Фото Netflix
Категория
Жизнь
Дата

Сериал «Игра в кальмара»— идеальная дофаминовая ловушка. Психотерапевт объясняет, как она устроена и почему проект стал популярным во всем мире

Фото Netflix

Два года назад кореец Чой Йонгсу (имя изменено) работал IT-инженером. Он решил оставить изнурительную работу и открыть ресторан. Йонгсу выбрал неподходящее время для открытия: канун пандемии. Ресторан обанкротился, а задолженность основателя по кредитам начала расти. Из-за высокого уровня безработицы мужчина был вынужден заняться доставкой еды и жить в хостеле с еще 30 людьми в комнате «чуть большей, чем гроб»

Главные материалы Forbes Ukraine. Раз в неделю на вашей почте.

Число людей с долговыми проблемами в Южной Корее растет экспоненциально, говорит The Guardian исполнительный директор Real Good Economic Research Institute Ли Ин-чел. Общая сумма долга рядовых корейцев превышает ВВП страны на 5%. Задолженность, которая разрушает жизни — совсем не уникальный случай для Южной Кореи. Сюжет непредсказуемо успешного корейского сериала «Игра в кальмара» служит этому доказательством.

По сценарию сериала 456 человек играют в детские игры на выживание. Победитель получит 4 5600 000 000 вон, или 3 8500 000 долларов. Проигравшие погибнут прямо во время игры. За редким исключением, участники состязаний — люди с огромными долгами. «Игры чрезвычайно просты и понятны. Это позволяет зрителям сосредоточиться на персонажах, а не отвлекаться на попытки толковать правила», — говорит создатель проекта Хван Дон-хек. 

Южнокорейский триллер стал самым популярным сериалом Netflix, собрав 111 000 000 поклонников менее чем за месяц. Спустя 10 дней появления на платформе сериал стал самым рейтинговым в 90 странах.  Доктор философии Бенс Нана объясняет популярность сериала тем, что современное общество обеспокоено социальным неравенством.

Корейские зрители могут ассоциировать себя с персонажами. Им знакомы как традиционные игры, так и ситуации, в которых оказались главные герои. Как «Игре в кальмара» удалось возглавить рейтинги еще 89 стран и получить беспрецедентное мировое признание? Forbes объяснил научный руководитель Института когнитивного моделирования и психотерапевт Спартак Суббота. 

Сериал «Игра в кальмара»— идеальная дофаминовая ловушка. Психотерапевт объясняет, как она устроена и почему проект стал популярным во всем мире /Фото 1

Фото Netflix

Акт проявления воли 

Персонажи «Игры в кальмара» могли самостоятельно принять решение: соглашаться на игру или нет. Они осознанно были готовы рискнуть собственной жизнью. Это – волевой акт. В других фильмах, созданных в жанрах выживания, мы часто этого не наблюдаем, подчеркивает Суббота. «Вспомните «Пилу» или «Голодные игры». В этих фильмах персонажей помещают в искусственно созданные условия», — говорит психотерапевт. Эта деталь важна, потому что зрителям нравится смотреть, как герои сериала принимают решения и выбирают свою судьбу. Еще один акт свободы в «Игре в кальмара» — участники могут проголосовать и остановить игру, если большинство выступит за это. Людей подкупает возможность проявить свободу воли в сложных условиях. 

Дофаминовая зависимость

Дофамин — это гормон, который отвечает за возможность получать удовольствие. Для его выделения даже не нужно проявлять активность — достаточно пассивного наблюдения за событиями на экране. Сюжет «Игры в кальмара» прост: его создатель акцентировал внимание на характерах героев, а не на играх и правилах. Основных персонажей семь, и несложно догадаться, что к концу сериала выживут либо все, либо большинство. «Из серии в серию зритель ожидает сложностей, но не тревожится слишком сильно: он понимает, кто выйдет в финал. Это провоцирует бОльшую выработку дофамина», — объясняет Суббота. 

Чем больше вероятности у мозга предугадать, что будет дальше, тем больше шансов получить удовольствие. Предсказуемость важна для нервной системы. Суббота проводит аналогию с другим популярным сериалом — «Игрой престолов». Это проект скорее «адреналового» типа, чем «дофаминового». Дело в непредсказуемости: зрителям «Игры престолов» непросто было предположить, что случится с персонажами в следующей серии или даже следующей сцене.  

Сериал «Игра в кальмара»— идеальная дофаминовая ловушка. Психотерапевт объясняет, как она устроена и почему проект стал популярным во всем мире /Фото 2

Фото Netflix

«Игра в кальмара» более очевиден, но при этом не лишен элемента неожиданности – конкурсов и личности человека, который стоит за игрой. Благодаря такой структуре сериала мозг видит что-то знакомое, но с неизвестными деталями, и стремится к разгадке. «Создатели дают людям пазл. Результат известен, картинка есть на коробке. А вот как его собрать – непонятно», — говорит Суббота.

О похожем явлении пишет директор по рынкам капитала инвестиционного банка Intersection Capital Орен Клафф в книге «Измените привычный сценарий» — прочесть ее в украинском переводе можно в издательстве Vivat. Клафф говорит о том, что сценаристы детективных шоу часто пишут сюжеты так, чтобы зритель догадался, кто убийца, еще до того, как это сделает протагонист. «Вы чувствуете себя умным, счастливым и влиятельным», — добавляет Клафф. Это вызывает зависимость от сериала. Отчасти «Игра в кальмара» работает по этому же принципу.

Сериал «Игра в кальмара»— идеальная дофаминовая ловушка. Психотерапевт объясняет, как она устроена и почему проект стал популярным во всем мире /Фото 3

Фото Netflix

Иллюзия контроля

«Игра в кальмара» — сериал, скорее влияющий на дофаминовую систему, но он задействует и адреналовую. Реалистичность сцен смерти с кровью, органами и мертвыми телами вызывает выработку адреналина. Суббота объясняет это тем, что людям нравится наблюдать за запретными вещами. «Мы интересуемся тем, что нам неизвестно, это увлекательно для нервной системы. Возможность разузнать что-то неизвестное создает иллюзию контроля», — говорит психотерапевт. 

Свой и чужой

Человеку важно быть причастными к сообществу, к группе людей. Потому наличие команд в «Игре в кальмара» тоже становится заманчивым. Зрители склонны причислять себя к одной из команд и болеть за любимых персонажей против всех остальных. Это — один из сохранившихся эволюционных механизмов: мы тем больше любим своих, чем больше недолюбливаем кого-то чужого. В «Игре в кальмара» есть откровенно неприятные персонажи: агрессивный гангстер Чан Док Су и навязчивая хитрая Хан Ми Нё. Испытывая антипатию к ним, зритель проникается большим расположением к главному герою.  

Материалы по теме

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине