Герои 30 до 30. Как Федор Сердюк помогает больше чем сотне украинских предприятий спасать своих работников
Категория
Лидерство
Дата

Герои 30 до 30. Как Федор Сердюк помогает больше чем сотне украинских предприятий спасать своих работников

Федор Сердюк, сооснователь FAST, компании по обучению оказания первой помощи. Фото Николай Вдовенко для Forbes Украина

Недавно Forbes Украина опубликовал рейтинг «30 до 30», в который вошли молодые и амбициозные украинские трендсеттеры. Теперь мы рассказываем их истории глазами репортера Forbes, которой ещё нет 20

Первое, что бросилось в глаза на встрече с героем — рюкзак: черный и массивный, который совсем не подходил к костюму. Так выглядит безопасность и ее профдеформация: Федор Сердюк, 25, старается не расставаться с аптечкой.

Компанию по обучению оказания первой помощи FAST Сердюк основал вместе с партнером Игорем Корпусовым в 2016 году, после волонтерства на фронте. В 2019-м — крупнейший контракт составил 5 млн грн, а постоянными клиентами стали более 100 ведущих компаний. А в 2021 году американский Forbes включил Сердюка в европейский список 30 до 30.

Каким был путь от социального предпринимательства к сотрудничеству с крупнейшими работодателями Украины и почему Одесса в этой истории — мама?

Forbes публикует сокращенную и отредактированную для ясности версию интервью c Федором Сердюком.

Почему первая помощь? 

Мне нравится идея более европейской Украины, где нет необоснованных причин погибнуть. Мне нравится, когда люди поддерживают жизнь других людей до прибытия скорой вместо того, чтобы позволить им умереть. 

С чего начался FAST?  

Мы с Игорем Корпусовым обучали оказанию первой помощи частных лиц, а на заработанные деньги учили ребят в армии. Некоторые называют это social entrepreneurship, но тогда мы не знали таких слов. Волонтерство продолжалось года до 2016-го. Тогда я понял, что армии необходимо придумать системное стратегическое решение, а не уповать на бесплатный человеческий труд, и я с этим закончил. 

Как вы пришли к действующей бизнес-модели?

Мы нашли свою модель когда поняли, что хотим работать с бизнесом. С 2016 года мы сотрудничаем с компаниями, заинтересованными в обучении своих сотрудников оказанию первой помощи. Мы обучали бизнес до конца 2019 года и делали это довольно успешно: у нас 130 клиентов, которые с разной интенсивностью обучали своих людей – в том числе Carlsberg, METRO, PepsiCo.

Пандемия полностью изменила нашу работу еще до первых карантинных мер. С появлением Ковида стало ясно: на горизонте маячит перспектива массового единовременного инфицирования сотрудников компаний, что чревато остановкой предприятий и большим количеством смертей. Объекты критической инфраструктуры, весь энергетический сектор и производителей продуктов питания нельзя выгнать на удаленку. Явная невозможность заниматься нашим основным бизнесом – оффлайн обучением – добавила решимости реагировать. 

Какой была ваша реакция?

В марте 2020 года нашими услугами пользовались 130 компаний. Мы поняли, что бизнес нуждается в помощи. Вместе с моим партнером Андрианом Галачем мы решили поставить борьбу с распространением вируса на научную основу и корпоративные рельсы: аудиты, оформление мер контроля рисков, стандарты и инструкции. Начали продавать клиентам, ключевыми стали крупные промышленные предприятия. 

Кто был первым клиентом по промбезопасности?

Одним из первых клиентов был ТИС. Мы провели несколько сессий с руководством терминалов и дали им ответ на вопрос: «как сделать так, чтобы как можно дольше защищать людей от заболевания, а предприятие – от остановки и необоснованных расходов». 

Почему нанимают вас, а не эпидемиологов и специалистов по охране труда? 

У клиентов, которым мы стремимся помогать, со внутренней экспертизой все, как правило, окей. Проблема в другом. 

Во-первых, функцию промбезопасности вяжут «операционкой». Выбивать ресурс для research и изменений, «покрытия» вновь возникших проблем, которые обнаруживаются, например, при ремонте – сложно, долго и дорого.

Во-вторых, мы поставляем узкую экспертизу. Например, при аудите безопасности ремонтов мы приглашаем опытнейших промальпинистов, которых «срываем» с контрактов в Европе или даже в Африке. Их невозможно и нецелесообразно держать in-house. Та же история с электриками и специалистами по оценке рисков, которых мы привлекаем для обучения. 

В-третьих, суть корпорации – в сдержках и противовесах, взаимоотношениях, которые не всегда позволяют докопаться до сути проблемы и назвать ее своим именем. Мы не зависим от внутрикорпоративных раскладов, что помогает результативности аудитов и консультаций. 

Глядя на наш подход к решению проблем, мне сложно представить рождение таких продуктов внутри компании. 

Иногда возникает ощущение, что меры безопасности – последнее, о чем заботится украинский бизнес. Ты с этим согласен? 

