла и часто уже не могла вместить всех желающих. Мы почти подобралась к самоокупаемости за счет коммерческого контента, но грянул кризис 2008-го. Арендодатель продал помещение, всем стало не до того, и проект развалился. 

За четыре года вынужденной паузы удалось его переосмыслить, позаимствовав европейский опыт организации подобного взаимодействия. В 2012-м открылся инкубатор и акселератор социальных изменений Impact Hub Odessa. 30% резидентов были инициаторами общественных проектов, а 70% – прагматиками, арендующими рабочие места в коворкинге. Первые обогащались бизнес-подходами, их проекты становились устойчивыми. А вторые учились живым кейсам, когда бизнес-проект попутно решает сложные общественные проблемы. И те, и другие получали новые знакомства и экспертизу. В итоге мир менялся к лучшему. 

Молодым агентам изменений, а это примерно 5% молодежи, необходимы инкубаторы, чтобы познакомиться с лучшими практиками, получить первый опыт и понять: от них что-то зависит. В окружении единомышленников они ценностно меняются за несколько месяцев и затем несут эти изменения сквозь все компании и сообщества на протяжении жизни. В Impact Hub они видят реальные успешные кейсы, на которые можно равняться, например компанию FAST, научившую сотни тысяч украинцев оказывать первую помощь.

Материалы по теме

FAST начался с резидента Impact Hub Федора Сердюка, который получил в инкубаторе первых единомышленников, заказчиков и электронную куклу для отработки приемов первой помощи. Сейчас у FAST устойчивая коммерческая составляющая и многочисленная команда. Тренинги по первой помощи у них заказывают компании-флагманы украинской экономики, полиция и армия. Это хороший пример того, как своевременно поддержанный проект конвертировался в тысячи спасенных жизней. 

Через год после открытия Impact Hub Odessa стало очевидно, что обществу нужна большая open air площадка рядом с центром города. В 2014-м я договорился с собственником превращенного в свалку Зеленого театра. За год мы восстановили его, и сейчас Зеленый театр посещает полмиллиона человек за сезон.

Impact Hub Odessa, Зелёный Театр. /Фото facebook.com/greentheatreodessa

Impact Hub Odessa, Зелёный Театр. Фото facebook.com/greentheatreodessa

С началом пандемии Зеленый театр стал востребован еще больше. Здесь проще безопасно проводить кинопоказы, лекции и фестивали. Общественные активности поддерживает коммерческий контент. Этого хватает не полностью, каждый год приходится дотировать дополнительно.

Мы арендуем локацию Зеленого театра и не знаем наверняка, продлят нам аренду в следующий раз или нет. Психологически сложно обустраиваться и инвестировать, не понимая, что будет завтра. Было бы здорово выкупить это место у собственников, если получится. 

В этом августе вместе с Aspen Institute Kyiv мы организуем в Зеленом театре уже пятый Ideas Fest. В прошлом году за три дня в рамках фестиваля прошло 100 образовательных ивентов на тему позитивных изменений и развития в разных сферах.

За прошедший год у многих возник запрос на онлайн-уроки майндфулнес. Осознанность во времена пандемии востребована как никогда. Так возник центр практик осознанности Mindspot. Еще один актуальный проект – Pro Bono Club Ukraine, в котором профессионалы из разных сфер бесплатно помогают социальным проектам. У меня потрясающие управляющие партнеры, им принадлежит по 50%: в Mindspot – Виктория Яблонская, а в Pro Bono Ukraine – Анна Мазур.

Социальное предпринимательство влияет на ценности и характер моих новых бизнес-проектов. Украина унаследовала от СССР мощную электрифицированную сеть железных дорог, потенциал которой для контейнерных перевозок раскрыт всего на 20%. Если перевести на железную дорогу перевозки тысячами грузовых фур, это сократит количество выбросов CO2, аварий и затрат на ремонт дорог. Контейнерные поезда идут четко по расписанию, без ограничений по весу, безопасно и в любую погоду. За прошедшие три года в рамках проекта N’Unit я создал сеть железнодорожно-контейнерных терминалов в Харькове, Днепре и Киеве. В этом проекте плоская, по возможности, бирюзовая управленческая структура с максимумом полномочий на местах.

До вступления в 2017 году в Европейскую ассоциацию венчурной филантропии (EVPA) я двигался наугад. Объем европейских импакт-инвестиций утроился за прошедшее десятилетие и достиг 6 млрд евро в 2019-м. Доступ к сообществу, ноу-хау и проектам импакт-инвестирования, которые реализуют крупнейшие европейские компании и фонды, показал мне глобальную картину устройства всей экосистемы. Теперь мне проще выстраивать взаимодействие между разными игроками из некоммерческих и коммерческих организаций и государством.

Егор Гребенников увлекается импакт-инвестированием и социальным предпринимательством. «Следующим поколениям нужно оставить мир лучше, чем тот, в который пришел ты». /Фото из личного архива

Егор Гребенников увлекается импакт-инвестированием и социальным предпринимательством. «Следующим поколениям нужно оставить мир лучше, чем тот, в который пришел ты». Фото из личного архива

Филантропия и импакт-инвестирование укладываются в прагматичную бизнес-логику. Бизнесу комфортнее работать в здоровом социальном окружении. Это означает улучшение качества и доступности образования, здравоохранения, экологии, культуры, общественных пространств с возможностями для личного развития. 

В нашей стране так много сфер, которые требуют улучшения, что социальное предпринимательство – история с открытым финалом. У каждого предпринимателя резонирует что-то свое. Большой потенциал масштабных общественных перемен есть у современного искусства. Особенно когда оно выходит за пределы галерей и небольшого экспертного сообщества. Надеюсь, когда-то в Киеве появится аналог Йоркширского скульптурного парка.

Когда находишь призвание, начинаешь жить по совести и делать что-то правильное, уходит внутренний дисбаланс. Прекращается гонка за личным комфортом и постоянной сменой хорошего на лучшее. Начинаешь жить полнокровно. Это чувство сложно с чем-то перепутать. Кажется, я понял это не слишком поздно и могу расти в этом понимании дальше.

Материалы по теме
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый Forbes уже в продаже

Новый Forbes уже в продаже

Рейтинг зарплат | 15 самых комфортных банков