Думаю, люди хотят быть хорошими. Но важно, чтобы и система работала так, чтобы им было выгодно быть хорошими. Крупные компании, особенно публичные, в целом чувствительны к безопасности, на уровне котировок. Это же не шахты-копанки. За ними тянутся и остальные. Хотя есть и структурные проблемы. 

Первое, что бросилось в глаза на встрече с героем — рюкзак: черный и массивный, который совсем не подходил к костюму. Так выглядит безопасность и ее профдеформация: Федор Сердюк старается не расставаться с аптечкой. Фото Николай Вдовенко для Forbes Украина

Первое, что бросилось в глаза на встрече с героем — рюкзак: черный и массивный, который совсем не подходил к костюму. Так выглядит безопасность и ее профдеформация: Федор Сердюк старается не расставаться с аптечкой. Фото Николай Вдовенко для Forbes Украина

И как решать эту проблему?

В Украине активы были построены не рыночным, а плановым методом. Если остановиться на технических решениях, идти к нулевой смертности придется десятилетиями. Нужно создавать современные, технологичные и экологичные активы, а не занашивать до дыр старые. А генеральным директорам брать ответственность не только за P&L, но и за безопасность.

Нужен stakeholder capitalism, взамен нашего, сломанного капитализма. С безопасностью, защитой в KPI. Самое главное – перестать верить, будто в Украины свой уникальный путь. Одна из хороших тактик – косплеить европейцев и американцев, потому что в плане безопасности у них получилось.

Чем вы занимаетесь кроме обучения оказывать первую помощь? 

FAST занимается обучением по оказанию первой помощи, пожарной безопасности и проектами по охране здоровья. Вместе с Prombezpeka FAST оказывает комплексные услуги по health, safety, environment (здоровье, промбезопасность, окружающая среда). Обучаем, аудируем и консультируем, помогаем внедрять инновации. Сопровождаем инвестиционные проекты. 

Обучение – это важный кусок работы. Учим организовывать и выполнять опасные работы, профессионально развиваем менеджеров на производстве.

В чем инновации?

Отсматриваем стартапы и собираем технологии, связанные с безопасностью. Например, программное обеспечение, которое позволяет превратить камеры в детектор опасного поведения. Или решения с компьютерным зрением. Мы начали эту практику недавно, у нас уже есть три клиента, самый именитый – украинский филиал зернотрейдера Bunge.

Кто ваши конкуренты?

Мы работаем в двух ключевых рынках Safety и Health. Health включает в себя первую помощь. Тут есть ряд достаточно развитых компаний: Центр специальной подготовки, САР, какие-то НГО, Красный Крест, которые могут предложить бизнесу обучение по оказанию первой помощи. Но даже все вместе мы обучаем крохотный процент населения Украины, вместо 10-20%, которые должны обучаться ежегодно.

А если сравнивать с западным рынком?

На тысячу километров западнее нашими конкурентами были бы E&Y, Dupont Safety Services, может быть Accenture — в контексте инноваций. Но это все большие ребята, у которых в Украине или нет представительства, или другой фокус.

Одним из первых клиентов был ТИС. Мы провели несколько сессий с руководством терминалов и дали им ответ на вопрос: «как сделать так, чтобы как можно дольше защищать людей от заболевания, а предприятие – от остановки и необоснованных расходов». Фото Николай Вдовенко для Forbes Украина

Одним из первых клиентов был ТИС. Мы провели несколько сессий с руководством терминалов и дали им ответ на вопрос: «как сделать так, чтобы как можно дольше защищать людей от заболевания, а предприятие – от остановки и необоснованных расходов». Фото Николай Вдовенко для Forbes Украина

Международные корпорации не заходят на украинский рынок безопасности потому, что у бизнеса недостаточно капитала?

Не только. В Украине деньги есть у энергетиков, горнодобывающих компаний, металлургов, транспортников. Тут скорее вопрос доверия и легкости ведения бизнеса. Capability крупных организаций у нас очень низкая. Я ездил на стажировку в США по программе Конгресса. Я видел, какое программное обеспечение используют полицейские участки, какую экипировку используют пожарные. 

Дело не только в бюджете, дело в свободе принимать решения на своем уровне. Мотивация государственного менеджера или менеджера крупной корпорации идти на риски, зная, что он может быть наказан, невысока. Ему куда проще делать вид, что он тяжело и усердно работает – не принимая в реальности никаких решений.

Какой портрет ваших основных клиентов?

Чем больше наемных людей, рисков и доверия, тем больше мы можем дать. С частными компаниями легче работать, чем с государственными. Желательно, чтобы компания разделяла рискоориентированный подход. 

Какую задачу вы перед собой ставите?

В ближайшее время – дать 10 крупнейшим частным промышленным компаниям страны все услуги, необходимые для успешной борьбы с предотвратимой смертностью. Например, проводим сейчас аудит и консалтинг по безопасности ведения ремонтных работ на Полтавском ГОК Ferrexpo – крупнейшего производителя железорудного окатыша.

Прибыль не разглашается, а выручка?

FAST не раскрывает выручку. Самый крупный из заключенных контрактов – 5 млн грн от УГВ, обучение оказания первой помощи. Практически полностью выполнили в 2020 году, из-за пандемии остались «последние штрихи». Обучаем 8000–9000 человек в год, в 2019-м 4000 из них были из УГВ.  

Материалы по теме

Сердюк через 10 лет?

Человек, у которого больше рычагов влияния на проблемы, которые его раздражают. Меня раздражает то, что люди сгорают на пожарах в школах и в учебных заведениях, но я ничего не могу с этим сделать. 

Ты сказал, что веришь в свободу. Во что ещё?

В то, что мир — это прекрасное место, и люди, на самом деле, хорошие, со стремлениями к добру. Вижу Украину только со справедливостью, защитой прав и свобод людей — это и есть в моем представлении Европа. 

Капитализм и безопасность труда? 

Невозможны друг без друга.

Ты – в кресле министра здравоохранения. Три первых действия?

Вакцинация и тесты. Нет ничего важнее. Реформа экстренной медицины. Теряем много людей зря. Реформа медицинского образования. Без этого нет будущего. 

Что тебя формировало и считаешь ли ты этот процесс завершенным? 

На человека влияют люди, с которыми он общается, работает, дружит. Семья, конечно. 

Волонтерство в армии показало, на что в действительности способны люди, следующие своим ценностям. 

Университет и юридическое образование отформатировали меня в хорошем смысле, научив находить решения сложных задач. Право развивает в тебе чувство справедливости, доказательность, которую потом ты эффективно применяешь в любых процессах. Греко-римская борьба научила: самое главное, когда встречаешь сопротивление, – сжать зубы и бороться. Бизнес, которым я стал заниматься раньше, чем получил аттестат зрелости. Всемирный экономический форум дал helicopter view. Я стал мечтать так, что дух захватывает.  

Мне нравится, когда люди поддерживают жизнь других людей до прибытия скорой вместо того, чтобы позволить им умереть. Фото Николай Вдовенко для Forbes Украина

Мне нравится, когда люди поддерживают жизнь других людей до прибытия скорой вместо того, чтобы позволить им умереть. Фото Николай Вдовенко для Forbes Украина

FAST занимается обучением оказывания первой помощи, пожарной безопасности и проектами по охране здоровья. Фото Николай Вдовенко для Forbes Украина

FAST занимается обучением оказывания первой помощи, пожарной безопасности и проектами по охране здоровья. Фото Николай Вдовенко для Forbes Украина

Федор Сердюк, сооснователь FAST, компании по обучению оказания первой помощи. Фото Николай Вдовенко для Forbes Украина

Федор Сердюк, сооснователь FAST, компании по обучению оказания первой помощи. Фото Николай Вдовенко для Forbes Украина

Предыдущий слайд
Следующий слайд

У тебя есть профдеформация?

Я – бизнесмен. В результате я всегда думаю о том, чем могу быть полезен человеку, который находится напротив меня. Этот problem solving – моя любимая деформация.

Первая помощь меняет человека очень сильно: чтобы стать экспертом, надо запачкать руки кровью. Это делает тебя более жестким, потому что понимание «я спас жизнь» всегда идет бок о бок с противоположным пониманием «еще минута и… » Люди спасательных специальностей должны уделять своему ментальному здоровью особое внимание.

И как ты справляешься?

Мужчина – это не обязательно молчаливый типаж вроде Клинта Иствуда или Жослена Бомона из фильма «Профессионал», который не ходит к психотерапевту и вывозит все сам. Я часто вижу, как в корпорациях выгорают люди и не думаю, что это правильно. Совершать трудовой подвиг можно и нужно, если у тебя есть предназначение, миссия или обстоятельства, но многие люди горят как астероиды в атмосфере, потому что не могут сказать «стоп» или прячутся в работе от важных вопросов. 

К сожалению, вместо развития мы в Украине занимаемся выживанием. Тушим пожары. Очень хотелось бы перейти к строительству. Это намного интереснее.

Как в тебе отображается Одесса? 

В Одессе легко научиться широко мечтать. Плюс Одесса очень маленькая: тут я научился ценить репутацию. Чтобы иметь таких клиентов как Метинвест и НАК нужно, чтобы эти люди тебе доверяли. Это достигается годами, а разрушается в один момент. Еще Одесса учит переключаться и громко развлекаться. 

Чем занимаешься кроме работы?

Люблю заниматься спортом – бегом, стрельбой, борьбой, боксом.

Большая цель или главный вызов? 

Если мечтать – было бы здорово создать некое подразделение, способное решать сложные задачи. Вроде предотвращения таких взрывов, как в порту Бейрута. Было бы хорошо иметь такой Task Force, который можно направить в любую страну мира. Из более приземленного – думаем наращивать услуги для эффективности производства. 

Материалы по теме
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый Forbes уже в продаже

Новый Forbes уже в продаже

Гид по инвестициям | 30 лет украинского бизнеса